Югуртинская война

ГАЙ САЛЛЮСТИЙ КРИСП

Югуртинская война

1 - 114

1. (1) Несправедливо сетует на природу свою род людской - будто ею, слабой и недолговечной1, правит скорее случай, чем доблесть. (2) Ведь, наоборот, во зрелом размышлении не найти ничего, ни более великого, ни более выдающегося, и [надо признать, что] природе нашей недостает скорее настойчивости, чем сил или времени. (3) Далее, жизнью людей руководит и правит дух2. Когда он к славе стремится, идя по пути доблести, он всесилен, всемогущ и блистателен и не нуждается в помощи Фортуны; ибо честности, настойчивости и других хороших качеств не придать никому и ни у кого не отнять. (4) Но если человек, охваченный дурными страстями, погряз в праздности и плотских наслаждениях, после того как некоторое время предавался губительному сладострастию, то он, как только у него, ввиду нестойкости его духа, не станет сил, времени и способностей, винит в этом немощь своей природы; погрешившие взводят вину, каждый свою, на обстоятельства3. (5) Ведь если бы у людей была такая же большая забота об истинной доблести, как велико их рвение, с каким они добиваются чуждого им, не сулящего им никакой пользы и во многом даже опасного [и губительного], то не столько ими управляли бы события, сколько сами они ими управляли бы и достигали при этом такого величия, что их слава приносила бы им бессмертие.

Другие книги автора Гай Саллюстий Крисп

Гай Саллюстий Крисп

О заговоре Катилины

1 - 61

1. (1) Всем людям, стремящимся отличаться от остальных, следует всячески стараться не прожить жизнь безвестно, подобно скотине, которую природа создала склоненной к земле и покорной чреву. (2) Вся наша сила ведь - в духе и теле: дух большей частью повелитель, тело - раб; первый у нас - общий с богами, второе - с животными. (3) Поэтому мне кажется более разумным искать славы с помощью ума, а не тела, и, так как сама жизнь, которой мы радуемся, коротка, оставлять по себе как можно более долгую память. (4) Потому что слава, какую дают богатство и красота, скоротечна и непрочна, доблесть же - достояние блистательное и вечное. (5) Люди издавна ведут яростный спор о том, чему больше обязано своими успехами военное дело: физической ли силе или доблести духа? (6) Ибо, прежде чем начинать, надо подумать, а подумав - действовать быстро. (7) Так и то и другое, недостаточное само по себе, нуждается во взаимной помощи.

Гай Саллюстий Крисп родился в 86 г. до н.э. в Амитерне, в Сабинской области (к северо-востоку от Рима), в состоятельной всаднической семье, имевшей собственный дом в Риме. Как и Цицерон, Саллюстий получил образование в столице и выдвинулся благодаря своим способностям. Не склонный к военной карьере, он начал заниматься литературой и государственной деятельностью.

Саллюстий был квестором в 55 или 54 г. и, не пожелав добиваться избрания в курульные эдилы, стал плебейским трибуном в 52 г.

1. (1) Я прекрасно знаю, сколь трудное и неблагодарное дело давать советы царю или полководцу, вообще всякому, кто занимает самое высокое положение, ибо, хотя советчиков у таких людей и очень много, все-таки, когда речь заходит о будущем, не находится ни достаточно умного, ни достаточно дальновидного; (2) более того, дурные советы часто находят больший отклик, чем добрые, потому что в большинстве случаев события зависят от произвола Фортуны. (3) Правда, в юности я стремился к тому, чтобы заняться государственными делами, и изучал я их очень старательно — и не для того, чтобы просто добиться магистратуры, чего неблаговидными путями достигали многие, а чтобы твердо знать, насколько государство во времена мира и войны сильно оружием, людьми, деньгами. (4) И вот после долгих размышлений я решил молве обо мне и о моей умеренности придавать меньшее значение, чем твоему высокому положению, и подвергнуться любым испытаниям, лишь бы это тебе принесло хоть самую малую славу. (5) И решил я так не опрометчиво и не из-за твоей счастливой судьбы, а потому, что усмотрел в тебе, помимо других качеств, еще одно, на редкость изумительное: в несчастье[1]

Популярные книги в жанре История

В. ЗЕНЗИНОВ

ПЕРЕЖИТОЕ

ОГЛАВЛЕНИЕ:

ОТ ИЗДАТЕЛЬСТВА

1. НАША СЕМЬЯ

2. ГОДЫ ЮНОСТИ

3. УНИВЕРСИТЕТСКИЕ ГОДЫ

4. НАЧАЛО МОЕЙ РЕВОЛЮЦИОННОЙ РАБОТЫ

5. ТЮРЬМА

6. ССЫЛКА И ЭМИГРАЦИЯ

7. РЕВОЛЮЦИЯ 1905 ГОДА

8. НА ПАРТИЙНОМ СЪЕЗДЕ

9. В БОЕВОЙ ОРГАНИЗАЦИИ

10. НА УКРАИНЕ

11. В РЕВЕЛЕ

12. МОИ АРЕСТ В ПЕТЕРБУРГЕ - В КРЕСТАХ

13. ПО ЭТАПУ - АЛЕКСАНДРОВСКАЯ ТЮРЬМА

В.Д. Жукоцкий

Два сюжета на заданную тему

Тема легитимности и устойчивости политического режима в современной России остается по-прежнему актуальной. И так будет продолжаться до тех пора, пока политическая оппозиция не придет к власти и не узаконит своим властным статусом новые, уже состоявшиеся общественные устои. Вопрос в том, где нам взять такую оппозицию, которой можно было бы доверить власть. И если такой оппозиции до сих пор не возникло, то может быть дело не только в ней, но и в самой власти, в ее характере и направленности, в ее внутренней не готовности идти на компромиссы. И тогда в пору задуматься над общей политико-правовой площадкой, способной разместить на своем пространстве не одного только "медведя". Фокусы на тему о якобы полном отсутствии правовой системы в советскую эпоху уже не проходят, как не проходят наивные "девичьи" надежды нашего розового либерализма времен перестройки на то, что мы можем, наконец, позволить себе быть слабыми и нас давно заждались в покоях "семьи цивилизованных народов". Время политического трюкачества заканчивается. Пора задуматься над тем, как привлечь на сторону реформ левый электорат. И начинать надо с двух принципиальных вопросов: а) каково наше отношение к современности, явленной во всем многообразии феномена глобализации, и б) каково наше отношение к советскому прошлому, составившему непосредственную историческую основу современной России?

Второй том В.О.Ключевского содержит двадцать девять лекций (XXXIII—LXI) крупнейшего труда русского историка.

«История Карамзина» — один из величайших памятников русской национальной культуры.

В седьмом томе рассказывается о правлении Государя Великого князя Василия Иоанновича с 1505 по 1534 год. Глава IV характеризует состояние России в период с 1462 по 1533 год.

«История Карамзина» — один из величайших памятников русской национальной культуры.

Восьмой том посвящен царствованию Великого князя Иоанна IV Васильевича. Описание охватывает исторический период с 1533 по 1560 год.

«История Карамзина» — один из величайших памятников русской национальной культуры.

Одиннадцатый том «Истории государства Российского» — это описание царствования Бориса Годунова с 1598 года по 1605, «смутного времени» — 1605—1606 годы.

«История Карамзина» — один из величайших памятников русской национальной культуры.

В двенадцатом томе «Истории государства Российского» Н.М. Карамзиным описано время царствования Василия Иоанновича Шуйского (1606—1610), период «междоцарствия» (1611—1612).

При изучении истории любых государств древности, средневековья и, конечно, современных всегда логичным бывает самый первый вопрос по истории конкретного государства, а именно: когда, собственно, начало существовать в том или ином виде данное государство? Вопрос этот не праздный, ведь, к примеру, любая летопись об истории какого-либо государства начинается с какой-то даты, повествует в каких-то временных рамках и какой-то датой заканчивается. Летопись без начала будет считаться неполной и не будет выполнять своей функции как «погодовая запись», что означает буквальный перевод этого слова.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Это — одна на самых знаменитых современных любовных историй. История, в которой романтизм и искрометный юмор сплелись в одно очаровательное целое! Она давала советы женщинам, несчастливым в любви, и была так несчастна в собственной личной жизни! Он упорно поддерживал с ней исключительно деловые отношения и втайне изнывал от почти мальчишеской страсти. Однажды ночью они решили развлечься — о, честное слово, вполне невинно! Но, как известно издавна, совестно проведенная ночь может дать мужчине и женщине много нового!..

Агата Кристи — непревзойденный мастер детективного жанра, \"королева детектива\". Мы почти совсем ничего не знаем об этой женщине, о ее личной жизни, любви, страданиях, мечтах. Как удалось скромной англичанке, не связанной ни криминалом, ни с полицией, стать автором десятков произведений, в которых описаны самые изощренные преступления и не менее изощренные методы сыска? Откуда брались сюжеты ее повестей, пьес и рассказов, каждый из которых — шедевр детективного жанра? Эти загадки раскрываются в \"Автобиографии\" Агаты Кристи.

В любом клубе обязательно есть человек, который считается общепризнанным мастером нагонять скуку. Не составлял исключения и клуб «Коронейшн». И то обстоятельство, что за стенами клуба шел в этот день воздушный налет на Лондон, не изменило обычного порядка вещей.

Майор Портер, отставной офицер индийской армии, зашуршал газетой и откашлялся. Все старались не поднимать на него глаз, но это не остановило майора.

— В «Таймсе» помещено извещение о смерти Гордона Клоуда, — сказал он. — Разумеется, общие слова: «5 октября, в результате вражеских действий». Адрес не указан. А произошло это как раз рядом с моей квартирой. В одном из больших домов на Кэмпден-Хилл. Надо сказать, меня это порядком взбудоражило. Я, знаете ли, состою в гражданской обороне. Клоуд только что вернулся из Штатов. Он ездил туда по вопросу государственных закупок. Женился там: молодая вдова — годится ему в дочери. Миссис Андерхей. Оказывается, я знал ее первого мужа, встречались в Нигерии…

Хозяйка «Литлгрин Хаус» мисс Арунделл умерла первого мая. Сама смерть в маленьком городке Маркет Бейсинг, где она жила с шестнадцатилетнего возраста, особенно никого не удивила. Эмили Арунделл отличалась слабым здоровьем, хотя, к слову сказать, пережила всех членов семьи, некогда состоявшей из пяти человек. Переход в мир иной этой женщины будто бы никого и не поразил, но в событиях вокруг него было что-то странное. Особенно много разговоров вызвало завещание покойной. Каждый имел свое мнение на этот счет.