Юность Остапа, или Тернистый путь к двенадцати стульям

Что было до того, как «в половине двенадцатого с северо-запада, со стороны деревни Чмаровки, в Старгород вошел молодой человек лет двадцати восьми.» и откуда у О. Бендера появилась астролябия.

Отрывок из произведения:

Вы спросите — и правильно сделаете — знал ли я лично Остапа-Сулеймана-Берта-Мария Бендера, можно сказать, бея? Еще бы мне, Коле Остен-Бакену, не знать Остапа! Насколько близко? Ближе не бывает…

Только ради всех святых, не припутывайте сюда это богатое слово — гомосексуализм.

Оська Турок, да-да, именно так — и не иначе — наша округа поголовно звала будущего безжалостного потрошителя гамбсовских стульев и подпольных миллионеров.

— Оська! Гад морской! Ты слямзил у тети Мани вставную челюсть ее покойного дедушки?

Другие книги автора Михаил Викторович Башкиров

— Значит, вы те самые хулиганы с Альфы-Сапиенс?

— Так точно, — Шевцов лихо сомкнул каблуки.

— Жертвы обстоятельств, — Кушкин успешно повторил гвардейское движение друга.

— Бравые ребята!

— Так точно, — каблуки Шевцова встретились снова — хлесткий щелчок метнулся к демонстрационному стенду и завяз в складках непроницаемых штор.

— Желаете искупить вину самоотверженным трудом?

— Готовы к любому самому ответственному заданию, — Кушкин свел оба зрачка к носу и затаил дыхание.

«– Макс, а Макс!

Ольга достала из рюкзака банку тушенки.

– Макс! Оглох, что ли?

– Пейзажем любуюсь.

– Займись лучше делом.

– Один момент!..»

Вор последние три года работал сторожем в конторе.

Гонял чаи, штудировал детективы, а под утро дремал на широком столе, отодвинув в сторону разбитые арифмометры.

Сегодня, в среду, досыта отоспавшись после очередного дежурства, он поехал в центральную баню. Пробив талон компостером, уставился в окно трамвая. От утреннего снега не осталось и следа, только кое-где у заборов да под старыми тополями белели робкие полоски. Солнце успело высушить крыши.

Галактический экспресс «Комфорт-экстра» прибыл на Центральный космодром. Еще шипели охладителями дюзы, еще по корпусу стекали, пузырясь, дезактивационные растворы, а вместительный пассажирский гравилет уже застыл в готовности напротив главного люка с потускневшей флагманской эмблемой — три скрещенные кометы. Из плоского бока гравилета нетерпеливо выдвигались фиксировочные присоски и нехотя прятались обратно.

Вот, наконец, кометы дрогнули, умытый люк открылся, плавно выпуская длинный пандус. Гравилет подработал ближе. Пандус застыл параллельно бетону. Присоски залпом выстрелили, подтянули борт. По краям пандуса выросли заградительные барьеры, надраенные до блеска.

Командир-наставник Федор Федорович и два стажера Шевцов и Кукушкин получают разрешение на полет к Альфе-Сапиенс — планете, на которой существует разумная жизнь, но посадка на которую строжайше запрещена…

Дениса Веркутина зачисли в «кремлевскую сотню», самую престижную и закрытую силовую российскую структуру. Но Денис и предположить не мог, что первым делом, которое ему поручат, будет расследование сексуальной аномалии в научном городке. В Садограде – флагмане обеспечения продовольственной безопасности страны – начали происходить странные и необъяснимые явления. Все мужчины вдруг превратились в хронических импотентов, но при этом женщины начали массово беременеть и рожать. Денису в одиночной миссии предстояло внедрится в Садоград и изнутри выяснить, чьи это злые сперматозоиды штурмуют неудовлетворенных женщин и почему на свет появляются исключительно младенцы сильного пола. А подрастая, чужие мальчики все как один начинают проявлять ярко-выраженные экстрасенсные способности…

«Вор последние три года работал сторожем в конторе.

Гонял чаи, штудировал детективы, а под утро дремал на широком столе, отодвинув в сторону разбитые арифмометры.

Сегодня, в среду, досыта отоспавшись после очередного дежурства, он поехал в центральную баню.

Пробив талон компостером, уставился в окно трамвая…»

Антон посадил мини-почтарь на Рудную точно по графику и, не торопясь, переоделся. На этот раз он выбрал мундир с обогревом, который внешне ничем не отличался от табельной формы доставщика третьего класса. Те же золотые шевроны, серебряные галуны, платиновые звезды. Только при ходьбе термопрокладка чуть стесняла движения, а фуражка сползала на лоб и давила на уши больше обычного.

Космодром был забит рудовозами. Из-за черных глухих корпусов проглядывал заснеженный купол порта, зажатый обледенелыми скалами.

Популярные книги в жанре Юмористическая проза

Министерский поросенок

Все вы, разумеется, ели на рождество поросенка. А знаете, что ел я? В первый день рождества я ел суп и вареную говядину, и во второй день рождества я ел также суп и вареную говядину, и лишь на третий день на обед у меня были отбивные, чтобы за столом хоть пахло свининой.

