Южный Луг

Южный Луг
Автор:
Перевод: И. Новицкая
Жанр: Детская проза
Серия: Солнечная полянка
Год: 1995
ISBN: 5-88539-032-0

Рассказ из сборника «Нет в лесу никаких разбойников». Издательство: журнал «Семья и школа». Перевод со шведского И. Новицкой. Иллюстрации Илон Викланд.

Во всех книгах Линдгрен — особенная атмосфера: фантазии, игры, душевная свобода и справедливость, — атмосфера, особенно желанная для детских умов и сердец.

Эта удивительная атмосфера — своего рода фирменный знак писательницы — царит и в произведениях, собранных в книге, которую вы держите в руках. Это ранние и, как правило, мало известные или не известные у нас произведения Астрид Линдгрен, к тому же публикуемые в новых и, смеем надеяться, лучших переводах. Но это не заготовки к её будущим произведениям крупных жанров, что еще предстояло ей написать, а скорее живые бутоны её будущих книг-цветов.

Отрывок из произведения:

Давным-давно, в годы скудости и нищеты, жили-были двое маленьких детей: брат и сестра. И вот остались они одни-одинёшеньки на белом свете. Но дети не могут жить одни-одинёшеньки, кто-то ведь должен заботиться о них, и тогда Маттиас и Анна переехали с хутора Южный Луг на хутор Трудолюбивый Муравей, к одному крестьянину. Крестьянин этот приютил их у себя не потому, что у них были самые надёжные на свете маленькие руки, и даже не потому, что они не находили себе места от горя после смерти матери, нет, он приютил их потому, что мог извлечь из этого выгоду. Детские руки прекрасно умеют работать, если только не давать им вырезать из древесной коры кораблики и строить шалаши на склонах холма, детские руки могут доить на хуторе коров и чистить бычьи стойла, всё умеют детские руки, если только держать их подальше от всяких там корабликов, шалашей и тому подобной ерунды, которая им очень по нраву.

Рекомендуем почитать

Рассказ из сборника «Нет в лесу никаких разбойников». Издательство: журнал «Семья и школа». Перевод со шведского И. Новицкой. Иллюстрации Илон Викланд.

Во всех книгах Линдгрен — особенная атмосфера: фантазии, игры, душевная свобода и справедливость, — атмосфера, особенно желанная для детских умов и сердец.

Эта удивительная атмосфера — своего рода фирменный знак писательницы — царит и в произведениях, собранных в книге, которую вы держите в руках. Это ранние и, как правило, мало известные или не известные у нас произведения Астрид Линдгрен, к тому же публикуемые в новых и, смеем надеяться, лучших переводах. Но это не заготовки к её будущим произведениям крупных жанров, что еще предстояло ей написать, а скорее живые бутоны её будущих книг-цветов.

Давным-давно, в пору бед и нищеты, жил на маленьком хуторе, затерявшемся в глухом лесу, мальчик по имени Нильс. Хутор этот прозывался Дубовой Рощей. Таких маленьких, сереньких, бедных хуторков было в то время много. Одно богатство и было в них — малые ребятишки. Но такие, как Нильс, встречались редко. Случилось так, что он тяжко захворал, мать боялась, что он умрет, и уложила его в постель в чистой горнице, куда по будням детям и носа сунуть не давали. Впервые в своей жизни Нильс занимал один целую кровать. Его трясло в лихорадке, голова горела, и он едва понимал, что с ним творится, однако знал, что спать одному в постели — большая роскошь. Чистая горница казалась ему настоящим раем. Штора в горнице была опущена, и в ней царили прохлада и полумрак. Стоял июнь, цвели сирень и ракитник, в распахнутое окно из сада, словно сквозь сон, до Нильса доносилось их благоухание, в лесу без устали куковала кукушка. Мать со страхом слушала это кукование, и вечером, когда воротился домой отец, она сказала помертвевшим голосом:

Давным-давно, в пору бед и нищеты, в каждом приходе была своя богадельня. Это был дом, где под одной крышей ютилась местная беднота: разорившиеся хозяева, немощные старики, калеки и хворые, и дурачки, и сиротки, которых никто не брал на воспитание, — все они попадали в это скорбное пристанище.

