Зачем, Почему, или Приключения совсем маленького цыпленка, который еще не появился на свет

Зачем, Почему, или Приключения совсем маленького цыпленка, который еще не появился на свет

Блез Сандрар

Зачем? Почему? Или приключения

совсем маленького цыпленка,

который еще не появился на свет

Однажды дерево сказало:

- Пойду пущу корни на равнине.

И отправилось оно в путь, чтобы пойти пустить корни на равнине. И покинуло оно всех своих лесных братьев, чтобы пойти пустить корни на равнине. Оно тихонько шло на цыпочках, чтобы не разбудить покидаемых братьев, обхватив рукой ветви (как носят обычно вязанки хвороста), чтобы не слышно было ни малейшего шума, осторожно придерживая даже совсем маленькую веточку, которая, свисая, волочилась за ним.

Другие книги автора Блез Сандрар

Блез Сандрар

Тотемы

Мезу, менъямур, мемвей меньямур мезе меньямурзе. Так говорил мне старый вождь племени бетси по имени Этиитии, с которым однажды ночью беседовали мы о древнем происхождении его народа. Великий путешественник, он знал об этом множество любопытнейших и забавных подробностей и, рассказывая, любил приговаривать: "Не годится, когда один ученый человек толкует о серьезных вещах с другим, таким же ученым: он должен говорить с детьми".

Издательство «Текст» знакомит российского читателя с одним из самых знаменитых романов Блеза Сандрара (1887–1961). Его герой — реально существовавший человек, один из пионеров американского Запада. Иоганн Август Сутер бежал из родной Швейцарии, спасаясь от кредиторов, и немало способствовал развитию не освоенной тогда Калифорнии. Но один из богатейших людей Америки был разорен, когда на его землях было найдено золото, с которого началась знаменитая «золотая лихорадка». Используя жанр авантюрного романа, Сандрар создал трагический эпос Нового Света.

Загадочный персонаж по имени Женомор, раздираемый приступами кипучей злобы, воплотил в себе теневую, сумрачную сторону души самого автора. Бесшабашные похождения этого демона зла, во время которых он то выступает в роли Джека Потрошителя в Англии, то появляется в годы первой русской революции в России, то становится богом индейского племени в Америке, слагаются в одно из самых ярких и оригинальных произведений первой половины XX столетия. На русском языке публикуется впервые.

«Ром» — один из самых знаменитых романов Блеза Сандрара. Его герой Жан Гальмо — личность историческая и легендарная. Уроженец глухой французской провинции, ставший сперва крупным плантатором в колонии Французской Республики — Гвиане, потом — членом палаты депутатов, журналист и писатель, влюбленный в тропический лес, он всю жизнь провел в борьбе и созидании и пал жертвой интриг. Захватывающий приключенческий роман, изобилующий реалиями 10-20-х годов прошлого века, рассказывает историю настоящего предпринимателя, авантюриста в самом лучшем смысле этого слова, и в изображении Сандрара герой романа «Ром» — это национальная гордость Франции, один из подлинных творцов ее благополучия.

Блез Сандрар

Птица, живущая у водопада

Жил-был мальчик. Однажды он смастерил силок, укрепил его среди корней дерева и поймал в него птицу, красивую птицу - птицу, живущую у водопада.

Вот так. Он ее ощипал, сварил и съел.

Вот так.

Съев птичку, он снова поставил силки и опять поймал такую же птицу птицу, живущую у водопада. Он побежал домой, чтобы посадить птицу в клетку, но мать отправила его обратно в поле сторожить посевы.

Блез Сандрар

Мышиное пение

Слушайте, слушайте все мышиное пение: оно печально, и не раз вам случится взгрустнуть. Но вы поневоле вскинете голову, и подпрыгнете вы, и подскочите, и пуститесь в пляс. Эй, вы все! Смотрите не слушайте слишком долго мышиное пение...

Вот что случилось однажды...

Жил-был бедный пахарь, который пахал свое поле. Каждое утро, вскинув на плечо мотыгу, он отправлялся работать на пашню. Но вместо того, чтобы пахать, он по дороге останавливался и начинал рыть ямки в тех местах, где мыши проделали свои длинные подземные ходы. Потом он прикладывал ухо к земле и слушал, что там происходит.

Блез Сандрар

Ну и ну

Когда рубишь дерево в лесу, эхо все повторяет.

Есть на свете страна, которая называется Эхо-хо. Там есть небольшой участок земли, сплошь покрытый высокими и низкими зарослями. Его хорошо видно с дороги, протоптанной носильщиками, что лежит в низинке на пути к деревне Встать-Стоять, совсем неподалеку от реки Глу-глу-течет-всегда. Река глубока, и в ней полным-полно бегемотов и крокодилов. Все вокруг густо заросло высоченными деревьями; но никто никогда не ходит сюда по дрова, не ходят даже за валежником на растопку очага.

