Югуртинская война

ГАЙ САЛЛЮСТИЙ КРИСП

Югуртинская война

1 - 114

1. (1) Несправедливо сетует на природу свою род людской - будто ею, слабой и недолговечной1, правит скорее случай, чем доблесть. (2) Ведь, наоборот, во зрелом размышлении не найти ничего, ни более великого, ни более выдающегося, и [надо признать, что] природе нашей недостает скорее настойчивости, чем сил или времени. (3) Далее, жизнью людей руководит и правит дух2. Когда он к славе стремится, идя по пути доблести, он всесилен, всемогущ и блистателен и не нуждается в помощи Фортуны; ибо честности, настойчивости и других хороших качеств не придать никому и ни у кого не отнять. (4) Но если человек, охваченный дурными страстями, погряз в праздности и плотских наслаждениях, после того как некоторое время предавался губительному сладострастию, то он, как только у него, ввиду нестойкости его духа, не станет сил, времени и способностей, винит в этом немощь своей природы; погрешившие взводят вину, каждый свою, на обстоятельства3. (5) Ведь если бы у людей была такая же большая забота об истинной доблести, как велико их рвение, с каким они добиваются чуждого им, не сулящего им никакой пользы и во многом даже опасного [и губительного], то не столько ими управляли бы события, сколько сами они ими управляли бы и достигали при этом такого величия, что их слава приносила бы им бессмертие.

Другие книги автора Гай Саллюстий Крисп

Гай Саллюстий Крисп

О заговоре Катилины

1 - 61

1. (1) Всем людям, стремящимся отличаться от остальных, следует всячески стараться не прожить жизнь безвестно, подобно скотине, которую природа создала склоненной к земле и покорной чреву. (2) Вся наша сила ведь - в духе и теле: дух большей частью повелитель, тело - раб; первый у нас - общий с богами, второе - с животными. (3) Поэтому мне кажется более разумным искать славы с помощью ума, а не тела, и, так как сама жизнь, которой мы радуемся, коротка, оставлять по себе как можно более долгую память. (4) Потому что слава, какую дают богатство и красота, скоротечна и непрочна, доблесть же - достояние блистательное и вечное. (5) Люди издавна ведут яростный спор о том, чему больше обязано своими успехами военное дело: физической ли силе или доблести духа? (6) Ибо, прежде чем начинать, надо подумать, а подумав - действовать быстро. (7) Так и то и другое, недостаточное само по себе, нуждается во взаимной помощи.

Гай Саллюстий Крисп родился в 86 г. до н.э. в Амитерне, в Сабинской области (к северо-востоку от Рима), в состоятельной всаднической семье, имевшей собственный дом в Риме. Как и Цицерон, Саллюстий получил образование в столице и выдвинулся благодаря своим способностям. Не склонный к военной карьере, он начал заниматься литературой и государственной деятельностью.

Саллюстий был квестором в 55 или 54 г. и, не пожелав добиваться избрания в курульные эдилы, стал плебейским трибуном в 52 г.

1. (1) Я прекрасно знаю, сколь трудное и неблагодарное дело давать советы царю или полководцу, вообще всякому, кто занимает самое высокое положение, ибо, хотя советчиков у таких людей и очень много, все-таки, когда речь заходит о будущем, не находится ни достаточно умного, ни достаточно дальновидного; (2) более того, дурные советы часто находят больший отклик, чем добрые, потому что в большинстве случаев события зависят от произвола Фортуны. (3) Правда, в юности я стремился к тому, чтобы заняться государственными делами, и изучал я их очень старательно — и не для того, чтобы просто добиться магистратуры, чего неблаговидными путями достигали многие, а чтобы твердо знать, насколько государство во времена мира и войны сильно оружием, людьми, деньгами. (4) И вот после долгих размышлений я решил молве обо мне и о моей умеренности придавать меньшее значение, чем твоему высокому положению, и подвергнуться любым испытаниям, лишь бы это тебе принесло хоть самую малую славу. (5) И решил я так не опрометчиво и не из-за твоей счастливой судьбы, а потому, что усмотрел в тебе, помимо других качеств, еще одно, на редкость изумительное: в несчастье[1]

Популярные книги в жанре История

Юрий Фельштинский

К истории нашей закрытости

Законодательные основы

советской иммиграционной и эмиграционной

политики

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение

Иммиграционная политика, 1917-1927

Эмиграционная политика, 1917-1927

Эпилог. Эмиграционная и иммиграционная политика, 1928-1939

Приложение 1. Законодательства о пограничных войсках

Приложение 2. Законодательства об амнистиях

ВВЕДЕНИЕ

Протоиерей Сергий Гаккель

Мать Мария

Предчувствия.

