Заметка о коллекционировании книг

В седьмой том вошел роман "Гидеон Плениш" в переводе Е. Калашниковой и М. Лорие и статьи.

Отрывок из произведения:

Вспоминая о временах сорокалетней давности, когда мне было десять лет, я все еще ясно вижу каждый том из тех трехсот или четырехсот книг, которые составляли библиотеку моего отца, провинциального врача; помимо этих трехсот — четырехсот книг, там были еще таинственные, в кожаных переплетах кладези медицинских тайн с цветными картинками, изображавшими устрашающие подробности человеческих внутренностей, и когда доктор уезжал по вызову, я тайком приводил своих приятелей в библиотеку, чтобы они смотрели на эти картинки и содрогались от ужаса. Там были подарочные новогодние издания романов в переплетах с фальшивой позолотой; потрепанная энциклопедия в одном томе с крохотными иллюстрациями, «Маяки истории» и «Путеводитель по библии»; я до сих пор не могу понять, как эта книга оказалась в доме, где все, что говорил о библейской истории священник в черной сутане, воспринималось на веру, как непререкаемая истина.

Рекомендуем почитать

В седьмой том вошел роман "Гидеон Плениш" в переводе Е. Калашниковой и М. Лорие и статьи.

В седьмой том вошел роман "Гидеон Плениш" в переводе Е. Калашниковой и М. Лорие и статьи.

В шестой том Собрания сочинений вошел роман "У нас это невозможно" в переводе З. Выгодской и различные статьи Синклера Льюиса.

В шестой том Собрания сочинений вошел роман "У нас это невозможно" в переводе З. Выгодской и различные статьи Синклера Льюиса.

В седьмой том вошел роман "Гидеон Плениш" в переводе Е. Калашниковой и М. Лорие и статьи.

В седьмой том вошел роман "Гидеон Плениш" в переводе Е. Калашниковой и М. Лорие и статьи.

В шестой том Собрания сочинений вошел роман "У нас это невозможно" в переводе З. Выгодской и различные статьи Синклера Льюиса.

В седьмой том вошел роман "Гидеон Плениш" в переводе Е. Калашниковой и М. Лорие и статьи.

Другие книги автора Синклер Льюис

В романе «У нас это невозможно» (1935) известный американский писатель, лауреат Нобелевской премии Синклер Льюис (1885—1951) обличает фашизм. Ситуация вымышленная, но близкая к реальной жизни США в 1930-е годы: что могло бы произойти, если бы к власти пришли фашисты.

В шестой том Собрания сочинений вошел роман «У нас это невозможно» в переводе З. Выгодской и различные статьи Синклера Льюиса.

Синклер Льюис (1885—1951) — знаменитый американский писатель, получивший Нобелевскую премию в 1930 г. «за мощное и выразительное искусство повествования и за редкое умение с сатирой и юмором создавать новые типы и характеры». В том включен один из лучших романов писателя, в центре которого — личная судьба и научная деятельность одаренного врача-бактериолога Мартина Эроусмита. По признанию автора, это его «любимая книга», в которой «больше жизни и движения», чем в других его романах. Печатается также Нобелевская речь писателя.

В седьмой том вошел роман "Гидеон Плениш" в переводе Е. Калашниковой и М. Лорие и статьи.

Мистер Блингхем, чтоб ему жариться на вечном огне, был помощником казначея в компании «Деликатес». Он ехал из Нью-Йорка в Уиннепег в сопровождении своей жены и препротивной дочки. Разумеется, истых нью-йоркцев только деловые надобности могли заманить в такую глушь, и все, что лежит западнее штата Пенсильвания, вызывало у них презрительное фырканье. Они потешались над тем, что Чикаго посмел завести у себя небоскребы и что Мэдисон претендует на звание университетского города, а при въезде в Миннесоту, увидя плакат, рекламирующий «Десять Тысяч Озер», даже остановили машину и завопили от восторга.

Романы "Бэббит" и "Эроусмит", публикуемые в этой книге, широко признаны как лучшие произведения Синклера Льюиса (1885–1951). Они в бескомпромиссно критическом свете показывают то, что принято называть "американским образом жизни".

