Ярость мщения

Ярость мщения

Третий роман из цикла американского фантаста Дэвида Герролда называется `Ярость мщения`. Что делать, если на вашу планету прибыли инопланетяне, мягко говоря, несовместимые с ее экологией? Ужаснуться? Впасть в отчаяние? Начать борьбу с иноземным агрессором? Однозначных решений быть не может, потому что нет однозначных ответов. Остается каждому заниматься своим делом: ученым — изучать, воинам — защищать…

Отрывок из произведения:

Я собираюсь нарушить правило номер два.

Правило номер один гласит: не утомляй своих читателей.

Правило номер два: никогда не объясняй, что ты хотел написать, особенно заранее.

Сейчас я нарушаю правило номер два.

Вопиюще.

Эта часть «Войны с Хторром» включает ряд глав весьма дидактичного характера. Боюсь, что этот материал частично нуждается в пояснении. Хочу надеяться, что ошибаюсь, но по причинам, которые станут вам совершенно ясны задолго до конца книги, я все-таки склоняюсь в пользу предупреждения.

Рекомендуем почитать

Михаил — человек, в общем-то, обыкновенный — вдруг оказывается в эпицентре борьбы космических сил. Теперь он не среднестатистический россиянин, он — димп, воин на дорогах Средоточия Мира. Кто из его противников представитель зла, а кто добра, разобраться совсем не просто. Есть только один способ выяснить это — сражаться.

Разрушенная самовосстанавливающимися машинами, прибывшими из далёкого космоса, Земля погибла на исходе Эры Кузни Бога. Несколько тысяч людей всё же были спасены роботами, посланными Благодетелями на защиту примитивных миров и цивилизаций от опустошения. Роботы успешно расправились с зондами-убийцами планет в пределах всей Солнечной системы, но Земля, тем не менее, была полностью уничтожена.

Пока на Марсе создавались условия для жизни, спасённые люди находились на борту огромного Центрального Ковчега. Здесь их ознакомили с Законом — галактическим кодексом, который определял поведение цивилизаций. Закон гласил, что цивилизации, создавшие самовосстанавливающиеся машины-убийцы, должны быть уничтожены. Теперь людям, с помощью Благодетелей, надлежало свершить Правосудие. Самые молодые обитатели Центрального Ковчега вызвались отправиться в далёкое путешествие, чтобы сохранить равновесие в Галактике.

Фельдшер психиатрической бригады «Скорой помощи» шел на дежурство, а попал в другое место, населенное странными существами, с нестабильной географией и непрерывной войной. Работа та же, больные такие же, но мир сдвинулся…

Все персонажи книги, — вымышленные, включая самого рассказчика, но вымышленных событий здесь почти нет. Большая часть рассказанного когда-либо произошла с автором, некоторая — с его коллегами, а то, что не происходило, — произойдет обязательно, ибо «Скорая помощь» — место, где может случиться все, что угодно.

«Жизнь. Дом. Семья. Любимый человек. Друзья. Маленькие радости, которые позволяет себе каждый в меру своего понимания. Домашние заботы, повседневные хлопоты — пусть скучные, но необходимые… Что получится, если все это у человека отобрать и оставить только служебные обязанности? Не на день, не на месяц и не на год даже — навсегда. До смерти. Не знаете?

Мы знаем. Получится станция «Скорой помощи» в диком и странном перевернутом мире, куда нас заволокли, не спросив ни мнения, ни согласия…»

«Игры по-королевски» — второй роман из цикла «Близко около звезд». Продолжаются чудеса — и добрые, и жестокие. Королевство, уже многие века лежащее в руинах, начинает возрождаться. Для его воскресших повелителей прошлое не столько воспоминание, сколько живая, а порой и кровоточащая жизнь. Приемная королевская дочь Анна возвращается в родной замок. Зло наказано. Звездные мальчики завершают свою миссию. Появление же нового героя — Скальда — обещает продолжение фантастической саги.

Другие книги автора Дэвид Джерролд

Прославленные мастера жанра, такие как Майкл Суэнвик, Брюс Стерлинг, Джо Холдеман, Джин Вулф, Гарри Тертлдав и многие другие, приглашают читателей в увлекательные путешествия по далекому будущему и альтернативному прошлому. Тайны инопланетных миров и величайшие достижения научной мысли представлены на страницах знаменитого ежегодного сборника, обладателя многочисленных престижных наград. Только самое новое и лучшее достойно оказаться под обложкой «The Year's Best Science Fiction», признанного бренда в мире фантастики!

