За стеной сна

Говард Лавкрафт

За стеной сна

Я часто задумываюсь почему большая часть рода человеческого не устает размышлять о колоссальной значительности снов и том загадочном мире, к которому они принадлежат. Ведь ночные видения являются по большей части не чем иным как слабым и фантастическим отражением впечатлений нашего бодрствования вопреки незрелому символизму Фрейда но в них постоянно присутствуют приглушенные отголоски неземной и эфирный характер которых не допускает их привычной интерпретации; их неопределенное, но возбуждающее и тревожащее воздействие подсказывает нам что можно на мгновение заглянуть в сферу ментального бытия, не менее важного чем физическая жизнь, но отделенного пока от этой жизни почти непреодолимым барьером. Мой собственный опыт не позволяет мне усомниться в том, что человек во время сна утратив свои земные ощущения, на самом деле переносится в иную бестелесную жизнь, природа которой существенно отличается от той жизни, которая нам известна, и только смутные и весьма неясные воспоминания остаются в памяти после пробуждения. По этим расплывчатым и обрывочным воспоминаниям мы можем составить множество предположений, но мало что сумеем доказать. Мы можем догадываться, что в мире снов материя в том смысле, как она понимается в этом мире вовсе не обязательно стабильна и непрерывна, и что время и пространство там не существуют в том виде, как мы их себе представляем во время бодрствования. Иногда я начинаю верить, что это менее материальное бытие и есть наша настоящая жизнь, и что наше суетное пребывание на земном шаре вторичный или по крайней мере случайный феномен.

Другие книги автора Говард Филлипс Лавкрафт

Лучшие произведения Лавкрафта. Они бесконечно разнообразны и многогранны. Одни относятся к классическому «черному неоромантизму», другие – к викторианской литературе ужасов. Но в каждом живет гений писателя, подарившего нам лишь на шаг отстоящий от реальности причудливый мир «богов-демонов» – подводного Ктулху и безликого Азатота, таинственного Шуб-Ниггурата и великого Йог-Сотота.

В данное издание вошли лучшие произведения Говарда Лавкрафта — бесконечно разнообразные и многогранные. Одни относятся к классическому «черному неоромантизму», другие — к викторианской литературе ужасов. Но в каждом живет гений писателя, подарившего нам лишь на шаг отстоящий от реальности причудливый мир «богов-демонов» — подводного Ктулху и безликого Азатота, таинственного Шуб-Ниггурата и великого Йог-Сотота.

При жизни этот писатель не опубликовал ни одной книги, после смерти став кумиром как массового читателя, так и искушенного эстета, и неиссякаемым источником вдохновения для кино- и игровой индустрии; его называли «Эдгаром По ХХ века», гениальным безумцем и адептом тайных знаний; его творчество уникально настолько, что потребовало выделения в отдельный поджанр; им восхищались Роберт Говард и Клайв Баркер, Хорхе Луис Борхес и Айрис Мёрдок.

Один из самых влиятельных мифотворцев современности, человек, оказавший влияние не только на литературу, но и на массовую культуру в целом, создатель «Некрономикона» и «Мифов Ктулху» – Говард Филлипс Лавкрафт.

Мифология Ктулху и других темных божеств, рассредоточенная по американским землям. Селефаис, Ультар, Сарнат, Кадат, Аркхем… Покинутые города и те, что существуют на границе сна и воображения. Чистые, с высокими белыми башнями и умопомрачительными арками. Заросшие плесенью и терном, пропитанные затхлым запахом гниющей рыбы. Однако чудовища могут таиться как в развалинах и закоулках, так и в сверкающих палатах. А самые кровожадные и ужасные монстры рождаются в человеческой душе…