Перевод Р. Райт-Ковалевой и Н. Вольпин.

Вступительная статья Т. Мотылевой.

Примечания Б. Гиленсона.

Иллюстрации Е. Шукаева.

В заключительный, девятый, том вошли рассказы "Вещи", "Скорость", "Котенок и звезды", "Возница", "Письмо королевы", "Поезжай в Европу, сын мой!", "Земля", "Давайте играть в королей" (перевод Г. Островской, И. Бернштейн, И. Воскресенского, А. Ширяевой и И. Гуровой) и роман "Капкан" в переводе М. Кан.

В восьмой том Собрания сочинений вошел роман "Кингсблад, потомок королей" в переводе Е. Калашниковой и М. Лорие и рассказы "Призрачный страж", "Юный Кнут Аксельброд", "Ивовая аллея", "Мотыльки в свете уличных фонарей" и "Похищенная процессия" (перевод Н. Высоцкой, А. Ширяевой, М. Литвиновой, Л. Поляковой и И. Гуровой).

Популярные книги в жанре Публицистика

Иван Мак

Машина Времени. Фантазии и Реальность

Существует ли будущее?

Безусловно - да. Будущее существует. В нем существуют люди. Для них многое, что мы считаем фантастикой, таковой не является.

Существует ли машина времени? В нашем реальном понимании нет. Hо существует ли она в будущем?

Вполне возможно. Что в этом случае мешает осуществлению путешествия во времени? Ответ может показаться фантастическим. Да, он именно таков, потому что мешает этому - HАШЕ HЕВЕРИЕ.

СЛОБОДАH МИЛОШЕВИЧ

HАТО УМРЕТ, КОГДА ВЗОЙДЕТ РУССКОЕ СОЛHЦЕ

Сегодня самая большая, самая свирепая в мире военная машинаСША и девятнадцати свехоснащенных европейских стран набросиласьна нашу Сербию. История повторяется. В первую мировую войну мы стали жертвой агрессии со стороны Австро-Венгриии. Во вторую мировую войну на нас напал Гитлер. И оба раза мы сражались и победили. ВСербии за последнее столетие не было поколения, которое бы не сражалось, не проливало свою кровь за свободу Отечества... Сегодня враг прорывается к нам с неба... Они бьют нас издалека. Оттуда, где мы можем их достать... Они называют это "войной без риска". Американские пилоты в кабинах тяжелых самолетов где-то далеко от Сербии пускают свои ракеты, разворачиваются и уходят на базу еще до того, как ракеты долетают до нашей территории. Конечно, эти летчики ничем не рискуют. Однако человек, который уничтожает свою жертву ничем не рискуя, не может называться воином - он палач... И все равно за первые же двадцать дней войны мы сбили сорок два их самолета и сто девятнадцать крылатых ракет. Мы готовимся к наземной операции. Мы даже ждем ее. Во время этойоперации HАТО должно подойти к нам на расстояние выстрела. Тогда мы ихдостанем... Как только они подойдут к нам, мы их будем убивать. Сегодня, как и пятьдесят лет назад, наша сила в том, что мы сражаемся на своей территории с противником, который пришел издалека. И мы станем уничтожать его на пороге своих домов. Враг будет опрокинут и побежден... Каждый народ обязан защищать свою свободу. Исторический опыт говорит: свобода не достается даром. Свобода завоевывается. За нее проливается кровь. "Hовый мировой порядок", созданной американцами, пытается подчинить себе весь мир, весь земной шар. В Вашингтоне сегодня поселиласьдревняя идея мирового господства. Сегодня атакуют нас - завтра будет атакован другой народ. Здесь рубеж обороны, на котором борется не только Сербия, но и весь свободный мир... Я думаю, что военный блок HАТО умрет здесь, в Югославии. Сейчас HАТО отмечает пятьдесят лет своего существования, но он будет ознаменован их трауром и позором. Американцы думали, что в первые же ни бомбардировок мы поднимем белый флаг и уступим им Косово. Они надеялись на то, что мы испугаемся... Hо мы не отдадим Косово! Это маленькая территория, но на ней находитсяпять тысяч сербских православных церквей! В Косово - резиденция нашегоПатриарха. Hа что надеялось HАТО? Hа то, что мы просто так возьмем и сдадим им наши святыни? Когда на этой территории жили наши деды и прадеды, там не было ни одного албанца. Сегодня лишь одна треть населения Косова является сербами. Hо то, что албанцы размножились с такой скоростью, не дает им права отторгать нашу святыню - Косово... Помощь, которую оказывает нам Россия - неоценима. Громадные дипломатические усилия, которые предпринимает Россия, мы очень ценим. Hо одновременно с моральной поддержкой нам нужна другая помощь - прежде всего, военно-техническая. Мы хотим получить ее как можно скорее, пока агрессор не нанес нам невосполнимый, необратимый ущерб... Каждый серб смотрит с надеждой на восток, туда где восходит русское солнце... Русские добровольцы уже сражались за свободу Сербии в 1992 году. Русские солдаты сражались за свободу Югославии в 1944-45 году. Русские воины находили в Сербии всегда самый теплый, самый духовный, самый любовный прием. Когда после гражданской войны разгромленная белая амия во главе с Врангелем пришла сюда, мы открыли им свои двери. Мы дали им хлеб и кров. Помогли основать свои школы и храмы. Русские всегда были желанными гостями в нашем доме. Русские добровольцы могут рассчитывать на любовь нашего народа и нашей армии. В свое время вы, русские, вели освободительную Отечественную войну. Сегодня мы, сербы, ведем свою Отечественную войну. Уверяю вас - у нас не будет предателей. Сербы не поднимут перед натовцами белых флагов!

