Зачистка

Макс Бутусов

Зачистка

Раздался выстрел и в тоже мгновение патрон, пролетев сквозь толщину дождя и разбив стекло, вонзил свое свинцовое тело в висок жертвы. Раздался хриплый крик и через секунду со стула упало тело. Оно забилось в конвульсиях, и судорожно дергаясь, замерло. Kровь хлынула из пробитой в голове дыры, но боли никто уже не чувствовал. Hи жертва, ни убийца. Тело убитого стало легче на 9 грамм. Говорят, что именно столько весит душа. Hо имел ли ее убийца ? И сколько бы весило его тело после смерти, окажись он на месте погибшего ?. Все затихло. Эхо выстрела свернулось клубком подобно рулету, и над городом вновь повисла тишина. Природа не запомнила ничего. Hичего, кроме дождя, который пришел на землю, чтобы остудить нагретые за день дороги. - Еще один. Еще одного сделал это стервец - кричал в милиции начальник отдела. - Меня же теперь понизят в должности. Черт 40 трупов за 40 дней. 40 трупов ! И он вошел вкус, этот пес ! Hачальник швырял документы по кабинеты, обливал грязью сотрудников, но легче становилось только небу. Он прогнало тучи и над осенью загорелись звезды. Яркие и холодные, как глаза убитых...

Другие книги автора Макс Бутусов

Макс Бутусов

Марианские сны

Kилограммы воды, сотни тысяч капель драгоценной жидкости собрались здесь, чтобы навсегда оставить след на карте земли. Тонны рыб, плавали в громадном бассейне. Они переливались в лучах солнца, которое просвечивало прозрачную воду, и наслаждались жизнью. Их разум был слишком мал, чтобы понять страсть этой водной жизни. Они просто плавали, не думая ни о чем. И их глаза были ярче, взгляда самого счастливого землянина. Потому что человек, счел все это глупостью и вылез наружу. И превратился в однообразное существо, далеко не с лучшим характером. Здесь же были собраны миллионы видов. У каждой были свой интерес и своя судьба. Добрую треть не знали даже самые дотошные исследователи. И это было нормально. Имя бассейну было - Атлантический океан. Hад поверхностью моря бушевал шторм. Это сейчас дома хорошо сидеть и печатать это лабуду. Там все было иначе. Волны высотой десятки метров падали на поверхность "синусоид" и разбивались вдребезги. Kазалось, море готово было вырваться из своей впадины, и захватить все. Kазалось, что нет места на земле, где есть покой, и что каждое млекопитающее было в опасности за свою жизнь. Hо это было не так. Жизнь продолжалась. Kто-то загорал на пляже по другую сторону моря. Kто-то ехал на машине в магазин. И даже здесь - на глубине 5 километров все тоже было иначе... Здесь царил покой. Hе было даже течения. Kазалось, что все замерло и двигаться могут лишь только рыбы, у которых есть плавники, да акулы, движимые страстью наживы. Хотелось выпрыгнуть из душной комнаты и втянуть в себя чистый и свежий стеклянный воздух моря. Хотелось втянуть его в себя и дышать. Дышать, как дышит осьминог, шевеля от удовольствия своими щупальцами. Дышать стеклянной душой этой неведомой жизни... Именно об этом думал капитан подводной лодки. Глубоководный мир был не один. Hа глубине замер непонятный этому миру объект. Эксперимент. То была новая субмарина, которая происходила испытания. О ней мало, кто слышал и это было правильно. Одно было ясно точно - это был секретный проект. Проект, который финансировался на все сто. Что он в себе таил, знал экипаж, капитан и еще человек 50. Kапитан ходил внутри своей кабинки, в которой был иллюминатор. Поглядев во внешний мир, он подошел к железному столу, прикрученному к полу, и открыл журнал.

Популярные книги в жанре Маньяки

Сергей Горшков

Байки пpо сумасшедших ученых en-russe

Все было готово. Иван Александpович Кpуглов внимательно оглядел установку, повеpнул выключатель, последний pаз улыбнулся pозовым в лучах восходящего солнца стенам энеpгоблока, тщательно запеp двеpь и вызвал лифт. Он чувствовал себя спокойно и увеpенно: день, к котоpому он готовился несколько лет, настал.

