За гранью мира алая заря

Dark Window

За гранью мира алая заря...

- Мама, почему они называют нас воробьями?

- Так спокойней, девочка! Воробьи воспринимаются как неизбежность, как должное. Поэтому нас никто не замечает.

Вокруг шумели тополя. Редкие прохожие не обращали ни малейшего внимания на двух птиц, казавшихся им обыкновенными воробушками, сидящими на бетонном бордюре дороги, серой полосой разрезавшей парк на два треугольника.

- Но я хочу, чтобы меня заметили! Чтобы увидели в истинном обличии, а не в чужом и таком неприметном.

Другие книги автора Window Dark

История эта явилась цепью случайностей, обернувшихся самым настоящим приключением. И если вы умеете выделять случайности из череды запланированных событий, то сами можете повторить путь Павлика и добраться до потаённых мест, о которых и рассказывает эта история.

* * *

— Сколько тебе лет? — вопрос прозвучал сурово и тон этот Павлику не понравился.

— Девять, — честно ответил он.

— Много успел ведьм увидеть? — хмурый парень не собирался отвязываться.

— Дедушко, расскажи!..

— Про что, внучек? Про что, маленький?

— Про зайку!

— Цыть! Нет никакого зайки! Нет ничего живого в том лесу! Забудь о нем. То проклятый лес, мертвый.

Но глаза мальчика всматривались через маленькое окошко, туда, где сплетались причудливыми тесными узорами сухие, почерневшие ветки мрачных деревьев мертвого леса…

* * *

И продирался он уже пятые сутки через бурелом и сухостой, и было его имя Пронька-богатырь. Оставил Пронька за спиной своей могучей и хмурое ущелье с пыльными неподвижными летяками, и речку густую, с грязью перемешанную. А по реке рыба мертвая плавает кверху брюхом, смердит. Но не надобно богатырю мертвое, живое он ищет. Хоть что-нибудь отыскать живое среди леса дремучего, непролазного.

Где-то над горизонтом уже вовсю полыхал рассвет, но здесь ночная тьма еще чувствовала себя полновластной хозяйкой. Только на севере небо незаметно, но все более отчетливо нали валось светлыми тонами. Краски возвращались, как в любое другое утро за многие тысячелетия, плавно текущие в почти безмятежном спокойствии. Очертились линии пологого холма, а его поверхность стала голубой от распускавшихся цветов. Серебристая листва замерла в ожидании ветерка, но тот не торопился почтить своим присутствием ни нежные веточки молодых деревьев, ни мощные стволы лесных старожилов, словно еще спал где-то в предутреннем забытьи.

Автор: Window Dark

Заветная тропочка вот-вот должна показаться…

…Пик чувств остался позади, в прошлом, чьи летучие мгновения тщетно пытается удержать память, смазывая эмоциональную картинку до плоских слов. Но в груди еще колыхалось что-то летящее, что-то необъятное. Такое, как легкий ветерок, накрывающий своим невесомым, но ощутимым крылом всю деревню от края до края. А в голове продолжали покалывать сладостной болью связки иголочек. И каждое покалывание отдавалось отзвуком счастья, как отголоском горного эха в солнечный день.

Струи дождя, казалось, заполонили весь воздух. Стало трудно дышать, то ли от неимоверного количество влаги, хлещущей с темных небес, то ли от комка в горле, образовавшегося несколько минут назад, да так и застрявшего там. Идущий по вечернему городу сильным рывком головы стряхнул с волос скопившиеся дождевые капли, норовившие скатиться в те места, которые пока им были недоступны. Затем он продолжил свой путь.

Вечер только-только вступал в свои права, хотя темнота окутала город дождевыми облаками уже давно. Идущий не смотрел на часы. Время его не интересовало. Трудно сказать, интересовала ли его даже конечная цель пути, если таковая имелась. Впрочем, по большому городу можно бродить довольно длительное время и без всякой цели. Даже если ближайшие горизонты скрывает холодная пелена дождя.

В этот день мы с Колькой договорились пойти на шоссейку. Шли последние летние дни. Погода была отличная, но шататься по лесу или удить рыбешку в пруду уже надоело.

