Законопослушный гражданин

Околополитические рассказы разных лет. Присутствует ненормативная лексика.

Отрывок из произведения:

«Президент РФ Владимир Путин выразил недовольство качеством жилищно-коммунальных услуг в стране, выступая на конференции ОНФ в четверг. Он признался, что даже у него иногда течет из крана ржавая вода».

–Я очень давно уринотерапией занимаюсь, – жизнерадостный Фантомас не обращал внимания на улыбки зрителей.

–Поначалу даже жене не говорил – она скептик большой. Действительно, человека, который не понимает механизма, как это действует, как это можно от чего-то излечиться с помощью приема мочи, которая выбрасывается на самом деле, трудно убедить словами.

Другие книги автора Владлен Валерьевич Щербаков

В. В. ЩЕРБАКОВ

Спасение

неизбежно

Альтернативная история

Октябрь 2012

УДК 82-3

ББК 84

Щ 61

Щербаков В. В.

Спасение неизбежно. Самара: ООО «Издательство Ас Гард», Щ 61 2011. 316 с.

ISBN 978-5-4259-0090-6

20 лет новой России. 20 лет подмены ориентиров и понятий. За

одно поколение империя превратилась в страну третьего мира.

Еще через 20 лет рожденные в СССР будут умирать нищими

В. В. ЩЕРБАКОВ

Спасение

неизбежно

Альтернативная история

Октябрь 2012

УДК 82-3

ББК 84

Щ 61

Щербаков В. В.

Спасение неизбежно. Самара: ООО «Издательство Ас Гард», Щ 61 2011. 338 с.

ISBN 978-5-4259-0090-6

20 лет новой России. 20 лет подмены ориентиров и понятий. За

одно поколение империя превратилась в страну третьего мира.

Еще через 20 лет рожденные в СССР будут умирать нищими

Чьи-то сильные руки вытаскивали его из машины. Сверху донеслось:

- Потерпи, дорогой.

Дмитрий поднял глаза, увидел марлевую повязку, темные глаза, сдвинутые брови, белую шапочку. Врач или санитар тащил его под руки. Странно, но Дмитрий ничего не чувствовал, ни боли, ни страха. Он посмотрел вперед, увидел еще одного человека в белом халате, который держал его за ноги. За спиной медика горела «десятка». В темноте ночи пламя лизало металл красными, желтыми, синими, белыми языками. Огонь высвечивал столб, покореженный капот, двери с разбитыми стеклами, спинки сидений.

Рабство никто не отменял. «Жить в обществе и быть свободным от общества невозможно!» – говорил великий вождь. Рабам системы посвящается.

В кабинете начальника отдела полиции несмело рассаживается дежурная смена. Майор Зайсунцев бодр и свеж, глаза навыкате сверкают – начальник плотоядно рассматривает овощной набор. К 8 часам утра кроме как овощами дежурный наряд не назовешь. Ночью никто не спал, стараясь выполнить начальственные требования по оформлению «баранок»: рапорта, опросы, справки, планы первоначальных ОРМ. Всю ночь опера и следователи скрипели ручками и стучали по клавиатуре, набивая уголовные дела бумагой. Бумага превращалась в документы, судя по которым дежурная смена сделала чуть больше чем могла для раскрытия очередного преступления, но установить виновного все же не смогла. Теперь уставшим потным полицейским предстояло напрячь опухшие головы и найти слова оправдания.

Снежная крупа полировала стылый асфальт, забиваясь в трещины, обметая бордюры. Большой город забылся в коротком сне, ночные дороги свободны. Под желтое мигание светофоров по шоссе мчался большой внедорожник. Двое мужчин средних лет молча смотрели в лобовое стекло. Очередной поворот, и показалось здание с неоновыми буквами на крыше «Центральный автовокзал». Первый этаж светился, как аквариум, над дверьми табло меняло показания время и температуры. Красные светодиоды перезажглись с «01-58» на «-05». На перроне два автобуса с грязными бортами, зато на парковке блестели желтыми боками с десяток такси. Клекоча шипами, на парковку въехал черный Рэнж Ровер.

