Закон сохранения

Роман Подольный

Закон сохранения

1

Ничто здесь уже не могло помочь.

Заслуженный самосвал - облупившаяся краска, стертые до корда рыжевато-белесые гигантские шины, лицо в кабине с разинутым в крике ртом навис над зелененьким "жигуленком", зелененьким, как листья молодой березы. Между автомобилями, сошедшимися почти нос к носу, еще оставалось какое-то пространство - десятки сантиметров, но не хватало ничтожных долей секунды, чтобы машины врезались друг в друга.

Другие книги автора Роман Григорьевич Подольный

Эта книга о каждом из нас и о том большом человечестве, которое мы все вместе составляем. О том, какие мы, люди, и почему мы стали именно такими, какие есть: по внешнему облику и обычаям, по привычкам и способностям. О том, как вышло, что у людей кожа бывает разного цвета, и о том, как рождаются и растут народы.

История и антропология, этнография и психология служат проводниками в этом путешествии по прошлому, настоящему и — немного — будущему человека.

Подольный Р. Четверть Гения: Повесть и рассказы. / Художник Г. Новожилов. М.: Молодая гвардия. 1970. — (Библиотека советской фантастики.). — 208 стр. с илл., 26 коп., 100 000 экз.

Роман Подольный

ТЫСЯЧА ЖИЗНЕЙ

Трус умирает только один раз, храбрец - десять. Потому что десять раз живет. В сейфах десантных кораблей, наводивших ужас на восемнадцать галактик, хранились матрицы, с помощью которых можно было вернуть в ряды каждого героя, павшего за право жить снова. Правда, сознание собственного "я", несмотря на все усилия биотехники, сохранялось лишь до десятого матрицирования. Этот барьер так и не удалось преодолеть мауранской науке. Поэтому Десятого - десятую копию - отправляли доживать свой последний век на родную планету: под скучные серые облака, на берега медлительных рек, в пресные будни, которые казались наказанием после стольких лет, прожитых в горячке отчаянных приключений и рационально-безумного риска. Когда-то это было, наверное, поощрением, наградой... Когда-то, в самом начале.

Роман Подольный

Письмо

Маришенька!

Пожалуйста, прости меня, но я позаботился, чтобы ты получила это письмо в момент, когда уже ничего нельзя изменить. Поэтому не заглядывай сразу в конец (хотя все равно заглянешь, знаю я тебя), а заглянув - не кидайся звонить в милицию или горисполком. Опыт поставлен, опыт закончился, чем он закончился, ты узнаешь утром (письмо к тебе попало поздним вечером, правда? Я ведь все рассчитал точно).

В списке исследователей гравитации немало великих имен. И сегодня эту самую слабую и одновременно самую могучую из известных физикам силу взаимодействия исследуют тысячи ученых, ставя тончайшие опыты, выдвигав, остроумные предположения и гипотезы.

В книге рассказывается, как эта проблема изучалась в прошлом и как она изучается в настоящее время. Для широкого круга читателей.

Роман ПОДОЛЬНЫЙ

ЕЩЕ ОДИН ГОСТЬ

Корреспонденция No 1

В один прекрасный день минувшей весны Он и Она сидели на скамеечке посреди тропического леса-заповедника. Неподалеку под пальмой прикорнул их везделет.

Даже ветер был остановлен, чтобы не мешать им. И на десять километров вокруг не было живой души - люди ушли, чтобы оставить влюбленных наедине.

Но в тот миг, когда Его губы приблизились к Ее губам, раздалось шипение, гудение и треск. И неведомая сила оттолкнула влюбленных друг от друга. На скамеечке между ними неведомо откуда появился маленький бородатый старичок.

Рисунок М. Тарабукиной

Все началось в тот день. Или кончилось? Скорее, кончилось.

Дождь был мелким, но упорным. Ветер — теплым, но резким.

Виктор чиркнул спичкой о коробок и поднес ее к сигарете, даже не подумав хотя бы заслонить рукой слабый огонек. И всё-таки спичка по-' тухла только после того, как кончик сигареты раскраснелся на ветру, осветив твердое скуластое лицо с крупным носом и ртом. Потом он положил спичку на ноготь большого пальца, щелкнул по ней ногтем указательного — спичка точно влетела в отверстие урны.

Роман Подольный

ЦЕЛЬ И СРЕДСТВА

"Получение совершенно чистой воды обошлось мне в два миллиона, - сказал химик Лавуазье. - Чтобы делать науку, нужны деньги. Кто мне даст их? Король? Академия? Вот я и стал откупщиком. Кто меня за это осудит? И пусть откупщиков ненавидят. Цель оправдывает средства..."

