За кроваво-красной дверью

В триллерах американских писателей в увлекательной и захватывающей форме описываются неординарные события, происходящие с главными героями, которые сталкиваются с зомби и друидами, почитателями культа ву-ду и поклонниками Черной мессы.

Отрывок из произведения:

Четверг… Все еще лил дождь, когда кеб подъехал к городскому моргу. Я попросил водителя остановиться у входа в приемный покой и, укрывшись плащом, бросился под широкий навес над пологим скатом для спуска каталок. Достигнув мокрой пешеходной дорожки на полпути к скату, я услышал высокий гнусавый голос: «Уж и не знаю, Бэтмен это или Фрэнк Синатра?» Голос, как я обнаружил, принадлежал какому-то чудаку, смотревшему на меня из-под навеса рядом с автоматом для продажи кока-колы. На нем была белая больничная униформа, а его длинные темные волосы стянуты кожаным ремешком. По его униформе было видно, что он — служитель морга. Что же касалось кожаного ремешка на лбу в стиле апачей, то на этот счет у каждого могло быть свое мнение.

Другие книги автора Лу Камерон
тематическая антология

Этой книгой мы открываем для Вас новую серию, в которую войдут лучшие образцы детективного жанра. В первом выпуске Вы можете ознакомиться с тремя захватывающими мистическими триллерами. Ужас, мистика, детектив, «крутой» сюжет — все это ждет Вас в сборнике «Очищение огнем».

Содержание:

Поль Андреота. Очищение огнём (повесть, перевод Т. Романовой)

Фред Мустард Стюарт. Вальс Мефисто (роман, перевод Т. Романовой)

Лу Камерон. За крававо-красной дверью (роман, перевод Т. Романовой)

Рисунок на обложке А. А. Хромова.
Популярные книги в жанре Ужасы

— Вы говорите, место загадочное?

— Да, загадочное. Помните, как три года назад мы встретились и вы рассказывали мне о своем доме на западе Уэльса, средь заброшенных нолей, дремучих лесов и бесприютных холмов с круглыми вершинами? Я сидел за письменным столом, слышал уличный грохот в центре бурлящего Лондона и представлял себе эту картину, которая всегда меня зачаровывала. Но когда вы здесь объявились?

— Я только что с поезда, Дайсон. Приехал на станцию рано утром и успел на поезд в десять сорок пять.

Сам Лайблинг говорит о рассказе «Терракотовый мальчик»: «На него меня вдохновила девчонка, которая мешала нам с дочерьми играть в мини-гольф в курортном городке на севере штата Нью-Йорк. Как оказалось, хозяин поля для мини-гольфа - отец девчонки, и она целыми днями изводит посетителей».В «Терракотовом мальчике», навеянном этой встречей, показано, что с миниатюрным гольфом можно сотворить то же, что Джорж Р. Р. Мартин сотворил с сырными стружками в «Человеке-груше». Написанный удивительно эмоционально, рассказ одновременно будоражит и леденит душу. Впервые опубликован в зимнем выпуске канадского журнала «On Spec».

Около десяти вечера я вышел из отеля. На улице было еще жарко, и меня мучила жажда. Но о том, чтобы получить выпивку в отеле, не могло быть и речи — расположенный в холле бар напоминал сумасшедший дом. В Кливленде проходил съезд любителей боулинга, и этот отель не был обойден их вниманием, как и все остальные.

Я шел по Эвклид-авеню, постепенно приходя к выводу, что город буквально кишит игроками в боулинг. Все забегаловки по пути моего следования были набиты крепкими мужиками в рубашках с короткими рукавами, с пластиковыми карточками участников съезда, и у каждого с собой была сумка классической круглой формы, где лежали мячи.

Беспокойная тетка Я ходила по комнате своей тетки и не знала, что здесь вообще можно делать. Мне все казалось чужим, особенно доставали запахи залежалых лекарств. Да еще тетку похоронили как-то странно: поставили гроб рядом с глыбами глины, а в могилу не опустили. Несколько старушек и пару стариков плакали и сморкались в платочки. Из молодого поколения на похоронах была только я. Старушки поминки организовали где-то у себя и в комнату тетки даже не зашли. Я к ним не пошла, потому что брезгливо относилась к их бедности и затхлости.