Блез Сандрар

Скверный судья

Рассказывают, что однажды случилась такая история. Мышь погрызла сшитое портным платье.

Портной пошел к судье, которым в ту пору был бабуин, спящий без просыпу. Портной его разбудил и начал жаловаться:

- Бабуин, протри глаза! Посмотри, вот почему я пришел и разбудил тебя: повсюду дырки. Платье, которое я сшил, прогрызла мышь, правда, она не признается и во всем обвиняет кошку. Кошка же настаивает на своей невиновности и уверяет, что это, должно быть, работа пса. Пес, все отрицая, утверждает только, что это сделала палка. Палка сваливает вину на огонь и твердит: "Это огонь, это огонь виноват!" А огонь ничего не желает понимать, знай только повторяет: "Нет, нет, нет, это не я, это вода!"

Популярные книги в жанре Детская литература: прочее

Дмитрий Пинский

Туча

Она появилась откуда-то у нас. Во всяком случае, раньше я ее никогда не видел. И туча-то была не большой... И не такой уж темной она была... И молнии вокруг не светились... Но мне она не понравилась.

Из этой тучи не капали капельки дождя, Не сыпался снег и не падал град. Туча была шелестящей и легкой. Но с одной стороны она закрыла папу от света, а с другой стороны она заслонила меня от папы. Если бы в туче были дырочки, то я бы видел папу и мне не так грустно было бы. Но на туче не было ни одной дырочки... Потому она и не нравилась мне.

Егор Полторак

Пират, еще один

1

В одном городе в одном доме у одной реки жили-были одна мама и один сын. Маме было двадцать семь лет, а сыну семь. На носу у него были круглые очки, и левое стекло их было треснутое. Жили они неплохо.

Мама работала в гипроинституте через реку, до которого ей приходилось добираться сорок минут с двумя пересадками, а сын ходил в школу с углубленным изучением английского языка со второго класса. Он закончил первый, и сейчас были каникулы. Июнь.

Егор Полторак

ВЕСТНИК

Моря и океаны

Сказки среди нас. Сказки есть вчера, видны сегодня и первыми уходят в завтра, облегчая дорогу нам. Сказки бывают из песка и воды, из сладкого праздничного теста и луны, плывущей по реке. Из ежей и камышей, птиц и цветов, из тумана и грецких орехов с медом. Из снов, дождя и огня. Из касторки и скучных наставлений, из неверия и уксуса сказок нет.

Мы приходили в этот мир, и сказки встречали, заботились о нас. Взрослея, мы забывали о них, сказки никого не позабыли. Сказки среди нас, сказки с нами. Вот здесь.

Егор Полторак

Звезды для нас

В августе, когда ночи становятся такими черными, что кажутся синими, а утром туман из плотной ваты покрывает поля и озера, наступает пора падающих звезд.

И, глядя на прочерк в небе, загадывают бессонные влюбленные свои желания. Какие? Ну, какие могут быть желания у влюбленных! Солдаты, стоящие на посту, думают о доме и маме. Рыбаки, сидящие у костров у воды, мечтают о самой большой рыбе, - как они ее поймают.

Постников В.

КОЛЫБЕЛЬНАЯ СКАЗКА

Один маленький зайчонок выбежал ночью на лесную поляну, посмотрел на ясный месяц и запел громко, громко:

- Чики-брики, чики-брики!

Чики-брики-чик!

Ежик услышал и сказал ему:

- Ты поешь очень храбрую песенку, только не лучше ли тебе пойти домой? Вдруг кто-нибудь испугается, когда услышит ее.

- Чики-брики, чики-брики!

Чики-брики-чик! - ответил зайчонок на всю поляну и запрыгал по ней как мячик.

Постников В.

КУЗЯ-РОБИНЗОН

Кузька - это наш кот. Он большой, мягкий, полосатый, вроде настоящего тигра. Но голова у него маленькая, совсем не породистая, смешная, как у последнего кота-дворняжки. Поэтому каждый, кто ни посмотрит на Кузю, говорит:

- Ну и кот! Очень смешной у вас кот. Я таких не видел...

И я не видел. А еще я никогда не видел таких знаменитых котов. Спросите любого, кто живет у обводного канала в Москве, каждый вам ответит:

Постников В.

МОГУТ ЛИ У ЛЬВА БЫТЬ УШИ БОЛЬШЕ, ЧЕМ У ЗАЙЦА?

Это очень интересный вопрос.

У Льва все больше, чем у Зайца: и голова больше, чем у Зайца, и туловище больше, чем у Зайца, и даже хвост больше, чем у Зайца.

А уши - меньше.

Уши - это единственное, в чем Лев уступает Зайцу. Уши у Зайца больше, чем у Льва.