Я силу много раз еще утрачу;

Я вновь умру, и я воскресну вновь;

Переживу потерю, неудачу,

Рожденье, смерть, любовь.

..............................................

И знаю, - будет долгая разлука;

Неузнанный вернусь еще я к вам.

Так; верю: не услышите вы стука,

И не поверите словам.

Но будет час; когда? - еще не знаю;

Виталий Петрович Гербачевский

Начальник острова Врангеля

Повесть

Повесть о выдающемся полярном исследователе Г. А. Ушакове, о его знаменитых географических открытиях.

________________________________________________________________

ОГЛАВЛЕНИЕ:

От автора

Глава первая. ТОЧКА НА ГЛОБУСЕ

Глава вторая. ПЕРВОЕ ОТКРЫТИЕ

Глава третья. ПОЛЯРНАЯ НОЧЬ

Глава четвертая. ПОСТОРОННИМ ВЪЕЗД ВОСПРЕЩЕН

Ян ГРЕЙ

СТАЛИН

ЧЕЛОВЕК ИСТОРИИ

Пролог. Традиция "сильной руки"

Корни того явления, которое мы называем сталинизмом, теряются в глубине российской истории. Советский диктатор, почти три десятилетия наводивший ужас на своих подданных, - продукт давней традиции "сильной руки", наследником которой он был и которую поддерживал по тем же причинам, что и многие из его предшественников. Как причинами, так и следствиями этой традиции были абсолютная власть самодержца над жизнями, собственностью и мыслями всех подданных и жестокое злоупотребление этой властью. Западные путешественники, посещавшие страну в эпоху правления Ивана Грозного, и историки, изучающие Россию периода сталинской диктатуры, отмечали одни и те же характерные черты самодержавного правления, которое стало особенностью российской истории. История России - это эпическая поэма бесконечной борьбы за освоение огромной евроазиатской равнины. Долгая суровая зима и короткое жаркое лето, бескрайние просторы без каких-либо естественных преград оборонительного характера, густая сеть полноводных рек - все это диктовало условия, в которых формировалось государство. Страна, занимающая половину Европы и часть Азии, окруженная оседлыми и кочевыми народами, постоянно подвергалась нападениям неравнодушных к ее богатствам соседей. Во все времена первейшей обязанностью россиян считалась защита своего отечества от иноземных захватчиков. Набеги, вторжения и войны в значительной мере повлияли на мировоззрение этого народа и на формирование его политической системы. Люди примирились с фактом полнейшего подчинения государству, признавая абсолютную власть самодержца. Спасение нации в русской истории всегда зависело от существования централизованного государства и правителя, способного мобилизовать людские и материальные ресурсы на защиту отечества. Киевская Русь - первая веха на долгом историческом пути становления нации - просуществовала три с половиной столетия, но не смогла выдержать опустошительных набегов азиатских кочевых племен, противостоять давлению воинственных германцев на своих северных границах. В поисках новых безопасных территорий славянские племена устремились на восток. Основной путь их миграции лежал к лесистым землям в междуречье Волги и Оки. Тогда и была построена Москва, ставшая центром нового славянского государства. В тринадцатом веке русские земли подверглись монголо-татарскому нашествию. Орды Чингисхана прокатились по евроазиатской равнине, сметая все на своем пути. Потрясение от жестокости монголов, осознание опыта монгольского правления в ходе последующих двух столетий произвели неизгладимое впечатление на русских и на зарождающееся государство Московию. Власть Великого хана осуществлялась безжалостными методами. Свод военных и гражданских законов монгольской империи предписывал кару смертью практически за любое нарушение. Неуплата налогов, уклонение от поставки определенного количества рекрутов, а более всего бунт или мятеж наказывались мгновенно и жесточайшим образом. От русских и других порабощенных народов требовалось одно - рабская покорность. В XV веке великие московские князья сбросили монгольское иго. Перед ними встала грандиозная задача создания нового российского государства. Она включала защиту и оборону своих земель, возврат захваченных врагом территорий, населенных православными русскими, и колонизацию обширных земель на юге и востоке. Московское государство подвергалось постоянным набегам татар Казанского ханства до завоевания его в 1552 году царем Иваном IV, нападениям шведов, поляков, литовцев и немцев на западе. Одновременно в течение всех этих лет молодое российское государство вело непрекращавшуюся войну с татарами Крымского ханства, за которыми стоял их покровитель - сильная Оттоманская империя. В своих частых, повторяющихся почти каждый год набегах татары, внезапно появляясь из степей, грабили