За подводными сокровищами

Увлекательная книга о подводном мире, его растительности и животных, о приключениях, связанных с поисками сокровищ погибших кораблей у берегов Флориды, в Карибском и Средиземном морях.

Отрывок из произведения:

Сначала нам полюбилась поверхность моря, волны, пляжи при отливе и беспредельность океанских просторов. Мы плавали, гонялись за рыбами и однажды в ясный солнечный день сквозь зеркальную поверхность воды заглянули в таинственное царство теней на дне. Когда мы стояли так, любуясь диковинными, искаженными в воде формами, Барни сказал: «Джен, давай изготовим водолазный шлем».

Это произошло двадцать лет назад и положило начало настоящей истории.

Популярные книги в жанре Путешествия и география

Едва ли найдется сегодня человек, равнодушный к судьбе Байкала. Прошло более года с тех пор, как было принято постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О мерах по обеспечению охраны и рационального использования Байкала в 1987—1995 годах». На состоявшемся в июле этого года совещании в ЦК КПСС, как сообщалось в печати, отмечали, что уже выполнено немало природоохранных мероприятий. Однако наиболее крупные задачи решаются медленно, поэтому чувство озабоченности положением дел на Байкале не должно покидать никого.

П лоская, ровная, сколько глаз хватает, земля. Приханкайская низина. Плавный невысокий вал кустарника вдоль грунтовой дороги. Вербы, лозняк. Заболоченные поляны. Похожие на клубы дыма округлые пышные деревья на этих полянах. Густая и при этом на редкость одноцветная зелень постепенно сменяется полями с выгоревшей травой. Горизонт просматривается на многие километры. Сизые от дали силуэты сопок, как неровные края чаши.

Земля, по которой мы едем, имеет ко мне и к Николаю, водителю машины, непосредственное отношение. Пригодной для жизни ее сделали наши деды. Шакуны, Романюты, Божки, Побегайловы, Коваленки, Костырки, Стужины и десятки других фамилий наших разветвленных семейных кланов срослись, спеклись с этой землей. В зное, в комарином гудении, в бесконечной мороси, приносимой с океана, приучая язык и ухо к «чудным» удэгейским названиям, осваивали они эту землю, поднимали целину, обкашивали болота, ставили дома.

Каменистая тропа вьется среди зарослей орешника. Бредет по тропе сонный ослик. Привычная дорога, привычная тяжесть кувшинов, привьюченных к бокам. Привычно тянет на высокой ноте нескончаемую песню черноглазый мальчишка-погонщик. Что еще делать в дороге? Грустный напев «Шикясты» не требует слов. Если хочешь, придумай слова сам. И Абдулхан поет: «Опять я иду за водой... Иду за водой к роднику, а родник далеко-о...» Вот и все слова, их хватает на всю дорогу, потому что «Шикяста» — медленный напев.

Человек и природа. В Палангском аэропорту со взлетной полосы удирает... заяц. Оживленные магистрали не торопясь пересекают лоси и косули. А в Каунасе, в центре города, дубовую рощу Ажуолинас по ночам обследуют барсуки и куницы. Все эти приятные мелочи — результат большой работы, которая ведется в Литве по охране и восстановлению природных богатств.

Литва... От берегов Балтики до песчаных холмов Дзукии, от Зарасайских озер до равнин Судувы раскинулись ее земли. Неманский край — это тихие лесные реки, краснокирпичные замки над синью боров, волны ржаных полей и шелест камышовых дебрей, жемчужные рассветы Неринги...

В Таллине море дает о себе знать мокрым снегом, внезапно — среди ясного дня — налетевшим мелким дождем, промозглым вечерним ветром. Вы чувствуете это море, но редко его видите — разве что поедете к памятнику Русалке или на пляж в Пирита, Меревялья или Клоога-Ранд. Далеко не с каждого места в городе виден залив, и не ходят вечером горожане прогуляться по набережной, как на юге. Новые районы города тоже уходят от моря, как бы укрываясь от его холодного дыхания. И не ради моря приезжают в Таллин туристы.

Репортаж с борта атмосферного зондировщика

Стоит тихое утро. Совсем непохожее на предыдущие, в которые нам приходилось взлетать. Нет ни пурги, ни ветра, сбивающего с ног, ни тумана. От солнечного тепла медленно рассеивается дымка. Начинают просвечивать горы, окружающие аэродром, и, глядя на них, легко вспоминаешь место, где вчера остановились на ночлег. Засыпанная снегом деревушка на берегу речки, черные острые пирамиды елей на склонах гор, желтый свет уличных фонарей в прозрачной синеве горного утра... И как всегда, немного жаль расставаться с землей, ибо знаешь, что картина эта померкнет с первыми вздохами турбин, как померкли картины других рассветов, пейзажи других широт. Каждое утро мы стремимся в свой самолет, будто он и есть наш самый родной на земле дом.