Современная проза, Контркультура

Популярные книги в жанре Альтернативная история

5-я история про адмирала Тинга

В основу сюжета легла старинная легенда, дошедшая до нас из далекого средневековья. Но автор этих строк позволил себе достаточно вольно трактовать исторические события и образ жизни той эпохи, создав своеобразное ассорти из культур многих эпох и народностей, облагороженный и вымышленный мир, стилизованный под позднее средневековье.

2003 год, Петроград, на троне царь Николай III. Но законно ли его право на престол? Нет, считает потомок самого загадочного из русских царей, Александра I.

Свободная фантазия на тему альтернативно-современной России, в которой главному герою, кентавру-пролетарию по рождению, приходится по заданию спецслужб стать двойником Императора, чтобы спасти того от коварного покушения крокодилом.

Тяжёлая взвесь белой ночи цвета и запаха несвежих простыней, влажная и душная, как опостылевшие объятия, обволакивала, проникала всюду, парализовывала, отражала меня и оттого была неприятна. Никаких возвышенных мыслей не рождалось внутри, и невозможно было найти достойных слов описать это возлюбленное всеми явление природы, характерное для Петербурга в середине июня, никаких желаний, никаких чувств, кроме головной боли и жажды. Взгляд рылся в сумерках углов неприбранной равнодушной комнаты, натыкаясь на мебельные тела, грязную посуду, разбросанные повсюду, исписанные какой–то чушью листы примятой бумаги. Наконец это вызвало тошнотворное головокружение и усилило великую сушь истерзанного накануне нутра. Две на четверть недопитые бутылки сухого красного пыльно и отрешённо поблескивали из–за ножки стола, как будто имели разум и могли понять свою несостоятельность – я никогда не допивала последних глотков – в них нет ничего, кроме паскудной взвеси горьковато–терпкого осадка в подкисающем наполнителе. Неопрятная надменность бутылочного стекла раздражала, но в тоже время побуждала к действию, и за это я была ей благодарна. Требовалось некоторое время и усилие для сборки разбросанного по дивану тела, части которого сопротивлялись согласованности движений. Это злило, но сил придавало.

Книга А.И. Нотина "Исход" посвящена событиям, которые происходят в России в 20-х годах нынешнего века. Главные действующие лица — обитатели православного укрепрайона, выжившие в тяжелейшей обстановке, образовавшейся после массового исхода людей из разрушенных гражданской смутой мегаполисов. Нестроения, которые зарождались в России на рубеже второго и третьего тысячелетий, привели страну к системному общественному коллапсу, ибо люди так и не пожелали жить по нравственным законам, безвольно плывя по мутному течению очередного мирового эксперимента — богоборческой глобализации.

События выписаны ярко, чётко, в деталях, но в отличие от ужасов антиутопии "1984" английского фантаста Оруэлла автор "Исхода" не заостряется на изображении насилия, крови и смерти. Он ищет выход из тисков тотальной смуты — и находит его в утверждении нового образа жизни, основанного на православной святоотеческой духовности. Сюжет книги тесно переплетается с актуальнейшими духовными рассуждениями героев. Автор внимательно и глубоко рассматривает внутренние движения души человека, находящегося в экстремальных ситуациях, вскрывает корни его многоразличных искушений и соблазнов, и делает это с позиций Святого православия.

Книга читается на одном дыхании, в ней нет ни уныния, ни фатализма. Напротив, ощущаются неподдельная любовь автора к людям, его искренняя забота о подрастающем поколении, которому он в доступной и увлекательной форме раскрывает основные законы духовной жизни. С их помощью и происходит преображение героев книги — через их личное обращение к Богу Живому в умерщвляющем всё и вся огне Третьей мировой войны.

Книга обладает не только художественными достоинствами и прекрасным лёгким стилем. Она — практическое духовное пособие для всех, кто только-только желает начать духовную брань за освобождение от действия греха и через это изменить не только себя, но и окружающую жизнь, какой бы проблемной она ни была.

