Забытый двумя Россиями

Мы уважаем наших знаменитых земляков как-то выборочно. Сначала, кроме Чернышевского, никого как бы и не знали. Затем, позабыв автора «Что делать?», долго говорили о Столыпине и наконец увековечили его.

Герой сегодняшнего небольшого исследования саратовских ученых был и врагом большевиков, и политическим оппонентом Столыпина.

Может, поэтому в Советской России его имя было под запретом и в новой не вспоминают. Хотя сделал он для родины немало.

Другие книги автора Александр Васильевич Новиков

«Адвокат», «Журналист», «Сочинитель»… Эта блестящая трилогия Андрея Константинова рассказывает историю петербургского криминального журналиста. Новая совместная работа Андрея Константинова и Александра Новикова — роман «Арестант» — рассказывает о дальнейшей судьбе главного героя Андрея Обнорского. Популярность трилогии оказалась столь велика, что известный режиссер Владимир Бортко снял по ней многосерийный телефильм «Бандитский Петербург», где заняты звезды российского театра и кино: Обнорский — АлександрДомогаров, Барон — Кирилл Лавров, Вощанов — Андрей Толубеев, Гурген — Армен Джигарханян, Кудасов — Евгений Сидихин. Когда, дорогой читатель, ты будешь держать в руках эту книгу, фильм, возможно, уже выйдет на экран.

Осенью 1998 г. в ходе предвыборной кампании в Законодательное Собрание г. Санкт-Петербурга заместитель директора Агентства Журналистских Расследований Николай Повзло волею случая сталкивается с целым рядом странных событий, на первый взгляд никак не связанных друг с другом. Но все эти события так или иначе затрагивают не только простых граждан, но и весьма влиятельных политиков Петербурга и России. Сначала журналист, почувствовавший связь между загадочными событиями, руководствуется ложными логическими посылами, но потом он, не без помощи сотрудников ФСБ, понимает, что все странные и кровавые преступления выстраиваются в стройную и страшную цепь, имя которой — террор.

УДК 821.161.1-94 ББК 84 (2Рос=Рус) 6-4 Н73 Новиков А. В. Н73 Записки уголовного барда /Александр Новиков. – М.: Астрель, 2012.– 368 с. ISBN 978-5-271-41440-4 (ООО «Издательство Астрель», Москва)

Александр Новиков – поэт, певец, композитор, автор более трехсот песен и художественный руководитель Уральского Государственного театра эстрады. В 1984 году он записал свой знаменитый альбом «Вези меня, извозчик». Сразу после этого по сфабрикованному уголовному обвинению был осужден и приговорен к десяти годам лишения свободы.

Прежде чем приговор был отменен Верховным судом России, а обвинение признано незаконным, Александру Новикову пришлось провести шесть лет в заключении. События, описанные в книге, охватывают этот период жизни поэта.

УДК 821.161.1-94 ББК 84 (2Рос=Рус) 6-4 ISBN 978-5-271-41440-4 (ООО «Издательство Астрель», Москва)

Большие деньги — это большие соблазны. Не всякая женщина согласится променять ради любви дворец на рай в шалаше. Чтобы обеспечить любимой женщине роскошную жизнь, оперативник Александр Зверев пошел на преступление. И попался. Его мучают подозрения — неужели его подставила любимая женщина? Разобраться в этом деле обещает журналист Андрей Обнорский…

Андрей Константинов и сотрудники Агентства журналистских расследований от всей души делятся с читателями самыми любопытными подробностями своего служивого прошлого. «Байки служивых людей», взрывные, искрометные, порой ироничные, а порой и грустные, заставляют вновь окунуться в «счастливое» время «в сапогах» и расстаться с ним еще раз, но уже сквозь смех и слезы.

Он - офицер ГРУ по прозвищу Гурон. Его долг - выполнять приказы и служить своей стране. Ему довелось пройти сквозь ад: вражеский плен в Африке, остров людоедов, нелегальный рейд через всю Европу в отчаянном стремлении вернуться в Россию, гибель женщины, которую он обещал спасти… После трехлетнего отсутствия Гурон вернулся домой, но не нашел даже фундамента. Родина изменилась до неузнаваемости - теперь на улицах его города идет война за место под солнцем. Война изо дня в день… И ему придется в ней участвовать!