"Он гений, - сказал великий Питт, английский министр, - именно поэтому он так опасен. Лучший в мире порох французская армия получила от Лавуазье. Его необходимо устранить - лучше всего руками самих французов. В интересах спасения Англии и Европы. Цель оправдывает средства..."

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Работа Корнелия Удалова над статьёй в местную газету о передаче опыта молодёжи не предвещала беды. Чтобы лучше вспомнить свою трудовую юность, Корнелий выпил таблетку, которую ему дал сосед по дому профессор Минц. И вспомнил ВСЁ!!!

Дебютный сборник рассказов автора.

Содержание:

Чудесный воздух Виктории

Большой дубль

Диалог

Путешествия для избранных

Не сотвори себе кумира

Чудеса в Старом Кармелле

Гонорар для победителя

Лампа вызова завыла и замигала кровавым пятном на стене. Я мгновенно проснулся. «Пожар», — мелькнуло у меня в голове. И, хотя я прекрасно знал, что в гостинице не случалось пожара уже восемьсот лет, чисто человеческая реакция взяла верх.

Я лихорадочно ткнул в панель монитора, и на экране высветилось лицо Грила. Часы в вестибюле за его спиной показывали 3.35. Застонав, я включил голосовую связь.

— Дункан слушает.

— Шеф, требуется ваше присутствие. Я не стал задавать лишних вопросов. Грил мой главный коридорный, а уж коридорные нюхом чуют гостиничные неприятности.

В издание вошли избранные фантастические и приключенческие рассказы поэта и беллетриста В. Франчича (1892–1937). Эти яркие и своеобразные произведения, затерянные на страницах забытых журналов, никогда ранее не были собраны в отдельную книгу и переиздаются впервые. В приложении — переведенный и обработанный Франчичем рассказ У. Стила и рецензия на его посмертно изданный на немецком языке роман.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Роман Подольный

Закрыватель Америк...

Они хитрили, и Аллах хитрил, но

Аллах самый хитрый из хитрецов.

Коран

И город был серым, и день, и настроение - все было серым, как пепел, падавший с моей сигареты в чашечку с недопитым кофе. И кофе тоже был уже серым...

Командировка не удалась. И у человека, который сидел напротив меня в гостиничном буфете, дела тоже были не ай-яй-яй. Сигарету за сигаретой мусолит. Чуть начнет, гасит, задумается, новую тянет.

Роман Подольный

Живое

Все началось в тот день. Или кончилось. Скорее, кончилось.

Дождь был мелким, но упорным. Ветер теплым, но резким. Виктор чиркнул спичкой о коробок и поднес ее к сигарете, даже не подумав хотя бы заслонить рукой слабый огонек. И все-таки спичка потухла только после того, как кончик сигареты раскраснелся на ветру, осветив хмурое, твердое, скуластое лицо с крупным носом и ртом. Потом он положил спичку на ноготь большого пальца, щелкнул по ней ногтем указательного - спичка точно влетела в отверстие урны, притулившейся у стены метрах в пяти.

И.И.Подольская

Иннокентий Анненский - критик

Иннокентий Анненский - замечательный поэт, критик и переводчик занимает особое место в русской литературе рубежа XIX-XX вв. Хотя научное изучение его критической прозы началось относительно недавно, уже предпринимались попытки определить это место, то есть установить связь Анненского-критика с современными ему литературными направлениями - прежде всего с "новым искусством". К этому побуждают и особенности творчества Анненского, и та эпоха, когда он жил и писал.

Наль Подольский

СКАЗКА ПРО КРОКОДИЛА И РЫБКУ-ФОНАРИК

Жил-был в реке крокодил. Когда он видел что-нибудь живое, будь то рыба или зверушка, то говорил "Съем!", раскрывал пасть и действительно съедал, а если видел что-нибудь несъедобное, то говорил "Гм" и отворачивался. Около крокодила всегда плавали рыбка-прилипала и рыбка-подпевала. Рыбка-прилипала обычно висела, присосавшись к броне крокодила у его левого уха, а рыбка-подпевала держалась у правого уха крокодила и докладывала ему, что происходит вокруг (я забыл сказать, что крокодил был старый и плохо видел). Обе рыбки подъедали крошки от крокодиловых обедов и считали, что устроились в жизни очень недурно.