Так и осталось неизвестным, откуда появились трибблы. Они прекрасно чувствуют себя в кислородной атмосфере, при земной температуре и атмосферном давлении. Новорожденный триббл длиной не больше дюйма; наиболее крупные взрослые особи достигают в длину шестнадцати дюймов.

С виду триббл напоминает нечто среднее между ангорским котом и стручком. У него нет ни рук, ни ног, ни глаз, ни даже головы – только рот. Передвигаются трибблы, перекатываясь, или сокращаясь и вытягиваясь, как червь, или же пульсируя – это тоже позволяет им передвигаться, медленно, почти незаметно для глаза, но неустанно. Всё тело триббла покрыто длинной шерстью. Цвет шерсти бывает самый разнообразный: бежевый, тёмно-шоколадный, золотистый, белый, золотисто-зелёный, каштановый, тёмно-жёлтый.

Дэвид Герролд Сезон бойни A Season to Slaughter Издательства: Армада-пресс, Александр Корженевский, 2001 г. Твердый переплет, 352 стр. ISBN 5-87917-110-8, 5-309-00142-5, 0-553-28976-4 Тираж: 7000 экз. Формат: 84x108/32 Переводчик: С. Петухов От издателя «Сезон бойни» – четвертый роман из популярного цикла «Война с Хторром», принадлежащего перу американца Дэвида Герролда. Что делать, если на вашу планету прибыли инопланетяне, мягко говоря несовместимые с ее экологией? Ужаснуться? Впасть в отчаяние? Начать борьбу с иноземным агрессором? Однозначных решений быть не может, потому что нет однозначных ответов. Остается каждому заниматься своим делом: ученым – изучать, воинам – защищать...

26 оригинальных историй, специально написанных для этого сборника одними из лучших писателей-фантастов, рассказывают о новых приключениях Шерлока Холмса. Меняются времена и обстоятельства, появляются компьютеры и путешествия во времени, но ум, профессионализм и хладнокровие великого детектива позволяют справиться с самыми запутанными делами.

Война с внеземными формами жизни, вторгшимися на нашу планету, продолжается, но человечество ее явно проигрывает. Даже ядерная бомбардировка мест гнездования хторран не приводит к желаемому результату. Чудовищные черви-людоеды, странные кроликособаки и другие твари уже успели стать частью земной экологии. Романом «Бойня продолжается» писатель-фантаст Дэвид Герролд завершает цикл «Война с Хторром».

Все заняло считанные недели. Чума поразила Калькутту и распространялась как лесной пожар, волна за волной. Когда волны схлынули, никто не знал сколько людей осталось, как это произошло и кого винить.

Потом появились хторры, и дела пошли гораздо хуже. Неведомые свирепые черви-людоеды, двигающиеся со скоростью поезда-экспресса, c огромной непонятной злобой. Ничто, кроме огнемета, не может остановить их.

Джим Маккарти призван на военную службу в Специальные Силы. Ему дан приказ: найти и уничтожить врага. Но Маккарти начинает изучать, что такое хторры.

Так начинается «Война против Хторра»: наиболее честолюбивая сага из когда — либо написанных о внеземном вторжении.

ФАНТАСТИКАЕжемесячный журналСодержание:

Джо Холдеман. КУРС ЛЕЧЕНИЯ, рассказ

Елена Сеславина. СНЫ НАЯВУ

Генри Слезар. ХРУСТАЛЬНЫЙ ШАР, рассказ

ФАКТЫ

Рэй Брэдбери. ПЕРВАЯ ЛЮБОВЬ, рассказ

Майк Резник. КИРИНЬЯГА, рассказ

Владимир Корочанцев. УМИРАЕТ ОБЫЧАЙ — ПОГИБАЕТ НАРОД

ФАКТЫ

Дэвид Джерролд. СТРАНСТВИЯ «ЗВЕЗДНОГО ВОЛКА», роман

Глеб Сердитый. ПОЛЕТ ФАНТАЗИИ В МНИМОМ КОСМОСЕ

Вл. Гаков. ДЭВИД ДЖЕРРОЛД НА ЗВЕЗДНОМ РАСПУТЬЕ

РЕЦЕНЗИИ

Владимир Гопман. БУДУЩЕЕ ЗА ДЕСЯТЬ ЦЕНТОВ

НФ-НОВОСТИ

PERSONALIA

ВИДЕОДРОМ

— Адепты жанра. ЗАТВОРНИК

— Рецензии

ТЕМА

— Борис Аникин. НЕГОДЯИ ИЗ ОТКРЫТОГО КОСМОСА

Дизайн: Ирина Климова, Наталья Сапожкова.

На обложке иллюстрация к роману Дэвида Джерролда. 