Ты догадываешься, почему?

Потому что Зайцу очень важно слышать, когда за ним гонятся, а Льву это не важно. Потому что, кто же за Львом погонится? Уж не Заяц ли?

«Код Электры» – вторая часть шведской трилогии о приключениях Ореста и Малин, действие которой начинается спустя несколько месяцев после того, как закончились события «Кода Ореста».

Мистика и приключения окружают Ореста и Малин, живущих по соседству. Семиклассники находят шкатулку с часами и письмо из прошлого века, а также обнаруживают, что некоторое время назад из их школы таинственным образом исчезла старшеклассница Месина. Друзья втягиваются в разгадку новой тайны, находя всё новые подсказки: шифры, страницы древней книги, удивительные старинные гаджеты.

Младшая сестра Ореста – очаровательная непоседа Электра – тоже вовлечена в череду загадочных событий. Является ли малышка частью тайны или же она поможет героям разгадать ее?

Автор этих историй Мария Энгстранд работала инженером и адвокатом. Но потом ее хобби – сочинение историй – превратилось в новую профессию. Писательница обожает свой край на юго-западе Швеции с его небольшими городками и лесами. Неудивительно, что действие романа разворачивается в тихом пригороде, где мистика, наука, прошлое и настоящее соединяются и увлекают читателя за собой. А образы главных героев на обложке, созданные художницей Полиной (Dr. Graf) Носковой, подчеркивают загадочную атмосферу этого романа-квеста, завоевавшего неподдельный интерес и школьников, и молодежи.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

С. САНДРЕЛЛИ

ЧЕЛОВЕК-ОБЛАКО

Перевод с итальянского Л. Вершинина

Кто может поручиться, что Джереми Спэлдинг исчез навсегда? Это произошло лишь вчера, и город до сих пор содрогается от ужаса. В полдень Джереми Спэлдинг собрал в своей лаборатории, раскинувшейся на зеленых холмах, всех самых видных научных экспертов. С быстротой молнии город облетела весть: Джереми Спэлдинг сумел преодолеть силу тяжести.

Ну разве это не чудо? Вы можете одним пальцем поднять гору! Ведь без действия силы тяжести любая вещь становится невесомой. Тогда можно одним прыжком оторваться от Земли и помчаться к звездам.

Сандро Сандрелли

ПРОТОТИП

Перевод с итальянского Л. Вершинина

РПК-115-А был очень возбужден; его фронтальные телепроекторы искрились, а все звукоуловители стремительно вращались с глухим шумом. Смазочное масло на стыках деталей и в кольцах подшипников нагрелось до ста десяти градусов, и нетрудно было заметить, что микротранзисторы раскалились докрасна.

- Это высшее достижение нашей цивилизации! - воскликнул он, стремительно повернувшись на своих трех ногах из сверхлегкой стали. Он вскинул руки и радостно - щелкнул многочисленными пальцами-челноками. (Увы, большинство позитронных образцов серии РПК приобрели эту скверную привычку, а РПК-115-А вообще отличался несдержанностью.)

В обработке В.М.Санги

Бурундук, кедровка и медведь

Нивхская сказка

В солнечный летний день ты встань пораньше. Выйди в лес, осторожно пройди опушкой. На верхней ветке старой ольхи увидишь бурундука - маленького лесного зверька. Пушистый хвост его совсем по-беличьи закинут на спину, а в лапках шишка. Справится бурундук с шишкой, забегает по ветке, призывно свистнет. Прилетит к нему верный друг кедровка - небольшая лесная птица, принесет в длинном клюве шишку, а сама полетит за новой.

Ф. Де Санктис

Макиавелли [1]

Перевод Добровольской Ю.

1 Из кн.: Де Санктис Ф. История итальянской литературы. В 2 т. Т. 2. М.: Иностр. лит., 1964 (эссе приводится в сокращении).

Говорят, что в 1515 году, когда появился "Неистовый Орландо", Макиавелли находился в Риме. Он похвалил поэму, но не скрыл своего недовольства тем, что Ариосто в последней песне забыл упомянуть его имя в перечне итальянских поэтов.

Эти два великих человека, олицетворявшие два разных аспекта одного века, жили в одно время, знали друг о друге, но, по-видимому, не понимали друг друга. Никколо Макиавелли внешне был типичным флорентийцем, очень напоминавшим Лоренцо деи Медичи. Он любил приятно провести время в веселой компании, сочинял стихи и шутил, блистая тем же тонким и едким остроумием, какое мы наблюдали у Боккаччо и у Саккетти, у Пульчи, у Лоренцо и у Берни. Он не был состоятельным человеком и при обычных обстоятельствах превратился бы в одного из многих литераторов, трудившихся за определенную мзду в Риме или во Флоренции.