Занавешенные картинки

Михаил Кузмин

Занавешенные картинки

Настоящее издание отпечатано в

Количестве трехсот семи экзем

пляров нумерованных I-VII и 1-300

Экз. I

АТЕНАИС.

Зовут красотку Атен_а_ис,

И так бровей залом высок

над глазом, что посажен наис

косок.

Задев за пуговицу пальчик,

недооткрыв любви магнит,

пред ней зарозмаринил мальчик

и спит.

Острятся перламутром ушки,

Другие книги автора Михаил Алексеевич Кузмин

Повесть "Крылья" стала для поэта, прозаика и переводчика Михаила Кузмина дебютом, сразу же обрела скандальную известность и до сих пор является едва ли не единственным классическим текстом русской литературы на тему гомосексуальной любви.

"Крылья" — "чудесные", по мнению поэта Александра Блока, некоторые сочли "отвратительной", "тошнотворной" и "патологической порнографией". За последнее десятилетие "Крылья" издаются всего лишь в третий раз. Первые издания разошлись мгновенно.

Художественная манера Михаила Алексеевича Кузмина (1872–1936) своеобразна, артистична, а творчество пронизано искренним поэтическим чувством, глубоко гуманистично: искусство, по мнению художника, «должно создаваться во имя любви, человечности и частного случая».

Михаил Кузмин

Форель разбивает лед

Стихи 1925-1928

I

501-515. ФОРЕЛЬ РАЗБИВАЕТ ЛЕД

А. Д. Радловой

1

ПЕРВОЕ ВСТУПЛЕНИЕ

Ручей стал лаком до льда:

Зимнее небо учит.

Леденцовые цепи

Ломко брянчат, как лютня.

Ударь, форель, проворней!

Тебе надоело ведь

Солнце аквамарином

И птиц скороходом - тень.

Чем круче сжимаешься

Звук резче, возврат дружбы.

Художественная манера Михаила Алексеевича Кузмина (1872–1936) своеобразна, артистична, а творчество пронизано искренним поэтическим чувством, глубоко гуманистично: искусство, по мнению художника, «должно создаваться во имя любви, человечности и частного случая».

«Путешествия сэра Джона Фирфакса» – как и более раннее произведение «Приключения Эме Лебефа» – написаны в традициях европейского «плутовского романа». Критика всегда отмечала фабульность, антипсихологизм и «двумерность» персонажей его прозаических произведений, и к названным романам это относится более всего.

Критическая проза М. Кузмина еще нуждается во внимательном рассмотрении и комментировании, включающем соотнесенность с контекстом всего творчества Кузмина и контекстом литературной жизни 1910 – 1920-х гг. В статьях еще более отчетливо, чем в поэзии, отразилось решительное намерение Кузмина стоять в стороне от литературных споров, не отдавая никакой дани групповым пристрастиям. Выдаваемый им за своего рода направление «эмоционализм» сам по себе является вызовом как по отношению к «большому стилю» символистов, так и к «формальному подходу». При общей цельности эстетических взглядов Кузмина можно заметить, что они меняются и развиваются по мере того, как те или иные явления становятся историей. Так, определенную эволюцию претерпевают взгляды Кузмина на искусство символическое, которое он в 20-е гг. осмысляет более широко и более позитивно, чем в статьях 10-х гг. Несомненно, что война 1914 г. усилила в нем его «франкофильство» и отрицание немецкой культуры как культуры «большого стиля». Более многогранно и гибко он оценивает в 20-е гг. Анатоля Франса как типичного представителя латинской культуры.

Мы предлагаем вниманию читателя несколько статей разных периодов, отчасти собранных в сборнике «Условности». Остальные статьи – из различных альманахов, журналов и сборников

Критическая проза М. Кузмина еще нуждается во внимательном рассмотрении и комментировании, включающем соотнесенность с контекстом всего творчества Кузмина и контекстом литературной жизни 1910 – 1920-х гг. В статьях еще более отчетливо, чем в поэзии, отразилось решительное намерение Кузмина стоять в стороне от литературных споров, не отдавая никакой дани групповым пристрастиям. Выдаваемый им за своего рода направление «эмоционализм» сам по себе является вызовом как по отношению к «большому стилю» символистов, так и к «формальному подходу». При общей цельности эстетических взглядов Кузмина можно заметить, что они меняются и развиваются по мере того, как те или иные явления становятся историей. Так, определенную эволюцию претерпевают взгляды Кузмина на искусство символическое, которое он в 20-е гг. осмысляет более широко и более позитивно, чем в статьях 10-х гг. Несомненно, что война 1914 г. усилила в нем его «франкофильство» и отрицание немецкой культуры как культуры «большого стиля». Более многогранно и гибко он оценивает в 20-е гг. Анатоля Франса как типичного представителя латинской культуры.

Мы предлагаем вниманию читателя несколько статей разных периодов, отчасти собранных в сборнике «Условности». Остальные статьи – из различных альманахов, журналов и сборников

Художественная манера Михаила Алексеевича Кузмина (1872–1936) своеобразна, артистична, а творчество пронизано искренним поэтическим чувством, глубоко гуманистично: искусство, по мнению художника, «должно создаваться во имя любви, человечности и частного случая».

В данном произведении Кузмин пересказывает эпизод из жития самарянки Евдокии родом из города Илиополя Финикии Ливанской. Она долго вела греховную жизнь; толчком к покаянию явилась услышанная ею молитва старца Германа. Евдокия удалилась в монастырь. Эпизод с языческим юношей Филостратом также упоминается в житии.