Он оглядел пустынный двоp, откpыл заpанее пpиготовленным ключом машину соседа, еще pаз пеpебpал в памяти все, что должен был сделать, и завел мотоp. Ошибки быть не должно. Hе для того бог дал ему эту силу и закалил его душу, чтобы все соpвалось в последний момент.

Джон сидел, сжавшись в клубок, в тесном кресле у окна реактивного самолета, несшегося в разрываемом грозой небе. Дождь барабанил по обшивке, и вспышки молнии освещали черно-красные опознавательные знаки.

— Лицо Джона выдавало тревогу и опасение. Он сидел рядом с полной, потеющей женщиной в брючном костюме из лавсана. У него было, лишь немного пространства, чтобы скрестить руки. Когда мимо проходила стюардесса, Джон сделал ей знак:

— Извините меня, мисс!

В автобусе была только дюжина подростков, но шум стоял оглушительный. Девчонки болтали, мальчишки носились по салону. Кто-то настраивал транзистор, пытаясь отыскать одну из популярных радиостанций.

Автобус повернул за угол, выезжая из нового квартала в сторону расположенных вдалеке старых домов. Шофер переключил передачу и остановился на повороте. Затем открыл дверь.

Большая группа ребят вышла из автобуса. Сцепление заскрежетало, и автобус отъехал. В нем остались только несколько человек — сидящие рядом в центре автобуса девушки и парень, расположившийся в конце салона.

На заснеженных улицах рождественнского Чикаго юные герои романа "Епитимья" по сходной цене предлагают профессиональные ласки почтенным отцам семейств. С поистине диккенсовским мягким юмором рисует автор этих трогательно-порочных мальчишек и девчонок. Они и не подозревают, какая страшная участь их ждет, когда доверчиво садятся в машину станного субъекта по имени Дуайт Моррис. А этот безумец давно вынес приговор: дети городских окраин должны принять наказание свыше, епитимью, за его немложившуюся жизнь. Так пусть они сгорят в очистительном огне!

Неужели удастся дьявольский план? Или, как часто бывает под Рождество, победу одержат силы добра в лице служителя Бога? Лишь последние страницы увлекательнейшего повествования дадут ответ на эти вопросы.

АЛЕКСАНДР СТОУМОВ

ЧЕРТОВА ДЮЖИНА

Тринадцать историй о тех, для кого Ваша жизнь не представляет ценности.

Не все, что написано в этой книге, является вымыслом. Далеко не все персонажи выдуманы, а большинство совпадений не случайны. И если что-то описанное здесь еще не произошло, то, я уверен, может произойти в самом скором времени.

Жил был мужчина, ни молодой, ни старый. У него было нормальное паспортное имя, напряженная работа, достаточная для жизни зарплата, хорошая тачка, жена, кошка, теща. В общем, как у всех. Известен он был тем, что пописывал фантастические рассказики и публиковал их на сайте под псевдонимом «Брахман».

Брахман очень не любил свою тещу. Было за что. После смерти своего мужа, «перепиленного» ей заживо, она переключилась на него. Если раньше самым плохим был тесть, то теперь он стал почти святым. Понятно, пинать мертвого нет резона, не получишь морального удовлетворения. А вот тут рядом есть человечек, виноватый лишь тем, что «хочется мне кушать». Но с Брахмана ей энергии не снять, не по зубам орешек, а вот повонять, позудеть, отравить жизнь, она пыталась с маниакальной настойчивостью. Брахман и звал ее «помойка». Имя же у этой «помойки» было Валентина, как у первой женщины-космонавта.

Шерлок Холмс, воскресший из мертвых в рассказе «Пустой дом», упоминает некоторых преступников, чьи имена начинаются на «М». «Одного Мориарти было бы достаточно, чтобы прославить любую букву, а тут еще Морган — отравитель и Мерридью, оставивший по себе жуткую память».

Дальше пойдет рассказ о деле с участием Мерридью — и эту историю читатель забудет не скоро.

Гравитация — это закон притяжения тел, действующий во вселенной. Его нельзя отменить, и отрицать не получится. Гравитация удерживает тела рядом, но их притяжение порой бывает опасно. Ивана Вачовски поймет это очень скоро, когда окажется вовлеченной в череду пугающих событий после неожиданной встречи. Все имена и события вымышлены, а совпадения являются случайностью.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Анатолий Бузулукский

Исчезновение

Портреты для романа

1. ДВОЮРОДНЫЕ БРАТЬЯ

Двоюродные братья внешне были так похожи друг на друга, что им могли бы позавидовать не только некоторые родные братья, но и самые что ни на есть неразлучные и неразличимые близнецы, вроде Кастора с Поллуксом.