«К западу от Аркхема много высоких холмов и долин с густыми лесами, где никогда не гулял топор. В узких, темных лощинах на крутых склонах чудом удерживаются деревья, а в ручьях даже в летнюю пору не играют солнечные лучи. На более пологих склонах стоят старые фермы с приземистыми каменными и заросшими мхом постройками, хранящие вековечные тайны Новой Англии. Теперь дома опустели, широкие трубы растрескались и покосившиеся стены едва удерживают островерхие крыши. Старожилы перебрались в другие края, а чужакам здесь не по душе. Никто не прижился на фермах, ни франкоканадцы, ни итальянцы, ни поляки. Как ни старались, ничего у них не получилось. У всех с первых же дней пробуждалась фантазия, и, хотя жизнь текла своим чередом, воображение лишало покоя и навевало тревожные сны. Потому чужаки и спешили уехать, а ведь старый Эмми Пирс не рассказывал им ничего из того, что он помнит о старых временах. С годами Эмми стал совсем чудным, вроде как не в своем уме. Он единственный, кто знает всю правду о прошлом и не боится расспросов, но ему не позавидуешь. Ведь не боится он потому, что его дом стоит на отшибе рядом с полем и проезжими дорогами…»

«В начале был ужас» — так, наверное, начиналось бы Священное Писание по Ховарду Филлипсу Лавкрафту (1890–1937). «Страх — самое древнее и сильное из человеческих чувств, а самый древний и самый сильный страх — страх неведомого», — констатировал в эссе «Сверхъестественный ужас в литературе» один из самых странных писателей XX в., всеми своими произведениями подтверждая эту тезу.

В состав сборника вошли признанные шедевры зловещих фантасмагорий Лавкрафта, в которых столь отчетливо и систематично прослеживаются некоторые доктринальные положения Золотой Зари, что у многих авторитетных комментаторов невольно возникала мысль о некой магической трансконтинентальной инспирации американского писателя тайным орденским знанием. Думается, «Некрономикон» станет реальным прорывом в понимании сложного и противоречивого творческого наследия мэтра «черной фантастики» и первой серьезной попыткой передать на русском языке всю первозданную мощь этого ни на кого не похожего автора, сквозящую и в его тяжелом, кажущемся подчас таким неуклюжим синтаксисе, и в причудливо-архаичной лексике.

Вообще, следует отметить крайнюю энигматичность полных «тревожащей странности» текстов Лавкрафта, инкорпорирующего в свой авторский миф весьма темные аспекты эзотерического знания, демонологических ритуалов и оккультных практик, не следует забывать и о мистификационных коннотациях, отсылающих к редким и зачастую фантастическим источникам. Тем не менее некоторые литературные критики пытались причислить чуждое всякой этической дидактики творчество американского писателя к научной фантастике и готическому роману. «В настоящей истории о сверхъестественном есть нечто большее, чем таинственное убийство, полуистлевшие кости и саван с бряцающими цепями. В ней должна быть ощутима атмосфера беспредельного иррационального ужаса перед потусторонними силами, — отвечал мэтр, демонстрируя полный индифферентизм к позитивистской науке и судьбам человечества. — Литература ужаса — это отдельная, но важная ветвь человеческого самовыражения и потому будет востребована лишь очень небольшой аудиторией. И все же кто сказал, что черная фантастика столь уж беспросветна? Сияющая великолепием чаша Птолемеев была выточена из черного оникса».

Дагон, Ктулху, Йог-Сотот и многие другие темные божества, придуманные Говардом Лавкрафтом в 1920-е годы, приобрели впоследствии такую популярность, что сотни творцов фантастики, включая Нила Геймана и Стивена Кинга, до сих пор продолжают расширять его мифологию. Каждое монструозное божество в лавкрафтианском пантеоне олицетворяет собой одну из бесчисленных граней хаоса. Таящиеся в глубинах океана или пребывающие в глубине непроходимых лесов, спящие в египетских пирамидах или замурованные в горных пещерах, явившиеся на нашу планету со звезд или из бездны неисчислимых веков, они неизменно враждебны человечеству и неподвластны разуму. И единственное, что остается человеку – это всячески избегать столкновения с этими таинственными существами и держаться настороже…

Проза Лавкрафта – идеальное отражение внутреннего мира человека в состоянии экзистенциального кризиса: космос холоден и безразличен, жизнь конечна, в словах и поступках нет никакого высшего смысла, впереди всех нас ждет лишь небытие, окончательное торжество энтропии и тепловая смерть Вселенной. Но это справедливо для читателей прошлого тысячелетия. Сегодня мы легко можем заметить, что Великие Древние Лавкрафта стали «своими» и для людей, искренне любящих жизнь, далеких от меланхолии, довольных собой и своим местом в мире – вот в чем настоящий парадокс.

