Заказное убийство Сталина. Как «залечили» Вождя

Знаете ли вы, что за документ стал последним за подписью И.В. Сталина? Постановление об очередном, уже шестом после войны, снижении цен – на продукты питания от 10 % до 50 %, на одежду и обувь до 20 %, на стройматериалы и бытовую технику до 25 %, на медикаменты до 20 % и т. д., всего более 100 позиций. Подписанный за несколько часов до рокового «удара» и опубликованный уже после гибели Вождя, этот указ был лучшим реквиемом великой Сталинской эпохе – за восемь лет, прошедших после Победы, советское правительство снизило цены в пять раз, а зарплаты выросли на 62 %! Сравните эти цифры с «достижениями» «свободной России» – и решайте сами, как назвать тех, кто погубил Вождя и оплевывает его память. А в том, что смерть Сталина была именно убийством, сомнений почти не осталось.

Кому была выгодна его кончина и почему к началу 1950-х гг. Отец народов стал неугоден переродившейся «элите»? Кто стоял во главе заговора и какую роль в этом «преступлении века» сыграла кремлевская медицина? Есть ли основания сомневаться в официальном диагнозе, поставленном Сталину, и почему он за два месяца до смерти бросил курить? Правда ли, что «убийцы в белых халатах» намеренно «залечили» Иосифа Виссарионовича, что за укол ему сделали в последние минуты жизни и можно ли было его спасти? Куда смотрела охрана Сталина и почему он сознательно удалил из своего «ближнего круга» самых преданных людей? Оставил ли он завещание? И какова была последняя воля вождя?

Отрывок из произведения:

Взросление нашего поколения – тридцати-, сорокалетних пришлось на тот период, когда имя Иосифа Виссарионовича Сталина упоминалось властями и прессой с большой неохотой, а если все же произносилось, то как бы вскользь, полушепотом.

Впоследствии ситуация изменилась. Сталин оказался в самом центре ожесточенных дискуссий между новыми западниками и славянофилами, коммунистами и либералами и даже приверженцами однополой любви и ее порицателями. В наши дни по популярности и частоте упоминаний Сталин вполне может соперничать с любым мегагероем современной массовой культуры.

Другие книги автора Михаил Юрьевич Ошлаков

Книга-откровение, раскрывающая подлинный смысл сталинских репрессий. Разгадка 1937 года – главной тайны советской истории. Сенсационное расследование преступлений врагов народа против России.

В конце 1920-х гг., когда Сталин обрел реальную власть, СССР фактически был колонией иностранных олигархов – в годы НЭПа троцкистская мафия повернула историю вспять, превратив Советский Союз в «сырьевой придаток» Запада, а русских – в «белых негров» (сам Троцкий задолго до Гитлера заявлял: «Мы должны превратить Россию в пустыню, населенную белыми неграми, которым мы дадим такую тиранию, какая не снилась самым страшным деспотам Востока!»). И очистительный 1937 год стал кульминацией великой Войны за Независимость, которую Сталин объявил «мировой закулисе» и от исхода которой зависело будущее нашей Родины и физическое выживание русского народа. Борьба была кровавой и беспощадной, за победу пришлось заплатить очень дорого – но ценой колоссальных усилий и огромных жертв Россию удалось спасти. Именно за это, а не за мифические «преступления» Сталина так ненавидят либеральные «бесы», чьи людоедские замыслы он сорвал тогда и окончательному торжеству которых мешает до сих пор. Именно поэтому они боятся его имени как огня – нет, как святой воды! – ведь если получилось у него, значит, получится и у нас, и Россия еще может подняться с колен, очистившись от врагов народа. А на все их завывания и проклятия ответ один: СТАЛИН ВАС ПОБЕРИ!

«Сила русского народа состоит в его способности порождать личности масштаба Сталина. Наша задача – раздробить русский народ так, чтобы люди масштаба Сталина больше не появлялись», – говорил Гитлер. Его задание выполняют «демократы»-антисталинисты, которые на словах проклинают фашизм, а на деле следуют курсом нацистского фюрера и самых заклятых врагов России. Исследовав ключевые антисоветские мифы и переломные события Сталинской эпохи – 1937 год, Великую Отечественную войну, тайну гибели Вождя, – эта книга отвечает на самые сложные и острые вопросы истории:

За что на самом деле так люто ненавидят Сталина все «либеральные» бесы – за его мифические «преступления» или за колоссальные заслуги перед Отечеством? Как «сталинские репрессии» спасли СССР от троцкистской мафии, мечтавшей «превратить Россию в пустыню, населенную белыми неграми»? Советский народ одержал Победу во Второй Мировой войне «вопреки Сталину» – или благодаря своему Верховному Главнокомандующему? Знаете ли вы, что за документ он подписал всего за несколько часов до рокового «удара»? Правда ли, что «убийцы в белых халатах» «залечили Вождя»? Кто был заказчиком этого «преступления века»? И что заставляло даже несгибаемых «врагов Советской власти» вроде Черчилля признавать ГЕНИЙ СТАЛИНА?

