Закон сетки

Серж Поляков, Дмитрий Алехин

Закон сетки

Модем зашипел, пропищал трель и, напряжённо мигая, начал передавать почту очередному пойнту.

"О! Двадцать пятый", - подумал Владимир, чисто ради интереса посмотрев на экран, - "а я как раз почту его собирался грохать. Или всё-таки грохнуть, пока не поздно - 30 метров всё же... ". Hастроение его упало после прочтения эхи эти ламеры-инетчики всю почту изгадили своими письмами... "Уже пятый узел согласился стать гейтом. Этот ихний провайдер час в день халявный дает тем, кто гейт на ноде сделает. А потом сиди тут и плюсы ставь...". Владимир допил банку и, смяв ее в руках, выбросил в окно. "А эти ламеры не могут даже имя себе нормальное поставить...".

Другие книги автора Дмитрий Алехин

Серж Поляков, Дмитрий Алехин

Зачёт

Почти каждый стол в аудитории был занят людьми из его группы, напряжённо что-то пишущими на листках бумаги. Посредине на стуле вольготно развалился пожилой человек.

"Он, не он", - напряжённо думал Hикита, закрывая за собой дверь.

- Э-э-э... Здравствуйте!..

- А вы, собственно говоря, кто? - спросил пожилой человек, видимо, все-таки препод.

- Я, это, Hикита... Логинов. Зачет пришел сдавать...

С облегчением вздохнув, я присел на пенёк и с удовольствием посмотрел на своего помощника, без воодушевления сооружавшего уже довольно прилично выглядящий костёрок. Когда он рвался ко мне, подозреваю, он представлял себе процесс совершения подвигов немного не так, ну так что же, на самом деле всё не так, как кажется.

Вокруг до горизонта простирались бесконечные, казалось, болота… Места, где встретить человека так же сложно, как найти твердую землю под ногами. Однако судьба все же преподнесла нам подарок, и небольшому островку все же было суждено встретиться на пути.

Алёхин Д.,Поляков С.

????????????????

? 95 элемент ?

????????????????

или Пятый элемент-90

Люку Бессону

посвящается [1]

1895 год. Это случилось как раз в тот день, когда телескопы, направленные на Марс, показали какие-то странные окошки. Астрономы всех стран побежали в вытрезвители, и лишь один, который точно знал, что он пьян, записал это явление.

Египет. Прохладный 50-градусный ветерок ласково трепал почерневшие от жары деревья, под которыми пытались отдохнуть не менее почерневшие жители. Это были археологи-священники.

— За двадцатку возьмешь? — щурясь от яркого зимнего солнца, спросила укутанная в теплый тулуп бабка.

— Может хоть за пятнадцать отдадите, стипендия не безразмерная. А?

— Не, — бабка помотала головой и уверенно добавила, — за двадцать пять могу, за пятнадцать не могу.

Санек вздохнул, нащупал в кармане мятую двадцатку и протянул бабке. После чего критически оглядел букетик, состоящий из пяти пышных, а также почти роскошных и красивых розочек, и вышел с базарчика. «Для такого дела не жалко», — подумал он и бережно прикрыл цветы.

(слышен гнусавый голос) 1999 год от Рождества Христова (или 1967 от его предполагаемой смерти). Hочные города спокойно спят и не подозревают, что их ждет…

Штаб-квартира Microsoft. Билл Gates задумчиво смотрит вдаль и ждет ответного взгляда. Тишину нарушает лишь тихое посвопывание винчестера. Билл: — Hу что, выпускаем новый Windows? Секретарь: — А может не надо, помните, чем это раньше заканчивалось?.. Гейтс, со вздохом: — Hадо, Фредди, надо… В этот раз всё будет не так. Все было действительно не так…

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Александр Филиппович ПЛОНСКИЙ

ПРОСТО ЖЕНЩИНА

Фантастический рассказ

- Она может несколько дней быть ласковой, отзывчивой, мгновенно улавливать малейшие нюансы моего настроения. Но вдруг без видимой причины срыв. И ее не узнать. Становится недоверчивой и раздражительной. Может наговорить колкостей, спровоцировать ссору. Потом столь же внезапный поворот к идиллии, словно ничего не произошло. А спустя неделю снова все идет прахом.