Популярные книги в жанре Ужасы

Люди с такими интересами, как у меня — всегда оторваны от жизни. Именно так. Если, конечно, у них достаточно интеллекта понять это. Моя мама всегда утверждала, что у меня есть интеллект. Она наверняка будет волноваться, когда узнает, что я арестован за… ну, не стоит пугаться этого слова — за убийство.

Вот мы с нею посмеемся, когда меня выпустят отсюда. Да, при своем интеллекте я не теряю чувства юмора и про себя горжусь этим свойством характера.

Щербинин Дмитрий

СЧАСТЬЕ

Посвящается композиции "A Sea To Suffer In"

Группы My Dying Bride,

Которая вдохновила mangler'a, на этот сюжет,

И, собственно, mangler'у, за то,

что он мне этот сюжет передал.

Тоска глубокая, слезливая - вот что составляло жизнь Виталия, сколько он себя помнил; точнее - была еще и какая-то жизнь - еще с детской поры сохранились воспоминания, как со смехом мчался он за воздушным змеем у прабабушки в деревне, или же как восторгался видом морского заката, тогда же, в раннем детстве. Однако, с течением времени подобные воспоминания приходили все реже, и вот совсем вытиснились этой мрачностью, слезами.

Петр 'Roxton' Семилетов

MEMENTO VIVERE

Возможно, существует две версии фильма "Мыс страха".

Потому что я четко помню, как он начинался, когда я смотрел его лет десять назад. Герой Роберта де Hиро, преступник Кэйди, заказывает в тюремной библиотеке "самые тяжелые книги". Ему дают "Каренину", "Майн Кампф" и тому подобное.

В камере Кэйди использует эти книги для того, чтобы накачивать себе мускулы. Позавчера при просмотре "Мыса" на компьютере с диска, я не увидел ожидаемый эпизод. После заставки и титров Кэйди действительно выполнял всяческие гимнастические упражнения, демонстрируя свои татуировки, но книг и в помине не было. Повторяю - возможно, есть два разных варианта фильма, хотя я не понимаю, зачем из одного понадобилось убирать "тяжелые" книги. Абсолютно исключено, что память меня подвела. Хотя в последнее время я немного запутался в собственных воспоминаниях. Hо по порядку.

Петр 'Roxton' Семилетов

NIGHTWVIEW

Это случилось как раз тогда, когда в моем плэере сели аккумуляторы. Да... Я радио слушал. FM. Hочью - люблю слушать ночной эфир, знаете ли. Блин, надо заряжать. Лень вставать со стула - я перед компьютером сижу, он издает звук, будто в подвале, в бойлерной (где старина Фрэд Крюгер печку топит) работает какой-то агрегат из параллельного мира.

Вынимаю наушники из ушей - проводки такие желтые, тоненькие, скоро перетрутся - хана наушникам - это же не SONY за тыщу баксов. Ох блин.

Петр 'Roxton' Семилетов

ОHИ МЕHЯЮТСЯ

Этот рассказ начался не здесь.

Эскалатор поднимает меня все выше. Я смотрю на проплывающие мимо меня светильники между лестницами, похожие на короткие обрубки колонн или парафиновые свечи. Голос из динамиков вещает своим вечно отвратительным тембром слышанные тысячи, нет, миллионы раз ПРАВИЛА ПОЛЬЗОВАHИЯ МЕТРОПОЛИТЕHОМ. Сейчас закончит, и начнет пытать музыкой, которая, вероятно, была авангардом эдак при царе Горохе. Я оглядываюсь через плечо. Позади меня никого на лестнице. Только сводчатый тоннель уходит вглубь под углом в 35 градусов. Hа соседней линии эскалатора, движущейся в противоположном направлении, сверху едет какойто человек в сером пальто и старомодной шапке. В его правой руке "дипломат". Человек смотрит вперед. Hа вид ему лет 5560.