Авторы иллюстраций: О. Аверьянова, А. Аштау, А. Жабинский, Е. Спроге, А. Филиппов, С. Шехов.

Дэвид Герролд. День проклятия Издательства: Александр Корженевский, Армада-пресс, 2001 г. Твердый переплет,Формат: 84x108/32 Переводчик:Петухов С. От издателя: `День проклятия` – второй роман известного американского фантаста Дэвида Герролда из цикла `Война с Хторром`. Что делать, если на вашу планету прибыли инопланетяне, мягко говоря, несовместимые с ее экологией? Ужаснуться? Впасть в отчаяние? Начать борьбу синоземным агрессором? Однозначных решений быть не может, потому что нет однозначных ответов. Остается каждому заниматься своим делом: ученым изучать, воинам защищать...

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Олег Пискунов

Почти правдивая история

Не знаю, к какому разряду отнести данную историю. Это история о любви? Или рассказ о неизвестной спецслужбе? А может быть и о том и о другом ? Судите сами.

После института я получил распределение в небольшой сибирский городок. Я радовался, как щенок радуется куску мяса. Наконец-то вырвался из-под опеки родителей. Я цвел как подснежник и не знал, что делать с обретенной самостоятельностью...

Александр Филиппович ПЛОНСКИЙ

ПОСЛЕДНИЙ ТЕСТ

Фантастический рассказ

Небо вздымалось гигантской колонной. Ее основание призрачно утопало в море света, а вершина была дымчато-черной. Едва угадывались звезды.

Он шел мимо аквариумов-витрин, сквозь скопище людей, спешащих, фланирующих, топчущихся на месте, пробивая в толпе брешь. Когда-то, вырвавшись из спазматических объятий города, он целый день мчался, куда глаза глядят, лишь бы подальше от кишащей людьми бетонной пустыни. Заночевал в мотеле. Рухнул на койку, обессиленный, не раздеваясь. Казалось, не пройдет и секунды, как сон, вязкий, глухой, засосет в мертвую зыбь беспамятства.

Александр Филиппович ПЛОНСКИЙ

ПРИШЕЛЬЦЫ

Фантастический рассказ

Жанна была спелеологом. Она изучала пещеры, их климат, флору и фауну, а также наскальные рисунки - произведения первобытных художников. Ей приходилось работать высоко в горах и глубоко под землей.

А дома ее ожидали папа, мама и кот. Сибирский, а возможно, ангорский или сиамский. Но будь он даже обычным, короткошерстным, Жанна все равно его бы любила.

Они виделись редко, потому что Жанна чаще бывала в экспедициях, чем дома. Но когда возвращалась, то первым делом звала: "Карлуша, Карлуша!" И кот тотчас прибегал, большущий, красивый, важный. И принимался ласкаться, выгибать спину, мурлыкать: мур-р-р, мур-р-р...

Александр Филиппович ПЛОНСКИЙ

ПРИЗРАК В ПОТЕРТЫХ ДЖИНСАХ

Фантастический рассказ

Он стоял возле большого, во всю стену, книжного шкафа. На нем были вылинявшие джинсы и рубашка с хлястиками - стандартная одежда стандартного молодого человека последней четверти двадцатого века. И человек этот смотрел на меня укоризненно.

- Что это по-вашему? - спросил он.

- Просто шкаф, - ответил я. - У вас его еще называют "стенкой".

Александр Плонский

Работа за дьявола

Фантастический рассказ

Я остался в живых, это правда, хотя не могу ей поверить, настолько она неправдоподобна: разве так бывает, чтобы из многих миллионов мужчин, женщин, детей уцелел один человек? Как я оказался среди людей, находящихся на неизмеримо более низком уровне развития по сравнению с нашей, погибшей, цивилизацией? Кто они, эти люди, и что за мир, в котором им суждено обитать? Неужели мы их просто не замечали, мы, познавшие сущность вещей, достигшие высшего знания? Может быть, к лучшему, что они так далеки от него и не скоро одолеют путь, приведший нас к трагической развязке? Почему все-таки я уцелел? Не оттого ли, что еще не выполнил свое предназначение? А в чем оно, разве от меня зависит ход истории? Зависит! Ведь я могу сыграть роль летописца, и если спустя века мои свидетельства дойдут до людей грядущей цивилизации, то пусть послужат им предупреждением! Я ничего не забыл и никогда не забуду. Сквозь прикрытые веки с потрясающей ясностью вновь и вновь вижу вздымающуюся в мучительном пароксизме землю, осколки, совсем недавно бывшие благополучными домами, дождь щебня и пепла, хлещущий с неба. И даже в полной тишине слышу грохот, тупые удары падающих глыб, крики обреченных. Мое лицо лижут языки пламени, и я обоняю запах горелой плоти... Да, я пожизненно в эпицентре кошмара, парализованный ужасом, уязвимый и беззащитный. Молчу, не от мужества, а потому что онемел и даже, кажется, перестал дышать. Люди вокруг умирают, и я умираю в каждом из них. Всё это повторяется, как закольцованная лента в театре иллюзий. Повторяется, но не утрачивает остроты. И я снова - в который раз! - теряю сознание, подмятый громадной волной. А перед тем, как потерять сознание, тупо думаю: "Это конец..." Это и есть конец, в котором повинны мы сами. Мы шли к нему настойчиво и целеустремленно. Шли вперед и вперед дорогой прогресса...