Протоиерей Михаил ХОДАНОВ,

член Союза писателей России

Небесам уже снились дожди. Близился к концу сезон охоты за листьями. Охотники промышляли уже не только в загородных парках, но и в самом центре. Во дворе под кленами мелюзга сражалась за ясные полузвёзды для школьных гербариев. Самые отчаянные охотницы – конечно мамы. Иная запросто могла влезть на верхушку, одёргивая юбочку, чтобы сорвать вожделенный осколок солнца для любимого чада. Иногда какая-нибудь мамаша приводила папашу. Тот, виновато оглядываясь, обхватывал дерево и тряс его, краснощёкие отпрыски с боевым кличем бросались под огненный обстрел.

Киберпанк. Император Август, генерал Власов, Вольф Мессинг и другие, все вместе — гремучая смесь…

Кровь у всех красная

Наступала зима, и ночи похолодали. Она прижалась поближе к его тёплому телу – выпирающий животик мешал. Совсем скоро малыш появится на свет.

– Ой! – вскрикнула она и прижала его ладонь к своему боку. – Пинается!

Он улыбнулся и нежно погладил её живот.

– Наверно, ему там уже тесновато.

– Мне страшно… – прошептала она ему на ухо.

Его пальцы скользнули вверх и взъерошили её волосы.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Мадемуазель Мария Башкирцева скончалась от туберкулеза в двадцать пять лет, прожив короткую, но очень яркую жизнь. Она была необыкновенно одаренной девушкой: замечательно пела, свободно говорила на нескольких европейских языках, серьезно занималась живописью, дружила с выдающимися людьми своей эпохи – Эмилем Золя, Ги де Мопассаном. Картины Башкирцевой выставлены в Третьяковской галерее, Русском музее, а также в галереях Амстердама, Парижа и Ниццы.

С десяти лет Муся, как называли Башкирцеву ее близкие, жила в Европе, преимущественно в Париже. Дневниковые записи девушка вела на французском языке с двенадцати лет, и они являются уникальным психологическим документом становления личности, а также иллюстрируют яркий литературный талант автора. В дневнике перед читателем предстает очень талантливая, романтичная, умная, сильная, но при этом тщеславная и своевольная девушка.

Дневник Башкирцевой издан посмертно, переведен на многие европейские языки, именно Марии Башкирцевой посвятила свой первый поэтический сборник Марина Цветаева, а Ги де Мопассан так сказал о Марии: «Это была единственная роза в моей жизни…»

«Сжечь мосты» – повесть о судьбе молодого человека Алексея, взросление и возмужание которого пришлись на яростные девяностые, о цепи ошибок, приведших его в криминальный мир. Эта книга о том, что отец не может смириться с потерей сына и много лет разыскивает его, не в силах поверить в то, что Алексея уже больше нет.

Рассказ о путешествии капитана Александра на остров Мория, о необыкновенной жизни и подвигах Великого Федерального Канцлера этого острова, несгибаемого государственника, магистра юридических и богословских наук, профессора боевых искусств стиля Нельзя, простого парня с рабочих окраин, «великого и ужасного» Ганса ГАНСа, о жизни его Братанов, четких пацанов кооператива «Лужа», о жизни пастуха бездны Симона Рыбака, чернеца Световида-воина, а также о жизни прекрасной Беллы Кулы, вновь явленной нам божественной Мории.

Рассказ о путешествии капитана Александра на остров Мория, о необыкновенной жизни и подвигах Великого Федерального Канцлера этого острова, несгибаемого государственника, магистра юридических и богословских наук, профессора боевых искусств стиля Нельзя, простого парня с рабочих окраин, «великого и ужасного» Ганса ГАНСа, о жизни его Братанов, четких пацанов кооператива «Лужа», о жизни пастуха бездны Симона Рыбака, чернеца Световида-воина, а также о жизни прекрасной Беллы Кулы, вновь явленной нам божественной Мории.