Петр Семилетов

ПООТКРОВЕHHИЧАЕМ

Эй! И не думайте, что я по велению сердца на эту работенку подвязался! Просто надо было подзаработать пару десятков долларов. Да, устроился я в похоронное бюро к мистеру Буну. И вовсе не надо шутить по поводу отваливающихся у покойников челюстей. Мне не смешно, прямо вам скажу. Я-то уж насмотрелся. За первый год двадцатого века всякое повидал. Как говорится, хлебнул дерьмица. Hа окраину, в контору босса, знаете кого привозят? Во-о! В основном тех, у кого вся рода ножами изрезана, и уж будьте уверены, это ножи не хирургов-белоручек. А что до дерьмица - то сами понимаете, где я обретаюсь. Вначале страшно было противно было. Взять, к примеру, избитый мотив открытого рта у покойника. Hу, как он лежит себе в гробу, все вокруг это, плачут, у тут ХОП! ротельник открыл, разинул хавало. Так вот, чтобы такого не случалось, знаете, что мы делаем? Клей. Мы склеиваем боковые зубы специальным клеем. Раньше по-другому делали: ломаешь спичку пополам, оттягиваешь одну губу мертвому - хип-хоп, пара стежков, пришиваю, то бишь, спичку к губе с внутренней стороны, поглубже, и так же с другой губой проделываю. Потом, опять же, оттяну усопшему губки, и уже за спички их стягиваю - это чтоб кожа не рвалась. Правда, скажу вам, рот при этом чуток удлиняется вперед - как у того барсука полосатого (я его около фермы моего дяди, в лесу видел). А то еще что мы делаем: глаза стеклянные - это если клиенту нужны, опять же, в случаях, когда покойник совсем плох; а еще шнобели восковые, уши из каучука, ну, усы-брови-бороды, парики. Мы прямо как те гримеры. Делаем людей красивше. Hедели две назад подвезли одного...из тех, кто нюхательные порошки делает - вы понимаете, о чем я. Так вот, рожа у него - будто молотками два часа по ней били. Это. Похлеще мистера Хайда, того, с афиши спектакля - уж у него-то харя такая, что чертям тошно, а тут еще хуже. Вот, и привезли его сотоварищи фотографии, его, в смысле. Дескать, чтоб лицо из гроба смотрело. А лица-то нету. "Будет", - говорит мистер Бун. И точно - получилось. Мой босс ведь прямо как этот, как его...скульптор, вот. По этим самым фотографиям он точно как живую рожу из воска вылепил. Сотоварищи того, покойного, как пришли, так ахнули. "Как и был", - говорят. В смысле. Мда. Так, ну че, я не мастер долго болтать. Что я вам хотел рассказать? Сейчас услышите. Ухожу я от мистера Буна, и далеко ухожу. Боязно мне. Потому как страшным человеком мой босс оказался. Как вспомню, что позавчера случилось, так жуть берет - мурашки по спине. Да. В-общем, позавчера срочная работенка подвернулась - поздненько вечером "клиента" подвезли, утром закапывают. Hадо подготовить. До этого я ночами не работал - ну, разве что месяц грузчиком в порту, но то не то. А ночью с трупаком возиться - приятного мало, скажу вам. Жнем еще ничего, я привыкши. Вообще я у босса в качестве ломовой силы - покойничка приподнять, извольте, на бочок перевернуть... Hу а это уже потом мне мистер Бун в "гримерной" ассистировать (так он сказал) доверил. Вот и позавчера я ассистировал. Мужику тому, кого мы прихорашивали, собственно, мало чего надо было - попудрить, "арома" побрызгать, и прочий марафет - короче, парикмахерская и все тут . Можно сказать, не в гнилом мясу рыться - а бывало, всякое бывало. Сами понимаете. Работки-то на часик всего. Hу, а уже полночь. Значит, подготовили мы все необходимое - кисти, присыпки разные. Тут мистер Бун мне и говорит: -Подожди, я тебе фокус покажу. -Ха! Какой фокус? -А смотри! Достает он из кармана пиджака (в клеточку у него пиджак) такую блестящую трубочку, расширяющуюся на одном конце -вроде тех клаксонов на автомобилях. -Занятная вещица, - говорю. Мистер Бун кивает: -Ага. Правильно говоришь, занятная. А теперь еще занятнее будет. Подходит он к покойнику, голову ему поворачивает. И эту трубку узким оконечником ему в ухо всовывает. -Hу и в чем фокус? Hа фига вы это делаете? - спрашиваю я. Он отвечает: -А знаешь, что мертвые...Они как бы спят. И если хорошенько их позвать, то они могут услышать и... -Что "и"? -И откликнуться, молодой человек. Ладно, смотри. Приклонился он, стал в раструб трубки говорить: -Мистер Хэнлоу! Мистер Хэнлоу! ВЫ меня слышите? Вы меня слышите? Ответьте! И дважды подул: ФУУ, ФУУ... Потом он продолжил свои увещевания: -Друг мой, живые просят тебя проснуться. Проснись и поговори с нами. Я на стульчик присел. Жду. Думаю, острит мой босс не очень. Юморок еще тот... Тут трупак глаза открыл. И дернулся весь. А глаза сначала...это...закачены были, а потом прямо в потолок уставились. Как у рыбы зеньки. Прямо твой карп прудовый. -Хорошо! Хорошо! - похвалили мистер Бун. Трупак губы разомкнул, язык во рту сонно ворочается: -Мнам, мн-а-ам...Мпафн-а-а-а... И гнусаво, гнусаво так... Я, представьте себе, со стульчика своего ногами кверху перекинулся. Думал, спина пополам. Хребет, в смысле, хрустнул. Тут же я на бок перекатился, и как дал деру! А вы, что вы, не так бы поступили? Я на вас бы посмотрел! Потом забежал в свою берлогу на Бэдлэндз-стрит, начал думать - авось мистер Бун меня разыграл? Да нет. Я сам трупака ведь на своем горбу таскал - мертвее камня. Холодный, сам как чучело прямо. Труп трупом. Мистер Бун пришел через часа два. Меня еще бил мандраж и я соображал, че дальше делать, куда себя девать. Стук в дверь. Кто, спрашиваю. Выясняется, босс мой пожаловал. Я говорю:" Уходите, я вам не открою". Он начал тихо так шептать что-то вроде: " Открой, ну открой, я господин твой, ты не должен меня бояться, потому что я один на Земле кто не отсюда, так что пусти, пусти меня". И скажу вам, его шептания как-то так на меня подействовали, что двинулся я к двери, и ХОТЕЛ открыть, но как вспомнил ту жуткую картину в "гримерной", и столбняк на меня напал. Остановился я, зажал уши руками - вернее, пальцы указательные в них заткнул... Потом он, босс мой значит, видать, ушел. Меня снова стал мандраж бить - аж зубы стучали, а руки и ноги дрожали как от холода зимой в Канаде. Думаю, подамся я подальше из этого города. Hе жить мне здесь, знаю. Hутром чувствую. Собираю вот манатки и сваливаю спешно. Hу все, робяты, мне пора. Пасиба что послушали а то никто не верит. Будто я когда загружал...

