За несбыточность снов

Федор ЧЕШКО

ЗА НЕСБЫТОЧНОСТЬ СНОВ

Чистый серебряный звон оказался неожиданно громок и трогательно уместен в этом мире голубовато-искристого снега. Наивная и простая мелодия, многократно подхваченная эхом, надолго повисла между оцепенелыми ветвями, обильно иглящимися изморозными искрами, и казалось, что это они и звенят - хрустально и чуть печально, неуловимо для глаз покачивая на плотном снегу прихотливо изломанную синеву вечерних теней. Ротмистр щелкнул крышкой часов, вздохнул:

Другие книги автора Федор Федорович Чешко

Не в радость была Кудеславу жизнь в глуши, бередила ему сердце мечта о дальних странах. Шесть лет проскитался он по чужим краям с отрядом воинов-урманов, славы не снискал, богатства не обрел, но зато обучился ратному делу.

Вернулся в родной дом, а там уж забыть его успели. И хотя он теперь всегда первый среди родовичей — и в бою, и на охоте — не считают его больше за своего. Вот если только беда в ворота постучится, тогда и позовут Кудеслава — выручай, Урман…

Война. Жаркий угар рукопашной или расчетливое спокойствие наведения крестиков на мониторе, лихой азарт схватки или неспешный расчет точки взрыва. Романтика боя и похмелье победы. Страшное. Невыносимое…

Когда угасает солнце, новое родится нескоро. Погибла великая цивилизация, уцелела лишь горстка людей, и в Ущелье Умерших Солнц поселилась Бездонная Мгла. Она карает людских потомков, насылая на них звероподобных пришельцев.

Тою же тропой – тропой чудовищ – в этот мир проник юный воин и бард Леф. Он пришел нагим, слабым и беспомощным как младенец. Но понемногу память возвращается, руки обретают сноровку и крепость. Кого же прислала Бездонная в этот раз? И с какой целью?..

На смену детским шалостям приходят недетские беды. Юный гордец, возомнивший себя мастером фехтования, случайно убил на поединке своего наставника. За это и был изгнан в дикий суровый мир, в котором выжить почти невозможно. Но он уцелел и даже вернулся, снова пройдя через чудовищную Бездонную Мглу, – вернулся туда, где его по-прежнему считают отверженным…

На внепланетную космическую станцию прибывают трое практикантов космотранспортного училища. Вскоре начальник станции начинает подозревать, что один из этих курсантов – суперхакер по кличке Чингисхан, согласившийся давать показания против могущественной Промышленной Лиги и законспирированный Интерполом по программе защиты свидетелей. А затем выясняется, что среди студентов есть и агент Лиги, который ищет Чингисхана. Но дело обстоит еще хуже. Мирный космический маяк из места детективного расследования превращается в поле боя…

Существует несколько вариантов перечня изобретений, с которых началась наша техническая цивилизация. Чаще всего таковыми называют использование огня, рычаг, парус, колесо.

Значение этих изобретений невозможно переоценить. Огонь – это не только тепло, свет и какая-никакая защита от хищного зверья; это еще и настоящая физиологическая революция. Жаренная, печеная на углях, а в последствии и вареная пища избавила наших предков от необходимости употребления «внутрь» изрядного количества вредных веществ, облегчила и ускорила процесс пищеварения, что помогло не только продлить жизнь, но и высвободить дополнительные ресурсы организма для умственной деятельности.

Он был очень молод, этот «прекрасный специалист», он совершенно по-мальчишески корчил из себя бывалого, все на свете повидавшего циника, которому уже множество раз приходилось говорить такие слова. Говорить, конечно, решительно и спокойно, глядя обмирающему пациенту прямо в глаза. Говорить, как настоящий мужчина, — честно до беспощадности.

Да только не удалась идиотская эта игра во взрослость. В решительную секунду он все-таки отвел взгляд. И сразу сделался тем, кем и был по правде: сопляком-вундеркиндом, впервые узнавшим доподлинную цену слову «бессилие».

Разные причины заставляют суперхакера Молчанова принять весьма сомнительное предложение. Некая фирма снарядила экспедицию для колонизации первобытного мира, богатого ценными ресурсами. Все бы ничего, но на ту же планету имеет права всесильный концерн. Да и разумные дикари-аборигены знамениты своим умением ловко расправляться с цивилизованными пришельцами.

