Заблудившись в осени

Михаил Ленков

Заблудившись в осени

Каждый упpямо занимался своим делом. Водитель автобуса pавнодушно выписывал pулем петли на асфальтовых pазвоpотах. Пассажиpы вполголоса pазговаpивали, с выдуманным любопытством pассматpивая улицы, на котоpых все тем же оpанжевым светом pаскpашивали киpпичную повседневность фонаpи. Да и гоpод, как назло, упpямо не хотел исчезать из виду.

"Что этот гоpод для его людей? Какое-то особое существо, обладающее своей душой, своим именем, или пpосто - место, где скопился наpод? Все-таки он нужен больше тем, кто знает каждый его закоулочек, осведомлен о пpоисходящем в нем. Тем, кто глубоким исследованием понял неповтоpимую внутpеннюю сущность каждого гоpожанина в отдельности и всех жителей вместе. Такие люди с умиленным видом пpоходят мимо гpандиозных памятников аpхитектуpы. И это неспpоста, ведь в местах концентpации молодежи, как пpавило, можно чаще pаздобыть дpагоценную бутылку из-под пива.

Другие книги автора Михаил Ленков

Ленков Михаил

Весенний ливень

Белая полоска облаков, освещенная сбоку pозоватым отсветом скpывающихся за беpезами солнечных лучей, pасползлась по еще неостывшему пpозpачному небу. Ветки деpевьев, усыпанные, словно светло - зеленой пыльцой, только что пpобившимися листьями, чуть заметно покачивались. Иногда с кленов сыпались еще неpаспустившиеся цветки, ложась баpхатным ковpом на слой пpошлогодней тpавы и коpичневых листьев, а над тpопинкой кое-где кpужились стаи комаpов. есмотpя на то, что солнце уже почти зашло, воздух был на удивление теплым и густым, и только когда по молодой, но уже пушистой тpаве изpедка пpокатывалась волна не успокаивающегося ветpа, в его освежающем потоке появлялся тонкий запах сыpости и пpохлады, пpедвещающий пpиближение ночи. Пелена облаков над лесом медленно сгущалась, и вот уже по pасстилающемуся неподалеку вспаханному полю поползла сеpо - фиолетовая тень. В воздухе потянуло дымом.

Михаил Ленков

Легкие паутины

"Мы опять потеpяли их след. Как же все-таки неpазумно поступили наши солдаты, когда pешили pасстpелять табун, двигающийся, веpоятно, к месту их скопления... Hо самое стpашное заключается в том, что мы до сих поp не знаем, каким обpазом они пpеодолевают н ашу защиту и выслеживают нас. Мы все еще бессильны пpотив них, хотя бы потому, что не умеем боpоться.

Мы вынуждены жить в пpедложенных нам условиях. Я более чем убежден, что если не пpинять какие-нибудь сpочные меpы, то в скоpом вpемени в каждом нашем доме, в каждом поселении...", - голос Оpатоpа дpогнул, - "будут существовать эти тваpи, поглощая и уничт ожая нас час за часом.

Популярные книги в жанре Современная проза

Алексей РУНДКВИСТ

ДОРОГА ДОМОЙ

Свинцовые холодные волны накатывали на черный галечный пляж. Угрюмое небо сурово смотрело на разбухшую от непрерывного дождя землю. Промозглый ветер гнал мелкую водяную пыль, бросая ее в окна прибрежного санатория, откуда сквозь струящуюся по стеклам воду меня провожали взглядами грустные лица отдыхающих.

Я шел по самой кромке прибоя. Море, то и дело бросалось на берег и не в силах дотянуться до меня, шипя от злости, отползало обратно. Мелкие камушки липли к сапогам, словно желая прокатиться напоследок, перед тем как их утянет вглубь особенно длинный язык приливной волны.

Мария Рыбакова

Братство проигравших

Неудачное стечение обстоятельств, которое я называю своей жизнью, привело к тому, что история Кассиана увидела свет.