Петр Семилетов

САПОЖHИК И БУДКА

Давным-давно, в 90-тые годы, жил-был старый сапожник. Весь день он проводил в крошечной будке, стоящей на углу узкой улочки в провинциальном городке. Вереста - так он назывался, если вам это интересно. Остальное время сапожник Иван либо пьянствовал с дружками, которые объявлялись тогда, когда у него заводились деньги, либо же дрыхнул в своей затхлой полуподвальной однокомнатной квартирке, где ржавые краны создавали звуки просто весенней капели. Вечная весна, если закрыть глаза. Была осень, золотое прелое яблоко октября. Пасмурный день. Хмурые малоэтажные дома с выцветшими стенами, печальные потемневшие деревья навевали грусть. Hо сапожник этого почти не видел. Он сидел в будке и чинил обувь. Пахло резиновым клеем и кожей. А еще кремом для обуви. С зажатыми меж губ гвоздями, он бил молоточком по каблукам, огромной иглой-шилом сшивал порванные бока, быстрыми движениями зажимал замки на "молниях". При этом он беспрестанно курил "Беломор", а за обедом откушивал стаканом водки, селедкой и куском белого батона, часто двухдневной давности. ТЫК! ТЫК! ТЫК! - стучал молоток. ВВВВВВЫЫЫЫЫЫЫЫЫ... - выл шлифовальный круг, на котором сапожник Иван подранивал набойки на подошвы. КАХ! КАХ! - исторгали легкие, убиваемые никотином. За окном шел с утра дождь. Или еще с ночи? Кто знает... Было слышно, как недалеко прогромыхал состав, который, впрочем, в Вересте никогда в жизни не сделает остановку. Этот поезд из совсем другой жизни. В которой нет маленьких, убогих городков, где вокзал, пожалуй, самое большое здание. И не вокзал, а "станция"...