Группа олигархов, во главе с Самсоном Сергеевичем, решили пригладить вершины Пологих гор. В этом симпатичном месте, в центре пологих гор, надумали построить небольшой супермаркет для пролетающих частных летающих средств. Несколько мощных вертолетов переоборудовали под наждаки. Сверху крутился пропеллер, снизу у вертолета, на той же оси крутился наждачный алмазный круг.

Над пятью холмами приступили к работе пять вертолетов. Вращающиеся алмазные наждаки, весело срезали верхушки деревьев, срезали стволы деревьев, выкручивали их корни из скальной породы вместе с почвой. Пять водоворотов образовалось в воздухе. Рев моторов стоял неимоверный. Летчики – шлифовальщики работали в защищенных от внешних звуков шлемах. Труднее стало работать, когда надо было срезать сами скальные породы, но красота образующихся поверхностей стоила затрат.

Поначалу гибель сотрудников аэродинамической лаборатории «Мэйхан», занимающихся разработкой нового двигателя, наталкивает Молдера и Скалли на версию, связанную с конкурентной борьбой. Однако свидетелем по делу проходит уборщик лаборатории Роланд, человек «со сдвинутой крышей», и некоторые странности в его поведении наводят Фокса совсем на другое объяснение случившегося.

— Бог ты мой, ну почему я такой идиот? — Секара в отчаянии ударил рукой по рулю. — Почему я такой идиот?

Он кричал, но сам не замечал своего крика.

Стрелка бензомера уже не вздрагивала, а плотно лежала на нуле. И красный огонек горел ровно. А сзади вплотную, бампер в бампер, держалась оливково-зеленая патрульная машина…

Время между тем текло привычно медленно. Стены обшарпанных складов плавно проплывали назад, черно-зеленые, слегка размытые. Светло-светло-коричневый, почти белый асфальт, скорее похожий на разлитое шоколадное молоко. Впереди будет ответвление вправо, он еще не видел его, но точно знал: будет.

Ничего бы, наверное, не произошло, если бы весна так никогда и не наступила. Зимой не случилось ничего необычного, и так бы все и тянулось, вероятнее всего, пока погода оставалась холодной и миссис Хиддингботтом не выключала отопление.

Однако вполне можно допустить, что миссис Хиддингботтом оказалась виновата в том, что произошло. Не то чтобы были какие-то основания подозревать ее в злом умысле, но просто она обладала двумя недостатками, которые присущи практически всем хозяйкам дешевых гостиниц, — она была слегка воровата и не слишком чистоплотна.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Французский квартал — сердце жаркого Нового Орлеана. Место, где кипят бешеные страсти, творят художники и поэты, а любовь и порок переплетаются настолько тесно, что порой их невозможно отличить друг от друга.

Здесь красавица Селина Пэйн неожиданно для себя попадает в паутину изощренных интриг и вынуждена вступить в опасную игру. Ставка в игре — неотразимый, притягательный мужчина, который может сделать ее счастливой — или погубить…

Ожесточенный Джеймс Сент-Джайлс мечтал безжалостно отомстить врагу, лишившему его и наследства, и положения в обществе. Обольстить невинную дочь недруга и тем расстроить ее брак со знатным и богатым аристократом — можно ли придумать более изощренную месть!

Однако Джеймс, устроивший настоящую охоту на юную Селину Годвин, сам не замечает, как из охотника превращается в жертву — жертву безумной любви к девушке, которая поклялась душой и телом принадлежать мужчине, способному пробудить в ней пламя истинной страсти…

Юрист Вильгельмина Феникс знает, что вступает на опасную дорожку, когда начинает поиски своей самой давней и любимой подруги, которая бесследно исчезла из частного развлекательного клуба в горах штата Вашингтон. Но она даже не догадывается о том, насколько опасна ее затея, пока не встречается с неотразимым Романом Уайльдом, бывшим морским офицером особого отдела. Взаимное влечение, которое вспыхивает в них, столь же грозит взрывом, как динамит – и вдвое опаснее.

На пустыре, где прежде паслись козы, а ныне занимаются своим бизнесом торговцы наркотиками и проститутки, находят труп инженера Лупарелло. Вердикт коронера – естественная смерть. Но инспектор Монтальбано, столь же честный, сколь и хитроумный, не желает закрывать дело, хотя его толкают на это судья, шеф полиции и епископ. Инспектор бесстрашно выступает против «истеблишмента», где политика и организованная преступность не имеют четких очертаний и, перетекая, как вода, одна в другую, принимают форму вмещающего их сосуда.