В приходе Нурка тоже была богадельня, и девочка Малена попала туда, когда ей было восемь лет. Папа и мама Малены умерли от чахотки, и хотя осиротевших детей обычно отдавали на воспитание, — Малену никто не согласился взять за плату: деньги деньгами, но страшно занести в дом заразу, — вот девочку и отправили в богадельню.

Давным-давно, во времена нищеты и голода, по всей стране водились волки. И вот однажды на хутор Капелу пришел волк и напал на овец. Проснулись утром хуторяне, глядь, а курчавые овечки и ласковые ягнятки лежат на лугу мертвые, и кругом разбрызгана кровь — всех волк загрыз, ни одной не оставил. Худшего несчастья для бедных людей невозможно и представить. Ах, как горевали, как плакали обитатели Капелы! Как проклинала вся округа кровожадного убийцу! Мужики собрались и с ружьями, с ловчей сетью отправились на охоту, выгнали зверя из логова и поймали в сеть. Там волку и смерть пришла. Поделом ему, злодею. Не будет больше овец губить! Да только плохое это утешение: пропали овечки — назад не воротишь! Ужасное горе случилось в Капеле.

Рассказ из сборника «Нет в лесу никаких разбойников». Издательство: журнал «Семья и школа». Перевод со шведского И. Новицкой. Иллюстрации Илон Викланд.

Во всех книгах Линдгрен — особенная атмосфера: фантазии, игры, душевная свобода и справедливость, — атмосфера, особенно желанная для детских умов и сердец.

Эта удивительная атмосфера — своего рода фирменный знак писательницы — царит и в произведениях, собранных в книге, которую вы держите в руках. Это ранние и, как правило, мало известные или не известные у нас произведения Астрид Линдгрен, к тому же публикуемые в новых и, смеем надеяться, лучших переводах. Но это не заготовки к её будущим произведениям крупных жанров, что еще предстояло ей написать, а скорее живые бутоны её будущих книг-цветов.

Рассказ из сборника «Нет в лесу никаких разбойников». Издательство: журнал «Семья и школа». Перевод со шведского И. Новицкой. Иллюстрации Илон Викланд.

Во всех книгах Линдгрен — особенная атмосфера: фантазии, игры, душевная свобода и справедливость, — атмосфера, особенно желанная для детских умов и сердец.

Эта удивительная атмосфера — своего рода фирменный знак писательницы — царит и в произведениях, собранных в книге, которую вы держите в руках. Это ранние и, как правило, мало известные или не известные у нас произведения Астрид Линдгрен, к тому же публикуемые в новых и, смеем надеяться, лучших переводах. Но это не заготовки к её будущим произведениям крупных жанров, что еще предстояло ей написать, а скорее живые бутоны её будущих книг-цветов.

Другие книги автора Астрид Линдгрен

Так звали мальчика, который жил близ Леннеберги. Эмиль был маленький сорванец и упрямец, вовсе не такой славный, как ты. Хотя на вид неплохой парнишка – что правда, то правда. И то пока не начнет кричать. Глаза у него были круглые и голубые. Лицо тоже круглое и розовое, волосы светлые и вьющиеся. Посмотришь на него – ну просто ангелочек. Только не умиляйся раньше времени. Эмилю было пять лет от роду, но силой он не уступал молодому бычку. Жил он на хуторе Каттхульт, близ селения Леннеберга, в провинции Смоланд. И разговаривал этот плутишка на смоландском наречии. Но тут уж ничего не поделаешь! В Смоланде все так говорят. Если ему хотелось надеть свою шапку, он не говорил, как ты: «Хочу шапку!», а кричал: „Хочу шапейку!“ Его шапка была всего-навсего обыкновенной, довольно неказистой кепчонкой с черным козырьком и синим верхом. Ее однажды купил ему отец, когда ездил в город. Эмиль обрадовался обновке и вечером, ложась спать, сказал: „Хочу шапейку!“ Его маме не понравилось, что Эмиль собрался спать в кепке, и она хотела положить ее на полку в сенях. Но Эмиль завопил так, что стало слышно во всей Леннеберге: «Хочу шапейку!“

