За великую трассу

Повесть посвящена полету в мировое пространство, строительству искусственного спутника Земли. Это попытка заглянуть в завтрашний день, показать практическое применение теоретических расчетов великого русского ученого К. Э. Циолковского.

Отрывок из произведения:

Лето, наконец, пришло! Веселое, с зеленью лугов и полей, с ласковым серебряным утром, с тихими вечерами, с бурными и гулкими грозами… Пришло - и властно позвало в путь-дорогу.

Олег сдавал последний экзамен, а отец уже находился в очередном отпуске и ждал сына, чтобы вместе поехать в деревню, к тете Глаше. В каждом письме она звала племянника к себе. Мальчик жил мечтами о будущих встречах с сельскими ребятами, об удачных рыбалках, интересных походах по лесам и полям Подмосковья.

Другие книги автора Николай Иванович Гомолко

Хорошо летом! Встанешь на зорьке, возьмешь удочки, да и пошел себе на озеро! Любят калиновские ребята свое озеро и лес любят. Однажды в лесу повстречались они с незнакомым человеком. Подозрительным показался им этот человек: высокий, в кирзовых сапогах, за плечами рация, а в руках — пистолет… Хлопцы задержали незнакомца и отвели в село. А он оказался не шпионом вовсе, а геологом. Крепко подружили юные герои повести «Лето в Калиновке» с тем геологом, и с кузнецом дядей Архипом подружили. Он еще им партизанский миноискатель отдал. Зачем? А вот прочтете книгу — узнаете.

Роман Николая Гомолки давно полюбился ребятам. Редакция и автор получили много писем, которые говорят о возросшем интересе юного читателя к проблемам космических перелетов, к новейшим достижениям науки и техники.

События последних лет — запуск автоматической ракеты, с которой была сфотографирована обратная сторона Луны, беспримерный полет Юрия Гагарина заставили автора внести в текст романа некоторые исправления. Ныне мы предлагаем читателю эту книгу в переводе на русский язык.

Аннотация издательства, 1961 г.

Остросюжетная повесть о борьбе белорусских партизан с фашистскими оккупантами в годы Великой Отечественной войны.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Двадцать лет тому назад в шутку, как мне тогда казалось, я дал себе обещание написать об этом случае фантастическую повесть или даже роман. Почему фантастическую? Во-первых, слишком многое так и осталось тогда необъяснимым; во-вторых, принадлежность к Корпусу Мониторов обязывала, да и до сих пор обязывает меня свято хранить служебные тайны. Жанр фантастики, к счастью, позволяет достаточно вольно обращаться с фактами, и авторские домыслы ничем не ограничены — кроме, пожалуй, писательской фантазии.

На бельевой верёвке во дворе болтались платья времён королевы Виктории, а холодильник прислонился к боку дома, точно хмурый шофёр, и намурлыкивал «Звёздное знамя». Платья пролежали на чердаке с 1918 года. Я понимаю, что сейчас никто такое носить не будет, но я подумала, может, кому-то материя понравится, на лоскутное одеяло или ещё что. Не понравилась. Мне, конечно, больше всего хотелось избавиться от холодильника. Люди подходили, смотрели — сначала на него, потом на меня.

Профессор Иван Белов проводил свой отпуск в центре Атлантического океана, занимаясь подводной археологией. В обнаруженном им затонувшем городе он встретил… свой аналог.

Не успел я выйти из машины, как ветер стал рвать у меня из рук зонтик, который я сумел открыть только наполовину. Пару минут я боролся, потом покорился судьбе и швырнул зонт в урну. Еще одно мокрое барахло, еще одна вещь, отвоеванная у человека природой.

Подняв воротник, чтобы защититься от холодного дождя, я поспешил вверх по ступеням из бурого камня. У входа достал удостоверение и предъявил его человеку в форме.

— Через холл, один марш по лестнице вверх, вторая дверь направо. Вас ждут, доктор Д’Амато, — сообщила форма.

Пампе нравилось в доме Патрика и Патриции. Когда-то, еще в самом начале, она по какому-то наитию дала им эти имена, и они стали для нее привычными. Ее рано отняли у матери, и она совсем не помнила своих первых хозяев. Теперешним хозяевам она принадлежала с того момента, как у нее открылись глаза, и она увидела окружающий мир. Патрик и Патриция были всей ее вселенной.

Хозяева были добры с Пампой. Они баловали ее своей восхитительной пищей и разрешали путешествовать одной по громадному дому. Вся ее жизнь проходила рядом с ними. Когда они покидали дом, Пампа покорно подставляла шею тонкой цепочке, которую надевал на нее Патрик и привязывал к закрепленному в стене кольцу. Она тут же ложилась на землю, сворачиваясь клубком и зарываясь в свои густые волосы, чтобы никто не увидел ее слез. На прощание Патрик и Патриция всегда награждали ее беглой лаской. Она слушала, как их шаги удалялись по аллее, как захлопывалась калитка, погружая ее во мрак одиночества.