С Колькой я сидел за одной партой с третьего класса. С тех пор мы накрепко сдружились, но через несколько дней пути наши расходились.

Минувшей весной был закончен девятый класс, и теперь я с нетерпением ждал осени, чтобы очутиться в городе, который располагался километрах в тридцати от нашего села. Там мне предстояло обучаться профессии токаря в одной из пэтэушек, куда я месяц назад подал документы. А Колька решил махнуть в мореходку. В какую именно, он не говорил, да и вообще о своих новых делах Колька рассказывал неохотой, поэтому я еще не знал, выгорело у него с поступлением или нет.

Фея возникла из звездных брызг, расплескавшихся по небольшому парку и почти незаметных в лучах яркого полуденного солнца. Маленький Ванечка стоял, раскрыв рот, и восторженно глядел на появившуюся откуда ни возьмись тетю.

— Держи, — сказала ему фея и протянула нечто блестящее и круглое.

Глаза Ванечки задали безмолвный вопрос.

— Это кольцо Вечной Любви, — объяснила фея. — Твоя любовь не закончится никогда!

Сказочная гостья рассмеялась и растаяла вместе с загадочными звездными брызгами.

Сбор проходил в беседке, скрывающейся в довольно густом парке, примыкавшем к горстке приземистых деревянных домишек. Хотели начать в шестнадцать ноль-ноль, но, как обычно, потянулись опоздавшие, и пока дожидались их, а затем делали им втык насчет пионерской дисциплины и порядочности, пролетело еще сорок минут.

Вожатая Оля проводила политинформацию, а Колька с Володькой уже откровенно скучали. Просто невозможно было подумать, что предстояло отсидеть здесь полтора часа, но еще более невозможным казалось, что сбор сумеет закончиться раньше.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

В московском обществе йогов-любителей завелась вурдалачка — красавица Ольга. По ночам приходит и кровь из своих, из йогов, сосёт. Особенно доставалось от неё молодому йогу Коле, который был влюблён в вудалачку без памяти.

Я проснулся, зевнул во всю ширину зубастой пасти и поднялся с кровати. Начинался новый день.

Знали бы вы, сколько мелких неприятностей и неожиданных проблем подстерегает фурбла в быту! Куда, например, девать хвост, когда садишься; как не царапать когтями паркет и не драть обивку кресел? Да мало ли… Однако со временем все проблемы решаются и постчеловеческая жизнь входит в рамки обыденности.

Меня зовут Фрэнсис Гордон. Я был актером. Не великим, конечно, но подающим надежды. Карьера моя шла в гору, будущее рисовалось в самом радужном свете, пока вдруг, прямо на съемках не грянуло… Слава Богу, хоть успел заработать на жизнь. Но это теперь я рассуждаю так прагматично, а тогда был в жуткой депрессии. Чуть не озверел совсем…

Жизнь между строк

"Маркус и Марселина встали по разные стороны дери. Они переглянулись. Маркус протянул руку и постучал по стеклу, которой угрожающе задрожало в иссохшей раме. На стук никто не ответил.

-- Может его там нет? - спросила шёпотом Марселина.

-- Может и нет, - сказал Маркус и постучал снова, - Штефан, ты тут? Открой!

-- Уходите! - вдруг раздалось из-за двери.

-- Слушай, мы хотим помочь! Тут скоро будет полиция, позволь нам войти.

Книга по истории медицины, написанная профессионалом – не только писателем, но и известным врачом. В книге идет речь об открытиях медицинской науки. Автор рассказывает об важных этапах и успехах в развитии хирургии.

Старый Джулайхэ-хан, суровый владыка страны Лухэ, грозный покоритель Тэ и Суэфаля, Бубара и Кассу, окруженный многочисленной свитой и охраной, ехал на своей высоченной, в рост хорошего верблюда, колеснице, богато отделанной драгоценными камнями и благородными металлами, которые только есть в подлунном мире, в город Карахор. За ханской колесницей под усиленной охраной тянулся караван, отяжелевший от непомерного груза сокровищ. Старый хан ехал на Карахорский базар.