К. Милов

Послесловие к сборнику "Снежный август"

Сибирская фантастика зародилась давно, еще до революции появлялись первые фантастические рассказы Петра Драверта, а в первые годы Советской власти была опубликована повесть Вивиана Итина "Страна Гонгури", изображавшая нового человека и новое общество. Авторы двадцатых - тридцатых годов могли лишь мечтать - наши современники видят, как осуществляется задуманное когда-то, как действительность сегодня зачастую обгоняет самую смелую фантазию прошлого.

Григорий Мишкевич

ТРИ ЧАСА У ВЕЛИКОГО ФАНТАСТА

В конце июля 1934 года английский писатель Герберт Уэллс приехал в Ленинград, где провел несколько дней. До этого он путешествовал по стране, побывал, в частности, на Днепрогэсе, присутствовал на физкультурном параде на Красной площади в Москве. Известно также, что английский романист беседовал с И. В. Сталиным, Максимом Горьким, встречался с советскими учеными, писателями, деятелями искусств.

Игорь МОТЯШОВ

У ИСТОКОВ НОВОГО СОЗНАНИЯ

Вступительная статья

к роману Г. Маркова "Сибирь"

Георгий Марков сибиряк не только по рождению. В Сибири, в семье потомственного таежника - охотника и хлебороба - прошли его детство и юность. Здесь он был на комсомольской и журналистской работе. Здесь началась и многие годы продолжалась его литературная и общественная деятельность.

Закономерно, что все, написанное Г. Марковым, сюжетно, тематически, проблемно связано с Сибирью - с ее природой и бытом, с первопроходческими и правдоборческими традициями сибиряков, с теми человеческими отношениями, которые складываются в ходе "обживания" Сибири, освоения ее природных богатств, развития ее промышленности, земледелия, культуры, с той особой ролью, какую отвела история этому краю в преобразующей работе народа, строящего небывалое в мире общество.

Игорь МОТЯШОВ

Восхождение к себе

Предисловие

(к сборнику А. Лиханова "Последние холода")

Альберт Лиханов принадлежит к тем писателям старшего поколения, чьи книги, написанные для читателей минувшей советской эпохи, кажутся обращенными и к вам - жителям совершенно иного государства.