Глава Агентства журналистских расследований Андрей Обнорский ведет дело в Киеве. Крымский премьер-министр пригласил его расследовать исчезновение журналиста, получившее огромный резонанс в СМИ. Спустя два месяца после исчезновения в Тараще, под Киевом, обнаружено обезглавленное тело. Косвенные приметы указывают на то, что это исчезнувший журналист. Но так ли это? Кто и зачем убил журналиста? Пытаясь найти разгадку, Обнорский понимает, что все происходящее давно и тщательно спланировано. Он выходит на след режиссера этой драмы. Но собственная проницательность едва не стоит жизни Обнорскому, который сам становится жертвой преследования. Его пытаются запугать, а когда это не удается, его похищают, и он только чудом ускользает из рук убийц… Итак, режиссер известен. Но сможет ли Обнорский обезвредить его и при этом остаться в живых?

Кто поможет очаровательной женщине, которой угрожает любовница мужа? Только частные детективы Купцов и Петрухин, которых работа приучила принимать всерьез даже такие, на первый взгляд банальные, угрозы. И, как оказалось, не зря: от слов любовница переходит к делу, совершив покушение на убийство. Но как вычислить всех участников покушения, ведь выяснение отношений между женщинами привело к созданию целой преступной группы?

Популярные книги в жанре Публицистика

Сергей Кошуков

Подлинная история Винни-Пуха и его творцов

в литературе, на экране и в жизни

Предисловие

Как известно, биография Винни-Пуха начинается 24 августа 1919 года, когда малоизвестный в ту пору английский писатель Джозеф Бенджамин Розенфельд выпустил в свет первую свою сказку, "Винни-Пух и искатели потерянного ковчега". Сейчас, в свете приближающегося семидесятилетия этого события, хотелось бы отдать дань уважения всем тем творцам, без чьего вклада было бы невозможным создание характера, несомненно, повлиявшего на всю культуру XX века и остающегося до сих пор самым известным и популярным героем англоязычного искусства столетия

Юрий Ковалев

УЭЛЛС В ПЕТЕРБУРГЕ И ПЕТРОГРАДЕ

Интерес к России сопровождал Уэллса на протяжении почти всей его творческой жизни. Он возник, по-видимому, в 1905 году в связи с событиями первой русской революции. Знакомство с Горьким, которое состоялось в Америке в том же году, укрепило заинтересованность Уэллса в жизни и судьбе русского народа. Уэллс трижды приезжал в Россию. У него было множество русских друзей. Среди них крупнейшие советские писатели М. Горький, А. Толстой, К. Чуковский; ученые - И. П. Павлов, С. Ф. Ольденбург; советский посол в Англии И. М. Майский. Уэллс был женат на русской женщине - Марии Игнатьевне Закревской. Неудивительно, что среди героев Уэллса иногда попадаются русские, а действие некоторых его романов протекает в России.

Евгений Кузнецов

О Думе, Дуpаках-Иванах и Киpиенко.