С самого начала это была насквозь гнилая мысль — вылить в канализацию полбочки имитатора боевого отравляющего вещества. Однако, видит бог, идея принадлежала не мне. Если же разобраться как следует, то на самом деле виноват во всем наш ротный старшина, и как раз его-то и нужно брать за жабры по поводу всего произошедшего. Подваливает сегодня этот самый старшина Педалин к солдатской курилке, где пацаны после обеда потихоньку в себя приходят, и отработанным жестом вытаскивает из толпы двух традиционных козлов отпущения — Добрицу и Мидянина. Отводит он, значит, нас в сторонку и начинает привычно на мозги капать. Вы, говорит, гоблины, говорит, и жует свою поганую «Ватру». Бандерлоги. Вы мой дурной характер знаете, ага? Так точно, товарищ старший прапорщик, говорим мы с Добрицей. Очень знаем. Тогда, опять говорит Педаль, бедуины вы мои ненаглядные, в свете данного тезиса нарезаю очередную боевую задачу. Слушайте меня ушами. Мне срочно нужна емкость под сыпучие материалы, ага? Железная бочка — подойдет. Или что-нибудь около того. Где вы ее возьмете, суслики, — это для меня малогребучий фактор, но если через полчаса емкость не будет передислоцирована в район кочегарки, я сурьезно рассерчаю. Ферштейн? Так точно, отвечаем, товарищ старший прапорщик. Ферштейн. Ага, говорит Педаль. И учтите, замечает он напоследок, бочка наверняка будет чистая и ни в коем случае не дырявая, а не то я, растудыть, обратно рассерчаю — и тогда вешайтесь, лсулики. Я дурак, вы меня знаете: когда выведете меня из положения равновесия, с дерьмом вас всех съем, ага.

Бертрам Чандлер родился в Англии, сделал блистательную карьеру на флоте, уехал в Австралию, продолжил свою “морскую деятельность” там — и стал автором сорока научно-фантастических романов и более двухсот рассказов и новелл — произведений, по сей день ос-тавшихся ОБРАЗЦАМИ отличной приключенческой фантастики!

В сборник вошли следующие произведения: “Другая Вселенная”, “Контрабанда из иного мира”, “Запасные орбиты”, “Встречи в затерянном мире”, “Гаммельнская чума”.

Нет, это не фантастика. Искусственные продукты, ДНК-модифицированные вирусы, очки дополненной реальности, поголовное внедрение чипов, безошибочно идентифицирующих каждого жителя Земли – мы знакомы с этими технологиями, называем их достижениями и не задумываемся над тем, как они могут быть использованы. Потому что страшно задумываться над тем, что технологии не только делают нашу жизнь комфортнее и лучше, но и убивают.

«kamataYan» – это не роман-предупреждение, а проза завтрашнего дня. Головокружительный триллер о борьбе за власть, свободе и любви. О том, что ожидает наш мир.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Эта книжка про Америку. В ней рассказывается о маленьком городке Ривермуте и о приключениях Томаса Белли и его друзей – учеников «Храма Грамматики», которые устраивают «Общество Ривермутских Сороконожек» и придумывают разные штуки. «Воспоминания американского школьника» переведены на русский язык много лет назад. Книжку Олдрича любили и много читали наши бабушки и дедушки. Теперь эта книжка выходит снова, и, несомненно, ее с удовольствием прочтут взрослые и дети.

«АКВАНАВТЫ»:

Тайные глубины океана. Много ли мы знаем о них? Как человеческая деятельность влияет на океан? Главный герой, гидрокомбист, Игорь Соболев, волей судьбы заброшенный в окрестности вышедшей из строя глубоководной станции, из двух членов экипажа которой выжил только один, и тот сошел с ума. Ему придется спуститься в пучину для выяснения причин гибели глубоководников. Не сойти с ума, не поддаться слепой панике, а самое главное – остаться человеком, вот задача героя.

«НЕУЛОВИМЫЙ ПРАЙД»:

Леонид Русанов становится руководителем исследовательской группы Ю-Центра, разрабатывающей проект «Эхо Юпитера». Юпитер — это фундамент будущности всего внеземелья, поэтому человечество хочет знать о нем все. Система информационных стержней, с которой работает Ю-центр самоорганизуется, приобретая форму Роя, в котором вычленяются три группы сгустков, по три сгустка в каждой группе. Одновременно со всем этим, Русанова посещают видения с информацией о незнакомых планетах, общим у которых является наличие девяти действующих лиц...

Тайные глубины океана. Много ли мы знаем о них? Как человеческая деятельность влияет на океан? Главный герой, гидрокомбист, Игорь Соболев, волей судьбы заброшенный в окрестности вышедшей из строя глубоководной станции, из двух членов экипажа которой выжил только один, и тот сошел с ума. Ему придется спуститься в пучину для выяснения причин гибели глубоководников. Не сойти с ума, не поддаться слепой панике, а самое главное — остаться человеком, вот задача героя.

Перед вами книга редкого и самого востребованного жанра — документальный детектив, невероятная интрига которого полностью основана на реальных фактах.

Автор в доверительной форме рассказа очевидца на примере самых интересных дел продолжает раскрывать принципы работы современной системы следствия. В ряде случаев документальный сюжет происшествия и его расследование оказываются не менее интригующими, чем даже в самых популярных приключенческих фильмах.

Все детективные новеллы сборника объединяет главный признак — речь идет о преступлениях, вызвавших наибольший резонанс в средствах массовой информации и социальных сетях. Поэтому важная часть работы в связи с расследованием легла и на плечи самого автора, руководившего управлением взаимодействия со СМИ Следственного комитета России.

В книгу вошли пять документальных детективных рассказов об успешных расследованиях, в ходе которых следователи СКР преодолевали почти безнадежные препятствия и огромные расстояния: дело так называемой «банды ГТА», орудовавшей на подмосковных больших дорогах; дело о хладнокровном убийстве 17 престарелых пенсионерок в уральских городах; дело о теракте в аэропорту Домодедово; дело прибалтийских пиратов, захвативших сухогруз «Арктик Си»; дело о катастрофе Як-42 в Ярославле, где погибла хоккейная команда «Локомотив»…