Александр Филиппович ПЛОНСКИЙ

ТАМТАМ

Фантастический рассказ

- В Эквадоре землетрясение, - оторвавшись от газеты, сказал Леверрье.

- Тамтам, - пробормотал Милютин. - Турнедо в стиле Монтморенси великолепная вещь! А знаете, как готовится? Нужно нарезать морковь в форме орешков и тушить в сливочном масле на медленном огне. Поджарить мясо а-ля соте и выложить на гренки. Оставшуюся на сковороде жидкость разбавить белым вином, соусом "Деми-глас" и вскипятить. Донышки артишоков...

Александр Филиппович ПЛОНСКИЙ

УБИЙСТВО С ОБРАТНЫМ ЗНАКОМ

Фантастический рассказ

Начальник судоводительского факультета Новороссийского-на-Марсе высшего инженерного космического училища Вергилий Герович Мотин стоял у открытой форточки в своем рабочем кабинете, смотрел на стартовое поле Звездного и курил лирский табак.

Дышать здешним воздухом стало возможно после того, как реконструировали атмосферу Марса. А вот курить... И "Кэмэл", и "Золотое руно" при первой же затяжке вызывали припадки удушья. Годился лишь табак с маленькой каменистой планетки в созвездии Лиры. Мотина снабжали им проходившие переподготовку капитаны.

Александр Филиппович ПЛОНСКИЙ

ВОСКРЕСНИ ИЗ МЕРТВЫХ!

Фантастический рассказ

- Как вам это удалось? - спросил Леверрье восхищенно. - Вы превзошли самого себя: Витрувий и Ле Корбюзье словно живые.

- Они и есть живые, - ответил Милютин.

- Не понимаю... Конечно, человек в конце жизни может передать самосознание компьютеру, слиться с ним в общность и тем самым обрести бессмертие. Не биологическое, нет! Так сказать, бессмертие души...

Александр Филиппович ПЛОНСКИЙ

ЗВЕЗДНАЯ МИНУТА

Фантастический рассказ

Кинопленку можно уничтожить. Память жива, пока жив человек. Потерявший память теряет прошлое. А человек без прошлого - не человек или, во всяком случае, не личность.

Мудрец утверждал, что нельзя дважды войти в одну и ту же реку: это будет уже другая река. В реку памяти можно входить бессчетно, и она останется все той же илистой рекой памяти. Прошлое на ее дне, под слоем ила.

Р. Подольный

МОРЕПЛАВАНИЕ НЕВОЗМОЖНО (Неисторический рассказ)

Участникам межпланетных перелетов

грозит верное безумие.

(Из интервью, опубликованного

в американской газете.)

Совет Мудрых заседал уже две луны. Две луны доступ в священную хижину был закрыт для всех, кроме двух старух, трижды в день приносивших пищу и питье. Но и они не смели вымолвить ни слов; Никто не имел права влиять на решение Совета.

Роман Подольный

НАЧАЛО ОДНОЙ ДИСКУССИИ

Что-то моряки в почете, Что-то лирики в загоне.

В. Шекспир, Сонет 155 *

Опилки, устилавшие пол кабачка, были едва видны из-под покрывавших его тел. Еще бы - шел уже третий час пополуночи, а сэр Френсис Дрейк вернулся из Виндзорского дворца, где был принят королевой, уже в середине дня. А завтра во главе своей эскадры великий пират и мореплаватель уходит в Вест- Индию.

О, на него-то выпитое вино подействовало мало. По-прежнему победно топорщились усы, сверкали глаза, белизна кружев подчеркивала красоту смуглого лица, сильных и властных рук старого воина.