Популярные книги в жанре Публицистика

Путина ненавидит Америка. Его проклинает либеральный Запад. Его травят российские либералы. Ему выносят смертные приговоры кавказские сепаратисты. За него молятся в монастырях. Его славят русские патриоты. За него голосуют нищие крестьяне в разорённых селениях.  Кто он такой, шестидесятилетний Владимир Путин, живущий среди вспышек обожания и ненависти?

Русская история в последние полтора столетия — это чудовищная схватка метафизических смыслов. Схватка гигантских исторических конструкций, суть которых открывается религиозному сознанию. Устройство которых постигается мистическим опытом. Тайна которых доступна мыслителям, трактующим государство, как проекцию небесной воли в земную жизнь. 

Не раз я сопровождал Дмитрия Рогозина в его поездках по оборонным заводам России. Он неутомим в своём стремлении видеть, знать, освоить порученное ему грандиозное дело. Это не ознакомительные вояжи, не визиты вежливости, не желание засвидетельствовать технократам своё новое назначение. Это поиск, выглядывание, высматривание, сопоставление этих заводов, этих стапелей с подводными лодками, этих конвейеров с новейшими танками, сопоставление их с каким-то не ясным мне до конца загадочным планом, который  Рогозин носит в себе, выработал его, находясь в Брюсселе по соседству с НАТО.

Сквозь соломинку под гигантским давлением можно прокачать всю воду океана. Оставшееся до президентских выборов ускользающе малое время кипит страстями, маршами и митингами, яростью слов и поступков, которые превращают предвыборное время в огненную стремнину. Перед нами разворачивается удивительный фестиваль политических спектаклей. И у каждого — свой режиссёр, свой взволнованный зритель, свои декорации и суфлёры. 

Зюганов на коммунистических митингах, стараясь быть твёрдым и грозным, хмурит брови, двигает желваками, говорит о национализации недр, о бесплатной медицине и образовании, вызывая сочувствие и понимание немолодых участников митинга, черпающих вдохновение в трепете красных знамён. Их лидер, желая быть красноречивым и ярким,  произносит слово «социалка». И сквозь это словечко уходит в землю всё электричество его твёрдых речей, и возникает странное чувство, что аккумулятор пуст и уже не способен сдвинуть с места отяжелевший политический грузовик.

Калужская земля серебриста. Воздух ночами светится. Звёзды огромны и ближе. Ночные туманы пахнут цветами. В Калуге сны мои безмятежны: мне снятся маленькие дети, и кажется, что я летаю. В этих поймах, перелесках, в этих дующих прохладных ветрах существует таинственная сила, делающая калужскую землю сокровенной и неразгаданной. Об этот серебряный свет, об эти снега, об эти золотые одуванчи- ки раскалывались нашествия великих завоевателей, ударялись о Калугу своей железной грудью и, оглушённые, отступали, уходили в небытие. 

В российском общественном сознании, как в тёмной воде, плавают три идеологии, три огромные льдины. Сталкиваются, ударяются друг о друга, раскалываются, слипаются в причудливых сочетаниях, вновь распадаются, продолжая мерно и угрюмо кружить среди мутного половодья России. Три эти льдины суть три идеологии, не позволяющие российскому мышлению слиться в единое целое. 

Это огромный осколок советского, оторванный от берегов и вяло плавающий среди причудливых водоворотов истории. Это осколок белой монархической православной России, имеющий своих исповедников, своих вероучителей, верноподданных несуществующей царской династии. И это либеральное сознание, незначительное по размерам, но едкое, мерцающее, экспрессивное, то и дело со звоном толкающее два других осколка, вступающее с ними в причудливые союзы и распри.

Уральский оптико-механический завод в центре Екатеринбурга — уникальное, неповторимое явление. Он создаёт оптические комплексы, составляющие основу сверхточного оружия. Этими приборами оснащены современные истребители, перехватчики, штурмовики, ведущие воздушные бои, исчисляемые секундами. Эти мерцающие стеклом приборы наполняют танки и бронетранспортёры, позволяя вести скоротечный бой с наземными и воздушными целями. Эти таинственные стекла, линзы и зеркала летают в космосе, познают мир, Вселенную, определяя вспышки и рассылая лазерные лучи к звёздам мироздания. 

Когда панамский президент Норьега решил установить суверенитет над каналом, американцы высадили в Панаме корпус морской пехоты, разбомбили столицу, выдернули Норьегу из дворца и вертолетом отправили в свою тюрьму, где тот гниет по сей день. В Югославии американцы месяц бомбили страну, разрушили мосты, заводы, госпитали, школы, электростанции, превратив цивилизованный европейский народ в обезумевшее племя. Навязали этому "забомбленному" племени выборы под прицелами самолетов-невидимок, под дулами армии вторжения. Привели к власти подонков, коллаборационистов, платных агентов и шизофреников — родных братьев российских демократов, для которых Сербия — перевалочный пункт в Тель-Авив. Те заковали Милошевича в кандалы, сунули в военно-транспортный самолет, и вопреки сербским судьям, политикам и священникам отдали в лапы офицеров НАТО, которые построили в Гааге спецтюрьму для непокорных европейцев. Теперь его немного посудят, немного поколют психотропными препаратами, немного повозят в клетке по европейским столицам и Диснейленду, а потом отвезут в Калифорнию и сделают из него на электрическом стуле гриль.