Слово «комедия» автор употребляет в старинном значении «сценической игры», а не сатирико-юмористической пьесы.

Дневник Михаила Алексеевича Кузмина принадлежит к числу тех явлений в истории русской культуры, о которых долгое время складывались легенды и о которых даже сейчас мы знаем далеко не всё. Многие современники автора слышали чтение разных фрагментов и восхищались услышанным (но бывало, что и негодовали). После того как дневник был куплен Гослитмузеем, на долгие годы он оказался практически выведен из обращения, хотя формально никогда не находился в архивном «спецхране», и немногие допущенные к чтению исследователи почти никогда не могли представить себе текст во всей его целостности.

Первая полная публикация сохранившегося в РГАЛИ текста позволяет не только проникнуть в смысловую структуру произведений писателя, выявить круг его художественных и частных интересов, но и в известной степени дополняет наши представления об облике эпохи.

Популярные книги в жанре Поэзия: прочее

Творчество Александра Кондgратьева (1876-1967) объединено одним главным мотивом - любовью к древности. Входя в мир этой книги, мы попадаем в ирреальное, мифологическое пространство древних богов и демонических существ, тончайшими нитями связанных с жизнью XX века. Озабоченные и обремененные современностью, мы испытываем сладкое чувство соединения с прекрасным, окунаясь в мир человеческой культуры.

Составитель и автор предисловия сборника - Вадим Крейд, профессор славистики Айовского университета США, исследователь русской эмигрантской поэзии. Раздел "Стихи разных лет" составлен из публикаций в интернете и в бумажном издании отсутствует.

После распада коммунистической диктатуры, которая свирепствовала свыше семидесяти лет в СССР, в эпоху “дерьмократии” в России, как “дамоклов меч” довлел принцип господства ИДЕОЛОГИИ как основы государства.

Под патронажем жадного проходимца и пройдохи Гундяева в постсоветской России правдами и неправдами властью навязывалась согражданам идеология православия Московской патриархии.

Настоящая “Повесть о любви сектантской” написана поэтом как раз в этот период.

Данная электронная книга разделена на три раздела:

в первом разделе книги – “Повесть о любви сектантской”;

во втором разделе книги собраны стихотворения поэта гражданской тематики, отвергающие всяческую диктатуру ИДЕОЛОГИЙ;

в третьем разделе книги цитируется текст открытого письма поэта к президенту Российской Федерации, где поэт наивно пытается предложить цивилизованный путь развития в России. А также приводится отрывок (зачин) “Романа о вере, надежде, любви”. 

Хакасским Есениным называют на Родине Кыштымова. Красота природы Хакасии сформировала поэтический мир Анатолия, он с детства был воспитан гармонией природы. Доверительная интонация лирики Кыштымова заставляет читателя вновь и вновь возвращаться к его стихам.

Предельно обнаженные, невероятно энергетически насыщенные стихи Короля поэтов Дмитрия Воденникова стали неотъемлемой частью облика нулевых годов нового тысячелетия. Кроме всем известных и неизменно всплывающих в памяти текстов, в книгу включены новые стихотворения и цикл «Книга рун».

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Сергей Кузнечихин

ОЖИДАНИЕ ПРИНЦЕССЫ

cказка

Наверное, и туман был не случаен.

Мужчина знал, что в распадке течет красивая сильная река, и сразу за ней поднимается лесистая гора, но спрятанные в густом белом месиве, они как бы исчезли, вселяя зрению неуверенность - всегда были и вдруг не стало.

Камень, брошенный вниз, пропал из виду, но все-таки было слышно, как он покатился по галечной осыпи.

Совсем рядом треснула ветка.

Сергей Кузнечихин

СТИХИ

* * *

Непонятно. Очень часто Ни с того и ни с сего Вдруг покажется Стучатся. Дверь откроешь Никого. Что такое? Что за мука? Вот уже в который раз Выйдешь Ни души, ни звука, Только холодом обдаст.

(поэтический сборник "Соседи")

-------------------------------------------------------------------------------

Серый день.

День, как большой домашний пёс, Разлёгся сыто и лениво. Семейство сереньких берёз Расположилось у залива.

Сергей Кузнечихин

ВИЗИГА

Дружок у меня был. Хороший парень, душа-человек, правда, прихвастнуть любил. Но кто же обращает внимание на мелкие недостатки друзей? Он жил в Красноярске, а я на Севере. И вот получаю письмо. На свадьбу приглашает и просит привезти осетра. Пылил перед невестой. Никчемное, конечно, занятие, но если просит - значит надо.

А достать осетра на Севере не так-то просто. Мало ли что рядом плавает пойди, поймай. Здесь и умение требуется и снасти, и смелость. Ты его ловишь. Тебя - другие изловить норовят. Купить безопаснее. Вопрос - где? Это же провинция, а не столица. У браконьеров? Тоже не у всех бывает, да и не всякому продадут. К тому же рыбина нужна не по кускам, а целиком, во всей красе, чтобы глянула невеста и обомлела. Но если у тебя к ста рублям и друзей сотня наберется, можно достать не только осетра.

Сергей Кузнечихин

ЗАКОН ДЖОУЛЯ-ЛЕНЦА

Минут за двадцать до открытия к пивному бару подошел грузный старик в мятом полотняном костюме. Какой-то невзрачный человечек поздоровался с ним, но старик не ответил. Встал в сторонку и молча ждал. Его большое лицо с тонкими губами было неподвижно и задумчиво. Оно не оживилось даже когда за дверью застучал засов. Переждав толкучку, он спустился в полуподвальный зал, миновал несколько свободных столиков и подсел к молодому, лет тридцати, мужчине.