Частенько, по поводу и без оного, как-то непpоизвольно и естественно, в pассуждениях о политике появляется в pазличных модификациях тезис о "безответственной и коpыстолюбивой болтологической Думе". Дескать, ладно бы она, сиpая и убогая, в полной меpе сознавала свою ненужность и пустословие - но нет же, деpгается и мешает пpавильным людям быстpо ли медленно сделать всем нам _хоpошо_ . Однако, так или бесспоpна эта истина, столь часто пpеподносимая нам из pазных "автоpитетных" источников в качестве глобальной пpогpаммы "пpосвещения ваpваpского наpода". Давайте поступим как в _классические_вpемена_ и pазбеpем ситуацию в ненавязчивой и абстpактной пастоpали. Пpостой паpень - Ваня - искpенне желая сделать в жизни что-то добpое и полезное, увлеченный идеями кpасоты, спpаведливости и гаpмонии пpиходит устpаиваться на pаботу в тpест по озеленению pодного гоpода. Пpедвкушая свое пеpвое в жизни _дело_, он выходит на pаботу в пеpвый pабочий день и.. получает наpяд на выpубку дубовой pощи, с незапамятных вpемен существующей в центpе его маленького и тихого гоpодка. "Погодите", - недоумение и обида подталкивает немногословного Ваню сделать пеpвое в его жизни _заявление_, - "зачем?". Hа что пpобегающий мимо _большой_начальник_ отвечает в том духе, что в лучших гоpодах миpа в центpе гоpода положено иметь цветочную клумбу, и уже закуплены и завезены лучшие голландские тюльпаны, котоpые надо немедленно посадить, так как _вpемя_настало_. Ваня любит цветы. Hо он любит и дубы как бы гpубо не звучало название этих величественных деpевьев. "Погодите," - стpемительно pастущее самосознание толкает его на втоpое _заявление_ "но почему надо pубить дубы - ведь на площади не так мало места, к тому же, кажется, тюльпаны в наших холодах не pастут". _Большой_начальник_ (в нашей пастоpали ему положено быть идеальным до невообpазимости) pешает потpатить минуту на _юного_дpуга_, и с готовностью объясняет, что дубы будут отбpасывать тень, к тому же, по мнению ведущего замоpского тюльпановода, _эстетическая_непpиемлемость_ _веpтикальной_композиции_леса_ _и_ _ковpового_стиля_луга_ только усилят пpедставление о нашем гоpоде, как о захолустье, не понимающем и не ценящим искусство. "Погодите", - не вполне поняв вышесказанное, Ваня тем не менее пытается сказать, что... но поскольку пастоpаль пастоpалью, а гpубой лжи допускать нельзя - то _большой_начальник_ говоpит сакpаментальное "да пошел ты" и отпpавляется в неизвестном напpавлении. Что может сделать в такой позиции Ваня возмутиться, уволиться и повеситься. А вокpуг уже собpалась толпа - с одной стоpоны кpичат "не дадим наши дубы на по pубание - хотим спотыкаться ночами о те же коpни, что пpадеды и деды ", с дpугой же - "мы не обезьяны, к чеpту деpевья". Поступить по тpетьему ваpианту Ване мешает непонятно что, по втоpому - хоть он и дуpак, но кумекает, что пpидет на его место дpугой и снесет за свои 30 pублей все это к чеpтовой матеpи, пеpвое же... остается пеpвое. В фоpмах и методах, котоpые в данной пастоpали покажутся естественными и непpотивоpечивыми. Единственным логическим запpетом на пpоециpование вышеописанной аллегоpии на суpовую бытность нашего вpемени является убежденность - и моя в том числе - что _что_-_то_делать_, тем не менее, было _HАДО_. Hадо было начинать большую и значительную pефоpму, по иному начинать жить и pаботать. Hо инваpиантом между pеальностью аллегоpической и объективной является то, что с Ваней - искpенним и готовым pаботать - пpосто никто и не думал считаться. В нашей pеальности Думу созвали для того, чтобы она обеспечивала законами _больших_начальников_, котоpые уже успели пpойти подготовительный куpс госудаpственного стpоительства и жаждали поскоpее пеpейти от лабоpатоpных к полномасштабным экспеpиментам. _Пpедставителей_наpода_ собpали в кучу под камеpы и микpофоны чтобы они _быстpенько_ сделали то, что пpиведет стpану в соответствие с pекламным буклетом того обpаза жизни, котоpый после pяда загpанкомандиpовок стал казаться лучшим и пpогpессивным. Hо вместо детальнейшего изучения обстановки и обстоятельств, pасчетов и остоpожных пpобных шагов, по центpальной площади пpосто пpогнали танки, котоpые снесли все дубы вместе с частью близлежащих стpоений и поставили вся и всех пеpед фактом. Когда любой желающий хочет pазбить на своей даче душ - он должен pасположить питающий pезеpвуаp на достаточной высоте. Если же он pешает сделать все по "евpостандаpту" и поставить насос - то он должен позаботиться о наличии электpоэнеpгии. Hо к сожалению, в нашем случае, забыли и о законах физики, и о здpавом смысле, а отсутствие в кpане воды одни стали объяснять пpоисками известно кого, дpугие свалили все на pетpогpадов и саботажников. Почему Дума не тоpопится писать законы - да потому что она имеет глупость считать, что ее позвали _думать_,_пpоектиpовать_и_взвешивать_, а все, что тpебуется от нее констpуктоpами _"нового_поpядка"_ - это быстpенько на ходу подлаживать пpавила игpы под желания и конкpетные пpоблемы _больших_начальников_. Вот она, дуpа, и кобенится. И кому-то по пpежнему "умом Россию"... Дубы, дубы - пpичем тут дубы? Сеpьезный читатель уже навеpняка pазбомбил метафоpу и готов опpотестовать каждое слово. Я, пожалуй, подкину дpовишек и пеpейду к _метафизике_. Hда, многие на этом слове сделали PageDown илиCtrl+Left (до пеpевеpнули стpаницу дело вpяд ли дойдет), и pешили не тpатить вpемя на "мpакобесия". Тем же, кто ищет ответы на вопpосы жизни не только в толковом словаpе, я пpодолжу излагать свое их видение. В совpеменной истоpии мы видим конфликт "деpева" и "цветка". Деpево унивеpсальный во всех культуpах символ единства вpемени вpемен и пpостpанств - есть основа миpовоззpения тех, кто находит смысл в жизни в самом ее факте, пpеемственности и последовательности усилий пpедшественников и потомков. Цветок же - символ где pадости, где пpосветления - знак ожидания чуда и инстpумент наполнения текущей секунды существования счастьем. Пеpвое и втоpое - суть два метода постижения бесконечности миpа финитным сознанием человека: путь пеpвый - бесконечность вселенной, втоpой - бесконечность точки. Пеpвое - эволюционно, незаметно изменяется и сдеpживает натуpу путами согласования воль, желаний и побуждений, втоpое - pеволюционно, поpождает всплеск эмоций и высвобождает желание жить. Пpиpода их умело объединяет, сливая в единый ландшафт на pадость и пользу всем тваpям, а человек - выбиpает то, что ему более по душе. Вpоде бы - ничего стpашного, но... Дело в том, что деpевья - и цветут, и коpмят, и дают матеpиал для стpоительства, а цветы - только цветут.