Тогда, жарким летом рокового 91-го, небольшая группа партийцев, генералов, писателей обратилась с посланием к народу, ослепленному "перестройкой", очарованному сладкозвучием Горбачева, отравленному медовыми, веселящими ядами "свободолюбивых" певцов и лукавых пастырей. Послание было, как клич, как проповедь с амвона, как заклинание. В нем срывались овечьи шкуры с жестоких волков "перестройки", указывалась страшная бездна, куда летит страна, прочерчивались рваные трещины, по которым разлеталось, как взрыв, пущенное под откос государство. Немногими было услышано "Слово". Немногие верили, что могучий Союз с непобедимой армией, испытанной партией, ракетами, госбезопасностью, монолитным народом, умудренной интеллигенцией,— что такая держава, победившая в самой грозной и жестокой войне, может рассыпаться в пыль от газетных статеек, двух-трех телевизионных программ и нескольких митингов, где поп-расстрига осенял "демократов" католическим, папским крестом. Но "Слово" услышали те, кто готовил погибель Родины. Руцкой, в то время еще не построивший идиотскую арку в Курске, но уже трижды, как оборотень, поменявший обличье, посулил создателем "Слова" по двенадцати лет тюрьмы. Ельцин назвал послание "плачем Ярославны", а Шеварднадзе усмотрел в послании знак близкого кровавого мятежа. Народ копался на своих огородах, отправлял детей в пионерлагеря, министры и секретари обкомов уезжали на Черное море, плескались в лазурных волнах, вкушали вишни и персики. Но когда в конце августа вернулись в свои кабинеты, страны уже не было. "Гэкачеписты" сидели в "Матросской тишине", монумент Дзержинского валялся в бурьяне, а партийные кабинеты и кассы делили верткие, с горящими глазами, молодцы, от которых вскоре содрогнется народ.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Приступая к строительству или ремонту, вы неизбежно столкнетесь с выбором отделочных материалов. На рынке стройматериалов представлено множество вариантов для внутренней и внешней отделки. О том, чем они отличаются друг от друга, какому покрытию отдать предпочтение в том или ином случае, пойдет речь в этой книге.

НОВЫЙ фантастический боевик от автора бестселлеров «Тайная Москва» и «Нижняя Москва»! Беспощадная война за гранью нашей реальности. Русские боевые волхвы против кровавой восточной магии, вероломства и предательства.

Удастся ли наследнику великокняжеского престола выжить в смертельном лабиринте заговоров и спецопераций, разгадав тайну гибели и чудесного воскрешения своего отца? Как прорваться в Верхнюю Москву и какую цену придется заплатить за блицкриг против Китая? Чем закончатся рискованные эксперименты с пространством и временем и можно ли скрестить магию Нижнего мира с наукой Верхнего – или это грозит вселенской катастрофой?

Ближайшее будущее. Оппозиции удалось «раскачать лодку», спровоцировав Кремль на жесткое подавление беспорядков и введение чрезвычайного положения. Россия стремительно погружается в хаос, в кровавый ад Гражданской войны. Люди бегут из вымирающих городов, повсюду свирепствуют этнические банды, мародеры, голод и эпидемии. Кто поможет выжить в этой новой Смуте? Кто способен в одиночку перебить налетчиков и «зачистить» их стойбище? Кто обучит гражданских драться, защищать близких, спасать Родину и побеждать? Только ИНСТРУКТОР ПО ВЫЖИВАНИЮ!

НОВЫЙ фантастический боевик от автора бестселлеров «Спасти Колчака» и «Попаданец» на троне»! Что будет с нынешними «ряжеными» казаками, окажись они в прошлом, в кровавом аду Гражданской войны? Сегодня они величают себя «хорунжими» и «атаманами», щеголяют в казачьей форме, с тупыми шашками и самодельными ногайками, но в народе их окрестили «асфальтовыми» казаками, а настоящие станичники считают самозванцами, которые не умеют ни ездить верхом, ни толком стрелять, не говоря уж о владении клинком. И вот пара таких «ряженых» проваливается в Даурию 1920 года, в самое пекло Гражданской войны, – сначала к красным, прямиком в пыточную ЧК, потом к белым, которые сразу распознают в «попаданцах» «ЗАСЛАННЫХ КАЗАЧКОВ» и норовят поставить к стенке, а затем и к легендарному барону Унгерну, за беспощадность получившему прозвище «Даурский ворон», – он любит слушать по ночам крики пленников, закопанных в степи по шею на съедение псам-людоедам…