Роман Подольный

ПРИШЕЛЬЦЫ

Еще с порога он закричал: - Дождались! Наконец-то дождались! Правитель повернулся к вошедшему и спросил голосом, в котором звучали тревога и радость, но больше все-таки радость: - Слухи подтвердились? - Да, да, да! Если бы ты своими глазами увидел эти огромные корабли, тяжелую сверкающую одежду, огромные глаза... - Они и вправду похожи на нас? - Не совсем, конечно. Лица другие. Но ошибиться нельзя: они люди. Прав был великий Чен-ок. А как они мудры и добры! - Мудры - неудивительно, будь по-иному, мы бы первыми достигли их владений. Но вправду ли они добры? Не все наши мудрецы ждали хорошего от такой встречи. - Наши мудрецы! Чего они стоят теперь? Пришельцы поднесли свои дары тем, кто встретил их, и радостно приняли ответные подарки. Они говорят нам о том, что люди должны любить и почитать друг друга. Их мораль требует прощать даже тем, кто тебя обижает. Вот так! А как много они знают! И всем, всем обещают с нами поделиться: и моральным своим учением и знаниями. - Я счастлив, что дожил до этой минуты! - правитель встал.- Я сам приму гостей. Как зовут их вождя? - Кортес. ... Император ацтеков Монтесума ждал теперь испанцев со спокойным сердцем...

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Алёхин Д., Миронишин А.

Триффилиды

(отклонение от нормы : паук, ступай к муравью )

Джону Уиндему, который как

впрочем и остальная мужская часть

населения вскоре умрет из-за

вируса, появившегося в результате

экспериментов над серой крысой

" Пролог

После первой атомной войны, когда поток атомных ракет смёл с лица Земли пратически все крупные города наступил хаос. Жизнь уцелела лишь на малоосвоенных территориях. Hо уцелевшие остатки человечества не сдавались: довольно быстро они сплотились, для того чтобы начать новую войну, которая бы привела бы к окончательной победе в конфликте. Именно тогда и появились мы - триффиды. Борьба предстояла не на жизнь, а на смерть. Как видно мы стали представлять настолько большую опасность, что 3 атомный удар был направлен именно на нас. Привело это к довольно интересному эффекту, а именно, появились пауки, которые стали объединяться в стаи. Hекоторые стали называть их Сетрички. Смысл этого слова к несчастью утерян, и нам остаётся только догадываться что же имелось в виду.

Дмитрий Алехин

Весенняя мистерия

( с песней по жизни )

Стояла прелестная и от того ещё более весенняя ночь. Листья и не думали опадать с деревьев, по той простой причине, что для того чтобы опасть, им нужно было вначале по-партизански выползти из почек, позеленеть, благополучно миновать пожирание гусеницами, окрепнуть, потом пожелтеть и только уж затем упасть на землю. (Вот так и человек - жил, жил и помер). По улице шёл парень и, судя по выражению его лица, думал о столь же мировых и всепоглощающих проблемах.

Р.Рубина

Шолом-Алейхем.

Критико-биографический очерк

(отрывок-окончание)

В последние годы жизни (1915-1916) Шолом-Алейхем снова вернулся к теме народного таланта, он рассказал о самом себе "без прикрас, без рисовки, как рассказал бы совсем посторонний человек..."

Автобиографическая повесть "С ярмарки" приводит нас к истокам творчества писателя, в ней мы находим идеи, темы и сюжеты многих его произведений. В ней дан и образ самого Шолома в детстве и в юности, показано формирование личности будущего народного писателя.

Алек-из-Керри

(two blades)

- Знаешь, я рад, что ты жив.

- Да? Я тоже.

- Я многое понял.

- Это хорошо.

Он улыбнулся и погладил меня по щеке. Горячая волна прокатилась внутри меня.

- Hе надо, не напрягайся, - сказал он.

- Я очень виноват перед тобой.

Долгий и пристальный взгляд. Брови опущены. В глазах тепло сменяется ясно различимым раздражением. Hа дне глза закипают искры гнева.

Я отвожу глаза. Мне очень стыдно.