Петр 'Roxton' Семилетов

СОВРЕМЕHHОЕ ПРЕДВАРЕHИЕ

Повесть, которая будет помещена в следующих мессагах, написана мною три года назад, в 1998 году, сразу после того, как я создал свой ПЕРВЫЙ рассказ. Поэтому "Случай..." можно расценивать как литературный дебют. Полагать, что я отношусь к этой повести, как к пробе пера - ошибочно. С самого начала своей деятельности на литературном поприще я писал живо и интересно. Итак, довольно слов, приступим к делу...

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Говард Лавкрафт

Забвение

Когда время давит, и уродливая мелочность существования ведет к безумию, словно крохотные капли, которым палачи позволили непрестанно обрушиваться на тела жертв, я полюбил озаренное убежище сна. В снах я нашел ту малую красоту, что тщетно искал в жизни, и там блуждал по старым паркам и зачарованным чащам.

Временами проносились порывы ветра: нежные и благоухающие - я слышал зов юга и шел под парусами бесконечно и устало под странными звездами.

Говард Ф.Лавкрафт

Заявление Рэндольфа Картера

Вновь поведаю - не знаю я, что стало с Харлеем Вареном, хоть думаю,почти надеюсь, что пребывает он ныне в мирном забвении, если там существует столь благословенная вещь. Истинно, в течении пяти лет я был его ближайшим другом, и даже разделил с ним исследования неизведаного. Я не стану отрицать (нашелся свидетель, пусть слабый и ненадежный - моя память) похода к пику Гаинсвиль, на дороге к Большому Кипарисовому Болоту, той отвратительной ночью, в полдвенадцатого. Электрические фонари, лопаты, катушка провода, что мы несли - лишь декорации к омерзительной сцене, сожженой моей поколебавшейся памятью. Но затем, я должен настоять, что не утаил ничего, что следовало бы сказать, о том почему меня нашли следующим утром на краю болота одинокого и потрясенного. Утверждаете - ни на болоте ни рядом не было ничего, что могло бы вселить страх. Я соглашусь, но добавлю, оно было вне я видел. Видение, кошмар, должно быть это было видение, либо же кошмар - я надеюсь - все же лишь это сохранил мой разум о тех отвратительных часах, когда мы лишились человеческого надзора. И почему Харлей Варрен не вернулся, он, либо его тень, либо некая безымянная вещь, которую я бы даже не рискнул описать, лишь сам он может поведать.

Обычный детский сад, ничем не отличавшийся от сотен других… до той поры, пока там внезапно не начали заболевать дети. Заболевать опасной и загадочной болезнью. До той поры, пока не погибла однажды воспитательница.

Трагическая случайность? Быть может… Но верить в эту случайность отказывается адвокат Елена Калинина. Интуиция подсказывает ей — в этих ужасных совпадениях есть что-то закономерное. Что-то, за чем угадывается странное, сложное, продуманное преступление. Преступление, нить которого необходимо распутать, пока не пострадали новые невинные жертвы…

Владимир Лавришко

Там есть такая штучка...

"Жигуленок" сел крепко. Парфенов открыл дверцу, взглянул что там делается сзади, еще раз нажал на педаль акселератора, и его окатило жидкой грязью.

- Приехали. - Он достал из-под сиденья скомканную тряпку, вытер лицо и с минуту соображал, как быть дальше. На лобовом стекле подрагивал осиновый листок. Листок у корешка пожух и свернулся в трубочку.

- Где сидим? - спросил Парфенов.