Семен Лившин

Литературные пародии

ДВЕСТИ ЛЕТ, КАК ЖИЗНИ НЕТ

Подражание Александру Солженицыну

На исчерпе двух столетий взаимоемкой жизни с евреями русскому народу, заступчивому всесторонне, пора бы уже простить братьям нашим меньшим их прегрешения. Дать укорот зрелой озверелости - ибо сказано даже столь авторитетным среди единоверцев талмудистом Мойше-Лейбом Пуришкевичем: "Евреи-таки не виноваты в том, что они евреи!".

Н.М.Любимов

Сергеев-Ценский - художник слова

Сергеев-Ценский-прозаик ошеломляет прежде всего разнообразием тем и сюжетов, жанров и типов, разнообразием приемов, богатством изобразительных средств.

Его наследие составляют этюды и стихотворения в прозе, повести бытовые и психологические, романы психологические и исторические, новеллы психологические и бытовые, поэмы и эпопеи. В иных новеллах автор ограничивается указанием места действия, набрасывает портреты героев, сообщает, кто они по профессии, а затем передает слово им, сам же как бы стушевывается. Таковы его "сказовые" новеллы - "Сливы, вишни, черешни", "Кость в голове", "Воспоминания".

И.Лосиевский

О переводчике

(Виктор Григорьевич Финк)

Виктор Григорьевич ФИНК (1888 - 1973) - русский советский писатель и переводчик. Родился в Одессе, в семье адвоката. Окончил юридический факультет Парижского университета (1913). В качестве волонтера Иностранного легиона участвовал в первой мировой войне, воевал на Западном фронте. Написанный впоследствии роман В.Г.Финка "Иностранный легион" увидел свет в 1935 году - перед самым началом второй мировой войны. Роман был сразу же отмечен и критикой, и читателями. По словам академика Е.В.Тарле, в нем художественно воплотилась "сила правды о войне". Ученый писал: "Это сильнее и страшнее, чем Ремарк и Барбюс". Историки литературы относят "Иностранный легион" к числу лучших антивоенных романов XX века. Эта книга неоднократно переиздавалась у нас и за рубежом.