Первым европейцем, ступившим на этот зеленый остров, был «сам» Христофор Колумб. Случилось это во вторник, 3 июля 1494 года, во время второй экспедиции знаменитого мореплавателя к берегам Нового Света. Равнодушно приобщив новый клочок земли к бескрайним владениям испанской короны, Колумб нарек его именем «Сан-Хуан-Эванхелиста», не подозревая о том, что обитавшие здесь индейцы тайно уже одарили свою землю сразу тремя названиями: «Камарго», «Гуанаха» и «Сигуанея». В дальнейшем переименования следовали непрерывной чередой, и сейчас, пожалуй, можно утверждать, что вряд ли найдется на земле другой географический объект, который столь часто менял бы свои имена. Вслед за «Сан-Хуан-Эванхелиста» пришло название «Сантьяго». В начале XIX века мадридские чиновники назвали остров «Колонией королевы Амалии», однако к тому времени на географических картах закрепилось еще одно, ставшее основным, имя «Исла де Пинос» — «Сосновый остров».

Мы вступили в год 60-летия Великой Октябрьской социалистической революции. За шесть десятилетий страна прошла путь, равный столетиям... В нашу сегодняшнюю жизнь как реальность вошли понятия «материально-техническая база коммунизма» и «научно-технический прогресс». Благодаря достижениям экономического и социального характера стала возможной реализация крупных народнохозяйственных программ и создание территориально-производственных комплексов в различных районах страны — в Сибири и Таджикистане, в европейской части Союза, на Дальнем Востоке и в Казахстане...

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В книге ученого патера Пирлинга «Дмитрий самозванец» освещается критический период русской истории, от исчезновения династии царей, прямых потомков Рюрика и Владимира Святого, до раннего периода смутного времени. Автор рисует личность Лжедмитрия I на широком историческом фоне, используя данные русских и западноевропейских исторических документов. Автора прежде всего интересовали отношения России с Римской католической церковью в этот период времени. Многие положения Пирлинга и его взгляд на Лжедмитрия представляют исключительный интерес.

Книга рассчитана на широкий круг читателей, интересующихся русской историей.

В сборнике объединены изречения китайских писателей разных веков, написанные в жанре цзацзуань. Отражая быт народа, его обычаи и культурные традиции, цзацзуань представляют собой своеобразное явление в китайской литературе. В этой книге впервые собраны кпереведены на русский язык цзацзуань разных авторов.

«Сон в Нефритовом павильоне» — одно из крупнейших произведений старинной корейской прозы начала XVII века (имя автора осталось неизвестным), относится к популярному на Дальнем Востоке жанру романов-снов, близких по сюжету древним мифологическим сказаниям и авантюрным повестям позднего средневековья.

Публикуется на русском языке впервые.

Здесь рассказывается о мире, в котором на опушках лесов и за пиршественными столами складывался великий эпос. Где это было? Когда это было? Как получилось, что вожди и короли, жившие в разные времена, сошлись на Каталаунских полях в знаменитой «Битве народов»? На страницах «Хроник длинноволосых королей» читатель встретит Аттилу, Теодориха и Брунгильду — славных героев предания о Нибелунгах. Он обнаружит чудовище квинотавра, породившее род Меровингов, у которых королевскую власть передавали только отпрыскам, хранившим нестриженными свои космы. А еще окажется в ожившем лесу королевы Фредегонды, где до него побывали Шекспир и Толкин.

Эта книга — для тех, кто хочет прикоснуться к истокам, открыть для себя мир, в котором жили легендарные герои «Нибелунгов»: королева Брунгильда и вождь гуннов Аттила, мудрый гот Теодорих и отважные бургунды. Это сборник историй о темных веках, когда правили Меровинги, Испания была покорена готами, Италия — длиннобородыми лангобардами, а на севере Британии обосновались загадочные пикты, покрывавшие свои тела татуировками. В книге представлен литературный перевод (впервые на русском языке) «Хроники Фредегара», «Книги истории франков», фрагментов из сочинений Павла Дьякона, «Анонима Валуа» и других произведений, сохранивших предания Раннего Средневековья.