Я издатель. Мне тридцать шесть лет. Я издатель и люблю книги. Мне тридцать шесть, я не стар и уже не молод. Я издатель, я люблю книги, я работаю в старом доме. Мне тридцать шесть, я не стар и не молод, не то чтобы счастлив, но и несчастным меня назвать нельзя.

Есть люди, которые помнят себя в пеленках, я же вынес из раннего детства два-три воспоминания. По праздникам мы ездили в загородный дом родителей отца. Из его окон видны горы и озеро. Предполагалось, что там очень красиво, и мать, поставив меня на балкон, указывала вдаль и говорила: "Смотри, какая красота!". Но мне всегда было холодно на балконе и в этом деревянном доме. Сестра оказалась равнодушной к красоте и не скрывала этого. Я же пытался, хотя и слабо, изобразить на лице восторг, потому что (мне казалось) иначе обидится мать, родители отца и сам этот вид с балкона. Сестра, награжденная здравым смыслом, никого не боялась обидеть и если любила, то по-настоящему.

Мария Рыбакова

Паннония

Повесть

1

"Должно быть, здесь какая-то ошибка", - почудилось Маркову, и он еще раз перепроверил несложные формулы на доске. Но ошибки не было и быть не могло, ведь он преподавал этот курс несколько лет подряд. С чего он взял, что была ошибка? Ему показалось, будто кто-то резко толкнул его в плечо, мол, "Смотри, куда идешь!" или "Очнись, приятель".

И взгляд уже бежал от доски к аудитории (первый раз за столько лет). Раньше-то все лица были окутаны туманом, словно он смотрел сквозь запотевшие очки (очков не носил никогда). Раньше-то лица виделись бежевыми болванками, и Марков припоминал слова - "голова сыра", "сахарная голова". А теперь каждое лицо стало румяным, ярким, как дорожный знак. Вот, первое с краю, покрыто сыпью; на втором торчит странно изогнутый нос; третье отличается пропорциональностью черт, а следующее за ним - бледно, узко. За первым рядом второй, третий, четвертый и пятый. Может быть, ошибка заключалась в количестве студентов. Должно быть, кто-то отсутствовал или, наоборот, пришли лишние, ненароком спутав аудиторию, да так и остались сидеть.

Святослав Юрьевич Рыбас

Чемпион

Посвящаю первокласснице Кате

По дороге домой Даня Глухов мучил своих спутников раз говорами об устройстве жизни.

Между побеленными стволами открывалось море, уходящее в далекое марево. Ветер играл на тропинке с тенями листьев.

Спутников было трое: Саша Климаниди и братья Хмоленки. Им было уже по тридцать, и они были старше Дани почти на двенадцать лет, но Даня был их капитаном.

«Открыв эту книгу, вы станете участником эксперимента. Я называю его «путешествием внутрь школы».

В течение 9 месяцев я общался с десятками учителей и школьников. С ученым Робертом Сапольски и легендарным преподавателем Кеном Робинсоном. Я буквально жил в «Новой школе» – пространстве, объединившем педагогов из районных и региональных учебных заведений, методистов программы «Учитель для России» и выпускников школы Тубельского.

Мне хотелось собрать ящик с инструментами, с которым можно будет отправиться в любое учебное заведение в любом регионе России. Тот, что не потребует от преподавателей и родителей никаких особенных ресурсов. Кроме одного: желания пробовать что-то новое в общении с детьми.

Для меня это не просто книга, это целый опыт. Проживая его вместе с героями, вы поймете: каждый из нас может создать для своего ребенка среду, в которой ему будет интересно учиться, познавать мир и себя».

Александр Мурашев

В формате PDF A4 сохранён издательский дизайн.

Судьбу не обмануть и от нее не убежать. Руслан Градов, альфа серых волков, осознал это в тот момент, когда почувствовал свою истинную пару в маленькой девочке, дочери той, с кем он когда-то хотел соединить свою жизнь. Прошлого уже не исправить, а вот за свое счастливое будущее ему теперь придется побороться…

Никогда бы не подумал, что буду работать в сфере образования, но уж точно и догадаться не мог, что стану учителем начальных классов, возьму под опеку больше двадцати детей и буду от них без ума. Это я и моя довольно удивительная, если не сказать – странная история.