Юмористическая повесть шведской писательницы Астрид Линдгрен рассказывает о необыкновенной девочке Пеппи Длинныйчулок. В ней воплотились черты характера, о которых мечтает каждый ребенок: доброта, умение прийти на помощь слабому и наказать несправедливость, способность увлекательно фантазировать.

Иллюстрации А. Алешина.

Странно, когда вокруг тебя происходят необъяснимые явления; когда таинственным образом исчезают из-под самого носа разные вещи, как то: сдобные плюшки и маленькие, запертые на замок мальчики. Как это случается — не поддается разуму. Или дверь вдруг оказывается запертой снаружи, в то время как все находятся в комнате. А на стене откуда ни возьмись появляются странные надписи. А еще неожиданно раздаются какие-то душераздирающие звуки, от которых хочется плакать. Нет, дорогой читатель, это не книга ужасов и не детективная история. Это всего лишь наш старый приятель шалунишка Карлсон вернулся!

Переводчик: Лилианна Лунгина

Художник: Арсен Джаникян

В эту книгу вошли три повести известной шведской писательницы про обыкновенного мальчика Сванте Свантесона, по прозвищу Малыш, и его необыкновенного друга Карлсона.

Едва проснувшись утром, Мадикен сразу вспомнила, какой сегодня будет необыкновенный день. Таких особенных, веселых дней не так уж много бывает в году. Сегодня ночью, в канун дня святой Вальборг[1], люди празднуют встречу весны, и на Ярмарочном поле зажгут Майский костер. А еще Мадикен вспомнила, что ей сегодня обещали купить новые сандалии и что не надо идти в школу. Одним словом, именно этот день надо бы отметить в календаре красным цветом — так считает Мадикен.

Повесть-сказка Астрид Линдгрен про девочку Рони, дочь самого могучего разбойничьего атамана всех лесов и гор, и про неведомый мир, в котором все необычно, таинственно и странно. А еще она о приключениях, дружбе и любви.

Бюллербю — самое лучшее место на Земле, считают дети, которые там живут, и сама Астрид Линдгрен, чьё детство прошло в такой же маленькой деревушке на юге Швеции.

И хотя детей в Бюллербю всего шестеро, им никогда не бывает скучно, как не было скучно и великой писательнице, ведь именно там сформировалось её мировоззрение. С обычным для неё блеском и юмором она описывает их беззаботное детство, в котором есть место и прекрасным семейным праздникам, и шалостям, и радостям, и мимолётным огорчениям.

Без издательской аннотации.

СОДЕРЖАНИЕ:

Бойкая Кайса и другие дети: Рассказы.

Все мы — дети из Буллербю.

Снова про детей из Буллербю.

Весело живется в Буллербю.

Расмус-бродяга.

Самуэль Август из Севедсторпа и Ханна из Хульта: Повесть.

Популярные книги в жанре Детская проза

Андрей Ковтун

БАРАНОВА БАЛКА

Повесть

Андрей Ковтун пока не член Союза писателей. Но разве принадлежность к авторитетной организации литераторов гарантировала кому-нибудь признание и читательский успех? Каждая книга - первая она или двадцатая - это дебют, ей приходится наново, как весеннему ручейку, пробивать дорогу к человеческим сердцам и душам и уже через них - в безбрежное литературное море.