Я остался без поросенка. И это, представьте себе, случилось уже после того, как я купил его, после того, как он побывал в моих руках.

Иногда ухаживать за молодой девушкой бывает довольно опасно, особенно если ее отец занимается лечением ревматизма…

«Трое на четырёх колёсах» (Three Men on the Bummel aka Three Men on Wheels, 1900) — продолжение «Трое в лодке, не считая собаки». На этот раз Джей, Джордж и Гаррис путешествуют на велосипедах по Германии.

Первый перевод книги был сделан Н. А. Жаринцовой в 1900 году с корректуры, присланной автором до выхода оригинала в Англии. Название было заменено для русского перевода на «Втроемъ на четырехъ колесахъ» по указанию самого автора.

С исправлениями и в современной орфографии этот перевод издаётся в России с 1992 года как «перевод М. Жаринцовой» под заглавием «Трое на четырёх колёсах».

Два друга, молодые кинооператоры Юрий Можаев и Мартын Благуша получают задание — снять документальный фильм по сценарию, написанному известным писателем. Однако, приступив к съемкам, друзья убеждаются, что сценарий далеко не во всем соответствует действительности.

Написанный 70 лет тому назад, роман-фельетон не потерял своей злободневности и в наши дни.

Владелец сыскной конторы пан Звичина, вместе со своим помощником паном Баргонем, вспоминают былые дела бюро…

Джером Клапка Джером (1859–1927) — замечательный английский сатирик, обладавший безграничным жизнелюбием, оптимизмом и наблюдательностью. Он является автором множества чудесных юмористических произведений, в ряду которых «Книжка праздных мыслей праздного человека» занимает одно из лучших и наиболее почетных мест.

Веселые строки о философии, политике, экономике, культуре и психологии, пародируют модные в европейском обществе «Размышления» и «Опыты». Однако написаны они не от имени великого мыслителя, а от имени праздного английского джентльмена, посвятившего книгу лучшему другу своих злых и добрых дней, с каждым днем сгущавшим вокруг автора «атмосферу своей преданности» — своей «старой выдержанной трубке».

Данная книга включает все три сборника «праздных мыслей», иногда публикуемых по отдельности.

Роман-дневник, отправляющий читателя в путешествие из Советского Союза в современную Россию. Литературная хроника, в духе писателей быта – от Довлатова до Буковски. Главный герой – журналист средних лет, мизантроп и стихийный философ – недостающее звено между миром столичной помпезности и рядовым народонаселением. В попытке быть единственным он становится таким, как все. Ставка на внутреннюю эмиграцию проваливается. Последний экзамен – право называться гражданином и отцом.

В новой книге известного писателя Льва Гурского его любимые герои — частный детектив Яков Штерн и известный спаситель Отечества капитан ФСБ Максим Лаптев — впервые объединяют свои усилия в поисках разгадки феномена еврейской компоненты русской и мировой литератур. В сборник вошли десять диалогов, которые впервые были опубликованы на сайте www.booknik.ru, а также Указатель имен и названий, составленный лично Я. С. Штерном. Книгу украсили рисунки известного художника-графика Аркадия Гурского.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Введите сюда краткую аннотацию

Книга историка и публициста В. Ф. Иванова «Православный мир и масонство» впервые была издана в 1935 году в Харбине (Манчжурия). В ней содержится конспективный исторический очерк «Братства вольных каменщиков»; рассказывается о проникновении масонства в Россию, его участии в смутах 1905–1917 гг.: приводится Богатый фактический и документальный материал, охватывающий период от середины XVII века до первой трети нынешнего столетия.

Автор дает сжатый и одновременно глубокий анализ идеологии масонства и связанных с ним политических организаций, религиозных сект, оккультных и теософических обществ, лжеучений Е. Блаватской, Н. Рериха, С. Булгакова, Н. Бердяева, усиленно пропагандируемых в наши дни.

В контексте исследуемой проблемы несомненный интерес представляют страницы, посвященные описанию жизни и духовных блужданий русского зарубежья.

Увазі вчених і широких кіл громадськості вперше пропонуються у повному обсязі спогади П. Скоропадського, який в якості Гетьмана Української Держави (травень — грудень 1918 р.) відігравав непересічну роль під час одного з етапів новітнього українського державотворення

Мир или война? Твоя жизнь или жизни близких людей? Прошлое или будущее? Оказавшись в самом эпицентре войны между вампирами и охотниками как понять какое решение правильное, когда все вокруг кажутся врагами?

Теона приняла сторону вампиров, став спутницей бессмертного, но значит ли это, что она полностью отказалась от идей охотников, которые еще никогда не были так сильны? Больше некуда бежать, ведь предатель где-то совсем рядом.

Отказаться от привычного мира, чтобы понять красоту темноту. Предать, чтобы осознать, что действительно дорого. Умереть, чтобы начать новую жизнь. Жизнь. А есть ли у Теоны вообще право на жизнь?