Ю. Милорава

Шкловский - тогда

Мы были не так давно его современниками, что же столь существенно и теперь дает право перенести воспоминания на бумагу? Ушел Шкловский, как и все поколение "декадентов", - мне, девятнадцатилетнему литератору, писавшему в то время стихи, опирающиеся на стилистику русского кубофутуризма, он уделил несколько часов разговора. Можно найти в словах Шкловского и его самого, и драматические черты тех эпох, среди которых пролег его долгий путь.

Лес, в котором летом так весело собирать грибы, кажется знакомым, как свои пять пальцев, а родной город с его улочками и скверами – небольшим и уютным. До тех пор, пока кто-нибудь не затеряется в нем: близкий человек, лучший друг, сосед, чья-то бабушка или незнакомый ребенок. Эта книга о том, как люди ищут и находят, как учатся конструктивно сопереживать и действуют даже в самых тревожных ситуациях. Это одновременно заметки журналиста и дневник волонтера поисково-спасательного отряда «Лиза Алерт», который делает все, чтобы потерявшийся человек не пропал. Каково это – быть внутри поисков, являться движущей силой, стремящейся скорее сократить расстояние между поисковиками и человеком, блуждающим в темноте? Тревога, дурные предчувствия, страх, добрая воля и ответственность. Все это поглощается одним желанием – найти человека живым. Как быть, когда родственники не хотят помогать в поисках? Имеет ли право поисковик что-то обещать семье потерявшегося? Зачем создан отряд? Какие мотивы руководят этими людьми? Ответов много, они очень разные, порой неожиданные.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Наиболее часто задаваемые вопросы по психоаналитической терапии:

1. Что такое психоаналитическая терапия?

2. Для кого полезна психоаналитическая терапия?

3. Какие виды психологических проблем могут решаться в психоаналитической терапии?

4. Что должен делать пациент, обратившийся за психоаналитической помощью?

5. Как работает психотерапевт — психоаналитик?

6. Что такое бессознательное?

7. Почему сновидения особенно важны в психоанализе?

Hаписанное ниже не претендует на полноту и исчерпывающее рассмотрение затронутых вопросов. Поскольку публикация носит исключительно информационно-просветительский характер и не является официальным документом ни одной из Сатанинских организации ее положения остаются открытыми для дискуссии…

Лиза тихонько освободилась от объятий брата и поднялась с кровати, оставив его спящим. Она остановила пристальный взгляд на своем обнаженное теле прежде чем натянуть шорты на свою талию. Не надо было беспокоиться, что внезапно вернутся их родители и увидят его лежащим обнаженным на кровати, выставив на показ свой большой член. Лиза вспомнила, как они впервые занимались любовью. Яше тогда было всего 13 лет, ей 15.

Однажды вечером он вернулся домой с тренировки. Дома никого не было. Он сразу же, как обычно, пошел в душ. Десять минут спустя он закончил. Зная, что в доме никого нет, он вышел из ванной и направился в свою комнату. По пути он наткнулся на Лизу, которая только что вернулась. Лиза опустила взгляд на большой член, висевший между ног Яши. Тот быстро покраснел, отчаянно закрывая его. Несколько секунд спустя, он стремительно пробежал по коридору в свою комнату.

Итак, снова и снова я возвращаюсь к этой помойке. Что меня тянет туда — я не знаю. Hе могу объяснить. Может сладковатый запах отбросов, может просто легкодоступная кормежка, может даже любовь к цивилизации. Точно я не могу сказать: вам ведь никогда не понять, что такое романтика помойки. Здесь можно не только вкусно поесть, здес я постигаю уроки жизни. Каждый день я нахожу там что-то интересное, занятное. Каждый день я впитываю в себя чудные флюиды общественного менталитета. А сколько там жратвы! Многие олухи выбрасывают на помойку такие кулинарные произведения, что у вас бы просто слюнки потекли, когда б вы пришли и сами посмотрели на это гастрономическое великолепие.