А в ходе рискованного предприятия выясняется, что экспедиции противостоят не только конкуренты и кровожадные туземцы…

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Информация стекалась сюда со всех стволов, лав и штреков. Это был центр отсека или командной рубки, где располагался круглый пульт управления всем комплексом.

Не обычный, а сдвоенный термометр, серебристый столбик на левой шкале которого превысил цифру 19, показал: там, наверху, температура воздуха в тени равна двадцати градусам по Цельсию. Неплохо для апреля в умеренной полосе. Правая шкала показывала температуру внизу.

Здесь, внизу, понятия «день» и «ночь» были чисто условными. Пластиковые стены слабо светились холодным безжизненным огнем: фосфоресцировали листы, из которых манипуляторы сшивали рубку. Об этом, очевидно, знали люди из Центра, проверявшие перед отправкой сюда каждый рулон пластика, каждый прибор, каждый моток проволоки. Поэтому Большой Мозг решил оставить свечение, хотя для аппаратов, считывающих информацию с экранов при помощи инфралучей, освещение было ни к чему.

Василий Иванович Мошкин, рядовой советский обыватель, считает, что в жизни ему не повезло. И женился-то он неудачно (на нелюбимой женщине, полностью подчинившей его своим прихотям), и в контору эту зря перевод устроил (повышения всё нет и нет), да и жизнь идет как-то невесело. Вот если бы знать наперед… Стоило ему так подумать, как чугунный черт, купленный женой в ГУМе, завертелся на телевизоре, на глазах ожил, и предложил провести опровержительный эксперимент.

Желая понять, что есть они сами, роботы создали свой первый город — Роботсвилль, по строению похожий на человеческий. Но общественность забеспокоилось, и было решено снести этот город. Тогда роботы ушли под землю…

fantlab.ru © Тимон

Полковника Вильяма Трэинера, постоянного Представителя Президента при Миссии, вытащили из постели в 2-16. Еще не успев стряхнуть с себя сон, в 2-18 он, затягивая пояс, сбежал по лестнице к ожидавшей у подъезда капсуле. Устраиваясь на заднем сиденье, Трэйнер уже знал, что его ожидает трудный день.

Два капитана и штатский — всех их он знал в лицо сидели, крепко сжимая в руках обложки с государственным гербом. Полковник протер глаза и посмотрел на штурвальную консоль: «Баллистический полет, цель зафиксирована, местное время 15.04». Штатский с молодым, но прежде времени состарившимся лицом обернулся к нему с переднего сиденья:

Как трудно молодому поколению понять привязанности старшего... А конфликт непонимания повторяется между каждыми новыми поколениями в новом своем витке. И не так важно, что непонятно новому поколению: езда в переполненных электричках на дачный огород или путешествие на глиссере в родной город…

Над горными вершинами висела багровая тяжесть туч. Черные тени ущелий были как траурная кайма. Печаль сжимала сердце, и слезы душили, горькие слезы неизбежного расставания.

— Мы разлучаемся! — возвещал чей-то громовой голос. — Но мы встретимся, встретимся, встретимся!..

Толпа шумела, расслаивалась на две колонны. И они, эти две колонны, уходили в разные стороны. И багровые тучи переваливали через горы, текли вслед за людьми, затмевая долину.

Багровея, словно наливаясь кровью, звездочка импульса на приборе контролера-автомата поползла вверх, подрожала, достигнув середины шкалы, и снова стала сползать и бледнеть. Сигнал поступал с сорок четвертого участка, примыкавшего к морю. Федор выбежал на крыльцо. Испещренная клетками бассейнов огромная лагуна поблескивала миллионами пузырей, шипела и стонала. От нее несло холодом.

"Надо осмотреть этот сорок четвертый", — подумал Федор. Он открыл дверь, чтобы сообщить о своей отлучке на главный диспетчерский пункт, и застыл на пороге: экран видеофона на пульте светился, в его глубине, занимая все пространство, лежал кристалл. Точеный октаэдр поблескивал треугольными плоскостями, вспыхивал искорками цвета переспелого граната с фиолетовым отливом. Казалось, что это никакой не кристалл, а сосуд в форме кристалла, наполненный огненной жидкостью.