и уничтожали все, а захваченных пленников продавали в рабство на рынках Средиземноморья. Русским приходилось все время заботиться о своих рубежах, которые в иных местах находились менее чем в трехстах километрах южнее Москвы. В результате вдоль южной, границы возникли оборонительные посты и укрепленные города, а затем русские сами устремились на юг. Борьба с татарами заняла в русской истории период почти в три столетия. Крымское ханство было в конце концов завоевано и в 1783 году включено в состав Российской империи. Вражеские набеги и войны, изматывавшие государство, стали не такими частыми. Однако в начале XIX века в Россию вторглась армия Наполеона. Крупное сражение произошло под Бородино, и французы заняли Москву. Город частично был уничтожен пожаром. В XX столетии разразились две разрушительные войны с немцами. Ужасы войны живут в памяти русских на протяжении всей их истории. Сомневаюсь, чтобы какая-либо другая нация так часто подвергалась нападениям, как русские. Длительная борьба оставила в умах людей чувство уязвимости и угрозы нападения врагов. Любому англосаксу, живущему в Англии или в Америке и уверенному в своей безопасности, трудно понять трагедию такой истории. "Ни один народ в мире не почитает своего князя так, как москвичи, которых с детства учат думать о царе как о самом Боге", - писал один из иностранцев, посетивший Россию в XVII веке. Царь был окружен великолепием и особым церемониальным ритуалом, заимствованным в Византии. Он был не просто объектом почитания. Он имел такую же абсолютную власть, как и монгольские ханы. Его подчиненные были его рабами, служили ему и повиновались. Наследие монголов еще более укрепилось, а в некоторых случаях и преобразовалось под воздействием Византии и православной церкви, которые насаждали доктрину самодержца, обладающего верховной властью над церковью и государством. Царь считался главой не только государства, но и церкви* и являлся наместником Бога на земле. В смутные времена (1605 - 1613), когда прекратила свой род династия Рюриковичей, когда поляки захватили Москву, вера людей в божественную власть царей была подорвана. Но быстро возродилась с приходом к власти династии Романовых. Традиция благоговения, рабской покорности и абсолютного повиновения царю просуществовала без особых изменений до революции 1917 года. Именно в этой традиции заложены корни обожествления Ленина, почитания и поклонения Сталину. Основной задачей царя являлась мобилизация людских и других ресурсов на оборону. Страна была огромная, и процесс колонизации и заселения земель на востоке и юге означал еще больший разброс населения. Применяемая система управления ставила любого человека в полную зависимость от государя и государства. Она основывалась на том, что в действительности можно было считать национализацией земли, которая дарилась знатным дворянам за их верную службу. Крестьяне были привязаны к земле и вместе с поместьем переходили к новому господину. В XVII веке крепостничество вылилось в систему полной зависимости, подобную рабству. Все, включая и дворян, были рабами или холопами царя. Чтобы управлять такой огромной страной, государство прибегало к жестоким методам. Повсеместно применялись порки, приводящие к смерти, и другие жестокие кары. Все подчиненные царя могли быть подвергнуты этим наказаниям. И только в конце XVIII века дворяне и священнослужители были освобождены от телесных наказаний. В XIX веке обычными стали приговоры "ссылка и каторжные работы в Сибири".

Греков Н.В.

Русская контрразведка в 1905-1917 гг.: шпиономания и реальные проблемы

Аннотация издательства: Книга молодого омского историка Н.В. Грекова посвящена анализу интересной и важной для истории Сибири темы. Она написана на основе документов центральных и сибирских областных архивов разведки и впервые вводит в научный оборот уникальные исторические материалы, относящиеся к малоизученным аспектам отношений России с зарубежными государствами. Н.В. Греков - участник зимних и летних сессий Методологического университета конвертируемого образования при МОНФ и других мероприятий Центра конвертируемого образования. Издание осуществлено при поддержке фонда Маккартуров

Герман Васильевич Грибакин, полковник-инженер

ОТРЯД КАМАНИНА

К 50-летию спасения челюскинцев

Ровно 50. лет назад в нашей стране было учреждено звание Героя Советского Союза. Первыми его получили летчики А. Ляпидевский, С. Леваневский, В. Молоков, Н. Каманин, М. Слепнев, М. Водопьянов, И. Доронин, которые вывезли на материк с дрейфующей льдины экипаж и пассажиров парохода "Челюскин", раздавленного льдом в Чукотском море.