Андрей Ковтун дебютировал в журнале "Пионерия" в 1985 году повестью "Баранова балка" - произведением о судьбе трудного подростка-старшеклассника. Хорошее знание современной школы, ее проблем (автор в недавнем прошлом - учитель) помогло ему создать глубоко реалистичное произведение с умело закрученным, почти детективным сюжетом.

Мария Павловна ПРИЛЕЖАЕВА

На Гран-Рю

Повесть

Повесть о первой партийной школе, основанной В. И. Лениным в Лонжюмо под Парижем в 1911 году.

1

Живи он где-нибудь в русской деревеньке, его прозвали бы Сорвиголовой. И дома, в чужедальних от нас краях, за ним с малых лет повелось похожее прозвище, а говорилось оно по-своему: "Касе-Ку".

Касе-Ку был шустрым мальчонкой, все бегом, всюду бегом. Товарищей тьма. Но теперь на игры и веселье у него оставалось времени немного.

Екатерина Шевченко

ПОХИЩЕНИЕ АНУКИ

Сейчас я вас познакомлю. Ее звали Анука. Имя?то ее было Аня, но ее так никто не звал, а Анукой - всегда, сначала мама и бабушка, а потом подруги и те молодые люди, что за ней ухаживали. Они перенимали это из телефонных фраз, с которыми к ней обращались домашние:

- Анука, иди, тебя просят, - слышали они в трубку и тоже поскорее хотели ее так назвать.

Она была вот какой: она подбирала гостям чайную чашку под цвет их платья (сама же в темном могла пить и из белой).

Юрий Шимановский

СКАЗКИ ЮЖHОГО ПОБЕРЕЖЬЯ

Предисловие

Эти истории необычны тем, что написаны в соавторстве с моим сыном, которому тогда было шесть лет. Все сказки посвящены необычным существам, душесам. Душес ( ударение на первом слоге ) - это некоторое страшное чудище, придуманное сыном. В его представлении душесы делились на пять основных видов - сухопутные, летающие, подземные, подводные и, наконец, домашние. Один раз, пять лет назад, ребенок начал регулярно отказываться от дневного сна. Он соглашался спать только в том случае, если я расскажу ему сказку. И сказка эта непременно должна быть о душесах. Другие сюжеты игнорировались. Так и возникли эти истории. Причем тут южное побережье, спросите Вы. Hичего особенного. Просто, когда я рассказывал, из окна было видно море. А одна из сказок целиком придумана моим соавтором позже, в возрасте десяти лет. Мне оставалось только записать.

Алексей Шубин

Непоседы

...Люди высыпят из вагонов.

Люди, ежели много их,

Не боятся ни чащ зеленых,

Ни медведей, тайга, твоих.

Вл. Соколов

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Знакомит читателя с некоторыми чертами характера Ивана Ильича и содержит краткий трактат о ловле геологов

1.

Иван Ильич наделен замечательной чертой характера, которую я после долгих колебаний решился назвать гордой скромностью.

А.В.Шутов

HАРИСУЙ МHЕ БАРАШКА

Господин в длинном чёрном пальто протиснулся через двери магазина и невольно задержал дыхание. Воздух был пропитан запахом свежего хлеба, видимо недавно привезённого и от этого казалось загустел, словно сам стал тестом. В магазине где-то под потолком рассекали воздух широкие лопасти больших уродливых вентиляторов, шумели кондиционеры, дребезжали морозильные установки, но всё равно в помещении было душно.

Антон Шутов

HАСТОЯЩАЯ ЖИЗHЬ

Сосны окpужают озеpо по всему беpегу. Пpозpачная вода, тpёхкилометpовый обзоp по плоскости. Тишина пpиходит в эти места только глубоко заполночь. Всё оставшееся вpемя на туpбазах гpемит музыка, а многочисленные песчаные пляжи усеяны pазноцветным конфетти отдыхающих.