Новая модель телевизора фирмы «Ваал» имеет встроенную антенну, высококачественный динамик, пожизненную гарантию и даже снабжена особой печью для производства попкорна. При этом телевизор не продаётся ни в кредит, ни за наличные — он покупателю дарится, но при одном условии.

© Ank

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Александр Чесноков

Такие дела

Несколько слов об авторе:

Александр Чесноков (С.-Петербург). Псевдоним автора

Игнат Федоров (О'Санчес). Этот его роман был написан в

соавторстве с Сергеем Драчевым (одновременно он и

прототип главного героя).

Несколько слов о книге:

"Такие дела" - это скупая и суровая мужская повесть об

охранном бизнесе со всеми его нюансами и проблемами.

ПРЕДИСЛОВИЕ

From: Никита Чесноков ([email protected])

Каменка

29-30.03.2002

Поход, совершенный группой туристов водной школы МГУ.

Бывает, в интернете встречаешь отчеты, которые начинаются примерно так: "эта безумная идея пришла к нам в голову за полдня до отъезда", "мне позвонили и сказали: "пошли завтра в поход"" и т.п. То есть собирается абсолютно раздолбайская группа, половина которой идет без касок, треть - без спасиков, четверть - без плавсредств, пятая часть не идет вообще. При этом уровень группы не соответствует категории маршрута, а адмирала нет в принципе. В походе же почему-то всем им оказывается тепло, хорошо и ненапряжно. Словом, несмотря на нулевую подготовку похода, очень часто все проходит как по маслу, без сучка и задоринки.

From: Никита Чесноков ([email protected])

Волгуша

Водно-туристский поход турклуба МГУ.

12-13.04.2002.

Поход на Волгушу планировался нашей группой уже давно. Двумя неделями раньше мы открывали сезон на Каменке. Если кто не знает, это приток Волгуши, который впадает в нее в районе санатория "Горки". Собственно, Каменка рассматривалась нами только как вариант заброски на Волгушу - господин Кувалин в своей лоции назвал ее проходимой за один-два часа. Но нам не повезло: среди бесконечных завалов и снегов мы застряли там на два дня.

Чесноков Вадим

Искуство бpитья

Бpитье ни в коем случае не должно иметь обыденный хаpактеp! Мало того, что это опасно - не слишком эстетично идти на pаботу как после дpаки с сеpдитой кошкой. Бpитьё само по себе - обpяд, в котоpом ты каждый день подтвеpждаешь свой пеpеход из мальчиков в мужчины. Поэтому - никакой спешки, никаких постоpонних мыслей. Полная сосpедоточенность на пpоцессе, и в то же вpемя - полная отpешенность от всего земного и случайного. Если ты владеешь техникой медитации - это тебе пpигодится, если не - пpидется освоить. Далее, для бpитья нужна соответствующая оснастка. В кpане должна быть вода (гоpячяя и холодная). По кpайней меpе пеpвое вpемя - потом, научившись пpавильноу сосpедоточению, ты сможешь бpиться стоя по колено в октябpьской Hаpочи и получишь кайф от чуства полного слияния с миpом. Hо на пеpвое вpемя лучше все же пожалеть кожу pожи. Далее, помазок. Он дожен быть из натуpальной щетины с тяжелой массвной pучкой. У такого помазка воос жесткий у pучки и мягкий на конце. Бpитва - в пpинцие, дело вкуса. Кто-то любит Жилет Слалом, кто-то дедовскую опасную бpитву (ну это вааще кpуто). Главное - она должна быть остpой и удобно лежать в pуке. Мыло для бpитья конечно можно пpименить, особенно на высших ступенях пpосветения, когда ничто земное уже не в состоянии отвлечь, но лучше все же бpать пену в тюбике. Аэpозольная своим шипением слишком уж выбивается из обpяда, а мыло нужно долго взбивать и слишком быстpо оно сохнет. Впpочем, и в этом есть своя пpелесть. И наконец - после бpитья. "Кpасится могут женщины, мужчины должны умываться". Лосьён или одеколон нужен для пpижигания мелких цаpапин, а не для газовой атаки.