Их разделяет почти сто лет. Они волки-изгнанники, отрекшиеся от клана и стаи. Волки, так и не принявшие свою суть. Волки, так и не сумевшие стать волками… Их разделяет почти сто лет, и возможно, что они никогда не встретятся. Кроме как… во сне?..

Однотомник. Первая книга цикла "Эрамир".

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

О том, как Райнер Торсен завоевал сердце своей возлюбленной, читатели могли узнать из предыдущей книги Дэй Леклер - "Рог изобилия" (она была издана в этой же серии). Пришла пора разобраться в своих сердечных делах и старшему брату Райнера. По характеру Тор покруче брата и так же истово предан своему бизнесу. Но его избранница норовом не уступает жениху и вовсе не намерена играть в его жизни второстепенную роль. Что победит - любовь или бизнес?

ИНТЕРВЬЮ, ДАННОЕ ЖУРНАОУ "ПЛЕЙБОЙ"

ДЖОНОМ ЛЕННОНОМ И ЙОКО ОНО.

Джон Леннон и Йоко Оно.

Откровенный разговор с затворнической

четой об их совместной жизни и их

удивительно искренние взгляды на жизнь

"внутри" и "вне" "Битлз"...

- 1

Описывать бурную историю Битлз или же музыкальные и культурные фазы, через которые проходил Джон Леннон, значило бы рассказать всем давно известное. Почти все знают, что Леннон был духовным лидером Битлз - группы, крайне популярной и оказавшей глубокое воздействие на 60-е годы, перед тем, как она распалась в 1970. Некоторые их поклонники видели причину их распада в Йоко Оно - японке, второй жене Леннона. Говорили,что она оказывает чересчур большое влияние на Леннона. На протяжении всех 70-х они работали рука об руку. В 1975 Ленноны стали неуловимы для прессы. Правда, с тех пор в печати появлялось много всяких догадок и предположений. Но вот, несколько месяцев назад, они вышли из подполья, чтобы опровергнуть слухи и выпустить новый альбом. Ленноны решили дать интервью "Плейбою" - длиннейшее из всех, которые они когда-либо давали. Взять это интервью у них было поручено независимому обозревателю Дэвиду Шеффу. Когда он и один из репортеров "Плейбоя" встретились с Йоко Оно, чтобы обсудить основные пункты предстоящей беседы, она поразила их своей безапеляционной манерой высказываться. На замечание о том, что "Плейбой" получал интервью от многих знаменитостей, Оно сказала: "Такие люди, как Картер, представляют только свою страну. Джон и я - мы представляем весь мир". Впрочем, спустя несколько недель, когда интервью было завершено, она с энтузиазмом отнеслась к идее напечатать его в "Плейбое". Вот отчет Дэвида Шеффа:

Внимание!!! Все замеченные опечатки НЕ должны быть

испpавлены!!!

Джон Леннон

НЕОБЬЯТНОВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ С МИСС ЭНН ДАФФИЛД

Я нашел запись в моем блокносе, что было это в брачный и ветренный день в концерте марта 1892 года со дня Торжества Крестова в Мат-Блэддере, городе Северного Света. Шэмрок Уомлбс получил телеграмоту, когда мы сидели за завтрюком. Он ничего не сказал, но дело уже засело у него в голове, потому что он стоял с задымчатым лицом у огня, куря свою трупку и поглядывая иногда на послание. Совершенно неожидинбург, без предубеждения он повернулся ко мне с луковой икоркой в глазах.

Евгений Ленский

Птицы с синим отблеском

[фрагмент]

Часть 1.

Странник.

I. Твикс.

Система Лиенна. Южное полушарие Эллады. Песок... Огромная, всепоглощающая пустыня Грусти... Я брел по ней уже вторую неделю. Ничего... Ни травинки, ни стебелька... Только где-то вдали иногда возникали яркие вспышки, которые тотчас же исчезали, не оставляя за собой ничего, кроме непонятного чувства тревоги.

Вполне возможно, кто-то из новичков баловался с новыми возможностями. Ладно, с них станется...