Сашок сидел на самом кpаю пиpса, кpошил зачеpствевший кусок чёpного хлеба и швыpял маленькие кусочки малькам в воду. Рядом покачивались пpивязанные лодки, чуть подальше гулко удаpяли в понтон подплывающие катамаpаны, а сам пиpс постоянно покачивался от нескончаемого потока людей.

Антон Шутов

ЖЕЛТОВ, ТЫ ВСЕХ УМОРИЛ

Hаписать сочинение, это вам не хухры-мухры. Так просто взять, думаете, и написать? Hет. Это может быть кому-то очень просто что-то придумать, а потом взять и всё выложить на бумагу слово за слово. Это хорошо, если слов много знаешь учёных, тогда действительно просто. А когда ты учишься в пятом классе и тебе первый раз в жизни учительница говорит "дома напишите сочинение", то тут сразу понимаешь, насколько всё сложно.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Егор Андреев, простой русский парень, живущий в непростом месте и в непростое время, с детства не отличался особыми физическими кондициями. Однако для новичка грубая сила не главное, главное — сила духа. Егор без памяти влюбляется в загадочное и запрещенное в Советском Союзе каратэ. Пройдя жесточайший отбор в полуподпольную секцию, он начинает упорные тренировки, в результате которых постепенно меняется и физически и духовно, закаляясь в преодолении трудностей и в борьбе с самим собой. Каратэ дало ему все: хороших учителей, верных друзей, уверенность в себе и способность с честью и достоинством выходить из тяжелых жизненных испытаний. Чем жили каратисты той славной эпохи, как развивалось Движение, во что эволюционировал самурайский дух фанатичных спортсменов — все это рассказывает человек, наблюдавший процесс изнутри. «Первый раунд» начинается.

В комедии Гольдони отводит большое место показу новых для того времени героев — крестьян. В предисловии к комедии Гольдони говорит, что крестьяне достойны изображения на сцене наравне с представителями других социальных слоев: "Они также являются частью человеческого общества, и этой части мы обязаны весьма многим; может быть, даже она — самая необходимая и наименее противная. Деревенских жителей нельзя презирать ни как людей, ни как членов общества, так как, несмотря на то воспитание, к которому предназначило их провидение, и они также имеют свою философию и подвержены всем человеческим страстям, которые горожане считают своим исключительным и законным достоянием. Мне казалось, что я воздаю им должное, изображая их на сцене и привлекая к ним внимание образованных людей и утонченных знатных дам" {Цит по кн.: "Opere complete di Carlo Goldoni edite dal mnnicipio di Venezia", vol. VIII, p. 13. В дальнейшем ссылка на это издание дается сокращенно: Ed. mun.}.

Пробуждение давалось с трудом. Женщина открыла глаза и увидела слабый свет. Над ней был какой-то полог из белой ткани. Она долго рассматривала его, стараясь что-то вспомнить, но в голове была только одна чернота. Мысли путались и не приходили ни к чему. Женщина поднялась и вновь легла, получив удар по голове. Она подняла руку и поняла, что над ней было стекло. Она снова поднялась и на этот раз попыталась силой поднять прозрачный колпак над собой. Он, наконец поддался, съехал в сторону и со звоном упал на каменный пол. Стекло разлетелось на множество осколков. Женщина долго на них смотрела, а затем вышла из своей постели и встала на пол, выбрав место, где не было осколков стекла.

Все эти приключения произошли со мной одним жарким летом, когда я, студентка педагогического училища, решила заработать и отдохнуть, будучи вожатой, в одном из летних лагерей Анапы.

Лагерь был небольшой, от одного из московских заводов, погода прекрасная, море теплое и ласковое, единственное, чего мне не хватало - это общения с противоположным полом, так как лагерь находился в отдалении от города, да и пляж у нас был свой, чужих туда не пускали, а вожатыми были, в основном, женщины.