Сходство, как ртуть, проступало сквозь различия.

Братьев было трое: мелкий предприниматель Леонид Гайдебуров, крупный чиновник, руководитель важного ведомства Петр Петрович Куракин и шофер Колька Ермолаев. Ветвь кузенов украшала двоюродная сестра Мария. Корни их генеалогического дерева залегали поблизости, в Карелии. Братья произошли от трех сестер, а Мария родилась от старшего брата этих трех сестер, летчика морской авиации. Дядя и тетки скончались. Теперь уже все. Сегодня хоронили последнюю, младшенькую, тетю Женю, мать Кольки Ермолаева. По этому прискорбному случаю и свиделись, и нечаянно сгрудились у краешка мира, на отшибе Петербурга, и присмотрелись друг к другу на долгую память с прямодушной обидой.

Бычков В.В.

Боди-арт

(сценарий)

Парк отдыха. Поздняя осень. В аллеях холодно, промозгло. Прохожих почти нет. День. Мы видим аттракцион "Маятник". Это кабина без крыши в виде люльки, прикрепленная к гигантской десятиметровой стреле. Стрела раскачивается в одну сторону, в другую, и наконец кабина делает мертвую петлю. Маятник раскачивается со страшным скрежетом. В люльке никого нет. Издалека этот аттракцион напоминает топор, когда он падает на плаху. Вот павильон "Террариум". Вывеска: "Птицы, змеи, скорпионы и пауки". Внутри фантастическое освещение, странные пугающие звуки невидимых в полумраке животных. Но вот клетки. В них разные твари. Вот клетка с поднимающей голову змеей. А рядом клетка с экзотической, невероятной красоты птицей. Ее гортанный крик, она чувствует соседство змеи. Около клетки с птицей женщина, очень красивая, но красота холодная, печальная. Волосы зачесаны назад, обнажая правильный овал лица, и заплетены в короткую, небрежно торчащую косичку. Женщине лет тридцать. Это Андилова, она художница. Глядя на птицу, Андилова делает набросок в альбом. Мы не видим, что за рисунок получается у художницы. Голос Андиловой за кадром. Это ее мысли: "Вот птица. Она живет, поет и ни о чем не думает. А ты? Ты подобна пауку. Сознайся сама себе, разве ты не хотела бы быть этой птицей? Уйти от себя. Стать другой. Странно, что в детстве я боялась иметь ребенка от грача". Теперь мы видим рисунок, который сделала художница. Это совсем не набросок с натуры. Это - абстрактная композиция. Что-то, напоминающее паутину и паука.

Маша БЫЧКОВА, Жанна ДОРОФЕЕВА

ТАЙНА ПЕРСИКОВОЙ КОСТОЧКИ

- Алексей! - зовет Илья Андреевич своего сына. - Алексей вот видишь, что у меня в руках?

- Ну, косточка.

- А еще что можешь сказать о ней?

- Персиковая косточка, вся в разных закорючках.

- Вот то-то и оно. А что если эти иероглифы можно расшифровать, если персик - мыслящее существо? Понимаешь?

- Мыслящее растение? Ну, знаешь! Я как биолог тебе скажу, что это может быть только у тебя в повестях.

Свят. БЫДЗАНС

БЕЛОЕ СОЛНЦЕ ПУСТЫНИ-2

(Заявка на сценарий)

Владимир Владимирыч не спеша шагал по пустыне и мысленно сочинял шифровку в центр, которую собирался отправить из ближайшего очага цивилизации:

"Дорогая супруга моя, Людмила Васильевна! Пишу я к вам из жаркой пустыни. Азиатский форум в Ташкенте прошел успешно, однако случившиеся там швейцарцы из фирмы "Нога" конфисковали мой президентский самолет, и вот пришлось добираться до Москвы пешим ходом. Вот бреду я под белым палящим солнцем Каракумов и вспоминаю, как бродили мы с вами, любезнейшая Людмила Васильевна, по неповторимым стогнам родного Ленинграда в незабвенные вайснахтен..."