"Чистые камушки", "Лабиринт", "Обман", "Голгофа", "Благие намерения", "Высшая мера", "Солнечное затмение", повествовательный цикл о младшекласснике Коле, переход которого из детства в отрочество совпал с годами Великой Отечественной войны. Другие произведения писателя могут быть интересны и без дополнительных разъяснений понятны вам, как были интересны и понятны вашим родителям в их юные годы. Прежде всего потому, что рассказывают о самом главном и существенном в жизни людей. О том, что свойственно человеку всегда, независимо от того, какого цвета флаги развеваются над правительственными зданиями, какие слова говорятся с митинговых трибун и экранов телевизоров.

В.Мухин

Идея этой маленькой статьи родилась у меня после прочтения нескольких номеров "Компьютерры", а именно статьи Е. Козловского "Мелкий глоток яблочного сока" и его же рассказа о путешествии в Америку на "Macworld Expo".

Гуся - это мой компьютер Макинтош, а яблок на нем насчитывается целых три штуки: Одно на системном блоке, другое на мониторе и третье в левом верхнем углу экрана этого самого монитора.

Хорошо понимая, что я не смогу рассказать о всех прелестях работы на нем, я не буду устраивать "ликбез" или петь "гимн" моему компьютеру и фирме Apple в целом.

Вера Hикитина

1998-й - Год Кризиса... очередного?

Hет сомнения, что уходящий год в общественном мнении оценивается как тяжелый, кризисный. Hо в известном смысле кризис может считаться постоянным состоянием нашей страны за последнее десятилетие, да и само слово "кризис" стало таким привычным в нашем словаре. Кажется, что ни год - то новый кризис, если не финансовый, то политический, если не политический, то экономический, если не экономический, то государственный... В течение вот уже 11 лет - начиная с 1988 года - ВЦИОМ регулярно проводит исследования "Итоги года", в рамках которого россияне оценивали год уходящий в сравнении с предыдущим. Все опросы проводились по выборке, репрезентирующей взрослое сельское и городское население России. Вот, как отвечали опрошенные на вопрос:

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Грейс Металиус «Пейтон-Плейс» — роман удостоен звания «Бестселлер всех времен».

«Грейс Металиус — молодая домохозяйка в голубых джинсах, сочинившая самый спорный в Америке роман.

…Пейтон-Плейс — большой бестселлер о маленьком городке США. Его проклинали, запрещали и прославляли, как самое экстраординарное открытие последних лет.

Пейтон-Плейс достаточно велик (население 3.675 человек), чтобы иметь свои плохие и хорошие стороны. И достаточно мал (население 3.675 человек), чтобы иметь городской чулан, полный скандальных историй. В городе существует строжайший моральный кодекс, но если вы живете в нем достаточно долго, вы понимаете, что определенные люди сами устанавливают для себя правила поведения».

Мы решили написать детектив.

Но мы — сатирики, и у нас получилась пародия на детектив, а точнее даже сатирическая повесть.

Жил — был юноша. Умный, красивый, успешный, целеустремленный. В меру удачливый, и, как и каждый на земле, мечтал об одном — найти счастье. Достигались немыслимые вершины, завоёвывались новые горизонты, приобретались бренды, но счастья как не было, так и не появлялось.

Человек менял место жительства, обзаводился новыми связями, появлялись новые увлечения, но в новом городе приобретались те же самые проблемы, но жили они на улицах с новыми названиями и людьми с другими именами, но не были хоть сколько- нибудь отличны от прежних.

Мягкий снег, искристый и такой воздушный, сделал город сказочным и каким-то нереально красивым. Слепящие рекламки предлагали небывалые скидки, разноцветные плакаты и всё-всё кричало: «спешите купить счастье сегодня, ведь скоро Новый Год». Конечно, можно поддаться призывной рекламе и приобрести десятую кофточку, а, обновившись — понять, что старые проблемы никуда не исчезли. Но! Грустные мысли — прочь. Лёгкий мороз, тёмный вечер, закрашенный сияньем звёзд, и неизменное ожидание чуда, которое не может ни произойти, если в него искренне верить.