Путешествие во времени, освоение дальнего космоса, киборги, духовный мир людей будущего - темы фантастических рассказов, вошедших в сборник киевского писателя Андрея Дмитрука. Художник Владимир Овчиннинский.  СОДЕРЖАНИЕ:  «Ночь молодого месяца»  «Улыбка капитана Дарванга»  «Служба евгеники»  «Скользящий по морю жизни»  «Летящая повесть в рассказах»  «Аурентина»  «Доброе утро, химеры!»  «Лесной царь»  «Рай без охотников»  «Дорога к источнику»  «День рождения амазонки»  «Бегство Ромула»  «Уход и возвращение Региса»  «Ответный визит»  «Посещение отшельника»  «Чудо»  «Память»

Малышка проснулась среди ночи и соскочила с кроватки, искала ночной горшочек, но, наткнувшись на него в сумерках, от неожиданности заплакала.

Старый биокибер Русуля тотчас подбежала, переодела Торонку и тихо спела ее любимую песенку:

А нам вчера сорока
дорогу перешла,
и на хвосте сорока
нам зиму принесла.
Сказала нам сорока:

Да, милок, космос — место не для слабаков, с ним шутить нельзя, не поймет он этого. Что? Ну да, провел я несколько стандартных лет в дальнем пространстве. Крутые переделки? Бывало и такое… Да, бывало…

Отчего-ж не рассказать? Расскажу… Только, сам понимаешь, рассказ долгий, а горло сохнет… Что, уже заказал? Ну что ж, тогда слушай, парень.

Было мне в ту пору лет, ну как тебе сейчас, академий я не кончал и служил на звездной базе около одной из планет Дальнего Внеземелья. Кем служил? Ну… Швейцаром. И уборщиком, по совместительству. А что, работа не тяжелая, но скучная очень. Давно бы меня заменили каким-нибудь реле с фотоэлементом, но какой же шик в реле? А тут швейцар! Солидно. А начальству солидность очень даже нужна.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Сборник

За край свой насмерть стой.

Пословицы и поговорки народов СССР

{1}Так помечены ссылки на примечания. Примечания в конце текста

Аннотация издательства: В книге собраны пословицы и поговорка о защите Родины, воинском долге и славе, смелости н мужестве воинов, о патриотизме и Дружбе народов. Сборник предназначен для широкого круга читателей, особенно полезен он будет для политработников, пропагандистов, агитаторов, работников военной печати, участников армейской художественной самодеятельности.

ЗА НАРОДНОЕ ДЕЛО

(немой и нецветнои киносценарий)

Затемнение.

Титры.

Затемнение.

Панорама Петербурга. Петропавловская крепость в лучах восходящего солнца. Небо в тучах. При музыкальном сопровождении - звучит отважная музыка.

Затемнение.

Титры: "ПЕТЕРБУРГ. НАЧАЛО ВЕКА".

Затемнение.

Комната. Утро. Посредине комнаты круглыи матерыи стол с полусдернутои скатертью. На столе и под столом стоят и лежат бутылки, стаканы, грязные тарелки, окурки.

Задонщина

Перевод Л.А. Дмитриева

Слово о великом князе Дмитрии Ивановиче и о брате его князе Владимире Андреевиче, как победили супостата своего царя Мамая

Князь великий Дмитрий Иванович со своим братом, князем Владимиром Андреевичем, и со своими воеводами был на пиру у Микулы Васильевича, и сказал он:

"Пришла к нам весть, братья, что царь Мамай стоит у быстрого Дона, пришел он на Русь и хочет идти на нас в Залесскую землю".

Потихоньку возводим ту странную архитектуру,

в зеркалах отражая вторую и третью натуру,

чтоб герой под готический бред оживал,

словно Голем в Гарлеме

Вознесенский бы "голым в гареме" рифмовал...

Почему бы и нет?

Семен Белинский

ЗАГАДКА СЕДЬМОГО КЕССОНА

Начальник крупнейшего сибирского строительства - Петр Иванович Подболотов так привык к тому, что его внезапно поднимают среди ночи для борьбы с различными стихийными бедствиями - обвалами, наводнениями, землетрясениями, что незаметно для себя полюбил их, включил, так сказать, по системе Станиславского в малый круг своего существования.