Об их подвиге рассказывает участник незабываемых событий, полковник-инженер в отставке Герман Васильевич Грибакин, бывший в 1934 году бортмехаником самолета Р-5. Автор не преувеличивает трудностей (а их было предостаточно) - истинно мужественные люди скромны. И авиаторы отряда Н. Каманина не только виртуозно владели вверенной им техникой, но и чуть ли не ежедневно решали возникавшие перед ними технические головоломки. Они множили знание и выучку на высокое чувство долга, на любовь к Родине, на расчетливую смелость.

ГРИГОРЬЕВ НИКОЛАЙ ФЕДОРОВИЧ

Голос Ленина

Рассказ

О гражданскую войну наша бригада как-то расположилась на отдых. Выдалось время помыться в бане, постираться и как следует выспаться после бессонных боевых ночей и походов.

На ближайшую железнодорожную станцию прибыл политвагон, много дней катившийся от самой Москвы с попутными поездами. Это была обыкновенная теплушка с тюками центральных газет, брошюр и листовок. Посредине - печурка, на ней - солдатский котелок и чайник. Когда вагон добрался до нашей станции на Украине, от всех его грузов не осталось почти ничего.

ГРИГОРЬЕВ НИКОЛАЙ ФЕДОРОВИЧ

Илья Николаевич

Повесть

Окончивший Казанский университет Ульянов Илья Николаевич не был допущен к преподаванию физики в средних учебных заведениях. Кандидат физико-математических наук - и вдруг такой пассаж... Ошеломленный молодой человек - ему не исполнилось еще и 24-х - не сразу понял, что экзамен на учителя не выдержан и что ему предлагают выйти. Спохватившись, он покраснел мучительно, словно огонь опалил лицо, и на цыпочках, стыдясь самого себя, поспешил из паркетного зала, где за зеленым сукном заседал испытательный при университете комитет.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Это — одна на самых знаменитых современных любовных историй. История, в которой романтизм и искрометный юмор сплелись в одно очаровательное целое! Она давала советы женщинам, несчастливым в любви, и была так несчастна в собственной личной жизни! Он упорно поддерживал с ней исключительно деловые отношения и втайне изнывал от почти мальчишеской страсти. Однажды ночью они решили развлечься — о, честное слово, вполне невинно! Но, как известно издавна, совестно проведенная ночь может дать мужчине и женщине много нового!..

Агата Кристи — непревзойденный мастер детективного жанра, \"королева детектива\". Мы почти совсем ничего не знаем об этой женщине, о ее личной жизни, любви, страданиях, мечтах. Как удалось скромной англичанке, не связанной ни криминалом, ни с полицией, стать автором десятков произведений, в которых описаны самые изощренные преступления и не менее изощренные методы сыска? Откуда брались сюжеты ее повестей, пьес и рассказов, каждый из которых — шедевр детективного жанра? Эти загадки раскрываются в \"Автобиографии\" Агаты Кристи.

В любом клубе обязательно есть человек, который считается общепризнанным мастером нагонять скуку. Не составлял исключения и клуб «Коронейшн». И то обстоятельство, что за стенами клуба шел в этот день воздушный налет на Лондон, не изменило обычного порядка вещей.

Майор Портер, отставной офицер индийской армии, зашуршал газетой и откашлялся. Все старались не поднимать на него глаз, но это не остановило майора.

— В «Таймсе» помещено извещение о смерти Гордона Клоуда, — сказал он. — Разумеется, общие слова: «5 октября, в результате вражеских действий». Адрес не указан. А произошло это как раз рядом с моей квартирой. В одном из больших домов на Кэмпден-Хилл. Надо сказать, меня это порядком взбудоражило. Я, знаете ли, состою в гражданской обороне. Клоуд только что вернулся из Штатов. Он ездил туда по вопросу государственных закупок. Женился там: молодая вдова — годится ему в дочери. Миссис Андерхей. Оказывается, я знал ее первого мужа, встречались в Нигерии…

Хозяйка «Литлгрин Хаус» мисс Арунделл умерла первого мая. Сама смерть в маленьком городке Маркет Бейсинг, где она жила с шестнадцатилетнего возраста, особенно никого не удивила. Эмили Арунделл отличалась слабым здоровьем, хотя, к слову сказать, пережила всех членов семьи, некогда состоявшей из пяти человек. Переход в мир иной этой женщины будто бы никого и не поразил, но в событиях вокруг него было что-то странное. Особенно много разговоров вызвало завещание покойной. Каждый имел свое мнение на этот счет.