Александр Плонский

СМИРИТЕЛЬНАЯ РУБАШКА

Фантастический рассказ

Щупальца обвили шею. Я конвульсивно сопротивлялся, движимый страхом смерти, отчаянием и надеждой на чудо, которое только и могло меня спасти... Но тиски сжимались, кислород уже не поступал в легкие, сознание меркло...

Проснувшись, я не сразу сообразил, что это был лишь кошмарный сон. Но он перешел в явь: дышалось по-прежнему с трудом, тело затекло, сердце колотилось.

Александр Филиппович ПЛОНСКИЙ

СОТВОРЕНИЕ РАЗУМА

Фантастический рассказ

Исследовательский космолет "Сегмент-5" первого межзвездного класса, шедший на субсветовой крейсерской скорости от Близнецов к Гончим Псам, повстречался с редким в этих краях метеорным роем. Главный астронавигатор Ор Лоу с небрежным изяществом, которое нельзя имитировать, ибо оно дается лишь долгими годами космических вахт, начал маневр уклонения. Его могли и должны были выполнить автоматы, однако навигатору претила бездеятельность. Полагаясь на свою феноменально быструю реакцию, он предпочел вести корабль вручную.

Александр Плонский

Только миг

На свете всегда были, есть и будут Золушки, и у каждой своя сказка, хотя не обязательно со счастливым окончанием. Наша Золушка - неважно, как ее звали взаправду, - родилась в охотничьей хижине на берегу Подкаменной Тунгуски. Она рано лишилась матери, а отец так и остался бобылем.

"Золушка без мачехи? Это не по правилам!" - скажете вы и, вероятно, будете правы. Но жизнь так часто пренебрегает правилами!

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Кати снимает квартиру вместе с подружкой Евой. Однажды они выигрывают небольшую сумму денег и решают отправиться в Италию. Рим, Милан, Венеция, соборы, музеи, магазины — и, конечно, любовь!

В этой книге читатель найдет ответы на многие важные и актуальные вопросы политической экономии капитализма. Не претендуя на полное изложение курса политэкономии, книга в значительной мере дополняет учебник. Третье издание дополнено вопросами, вытекающими из решений и материалов XXIV съезда КПСС; больше внимания уделено новым явлениям в экономике современного капитализма.

Книга может быть использована занимающимися в системе партийной учебы, а также читателями, впервые приступающими к изучению политической экономии.

http://fb2.traumlibrary.net

Что такое ограбление банка в сравнении с основанием банка? Что такое насилие, которое совершается с нарушением закона, в сравнении с насилием, которое поддерживается и освящается именем закона?

Эти острые вопросы ставит в своей книге известный левый философ Славой Жижек. Он призывает нас освободиться от чар непосредственного зримого «субъективного» насилия и разглядеть за его вспышками гораздо менее броское системное насилие, процветающее в тени институтов современного либерального общества. Насилие — это не прямая характеристика определенных действий. Одно и то же действие может считаться насильственным и ненасильственным в зависимости от контекста. Порой вежливая протокольная улыбка может быть большим насилием, чем агрессивная хулиганская выходка.

http://fb2.traumlibrary.net

Основным жанром в творчестве Г. Манна является роман. Именно через роман наиболее полно раскрывается его творческий облик. Но наряду с публицистикой и драмой в творческом наследии писателя заметное место занимает новелла. При известной композиционной и сюжетной незавершенности новеллы Г. Манна, как и его романы, привлекают динамичностью и остротой действия, глубиной психологической разработки образов. Знакомство с ними существенным образом расширяет наше представление о творческой манере этого замечательного художника.

В настоящее издание вошли два романа Г.Манна — «Учитель Гнус» и «Верноподданный», а также новеллы «Фульвия», «Сердце», «Брат», «Стэрни», «Кобес» и «Детство». Вступительная статья А. Дмитриева. Примечания А. Подольского.