Ядерный загар

Воздух помещений и боксов атомной электростанции, недавно еще горячий и густо насыщенный тошноватой вонью, теперь остыл и неприятно саднил дыхание еле ощутимой горечью.

Обычно редко посещаемые персоналом, длинные, пустынные коридоры грязной зоны электростанции казались теперь и вовсе покинутыми.

Атомный блок стоял, пораженный тяжелым недугом.

Неделю назад, в ночную вахту, случилась ядерная авария. Из-за ошибок операторов в управлении процессом произошло разрушение части топливных урановых кассет активной зоны атомного реактора. А попросту говоря – эксплуатационники «заварили козла».

Другие книги автора Григорий Устинович Медведев

Боль, угрызения совести, испытанные мною, когда я узнал о чернобыльском взрыве, были особенными. Ведь я в течение десяти лет до Чернобыля писал и публиковал повести и рассказы на атомную тему, предостерегая людей о возможности ядерной катастрофы. Повести «Экспертиза» и «Энергоблок» прямо об этом.

Фимиам, десятилетиями воскуряемый официальной наукой и атомными ведомствами «абсолютной безопасности» мирного атома, заглушал своим «благовонием» все мои предостережения.

После Чернобыля нет нужды разъяснять читателям, сколь остра и злободневна сегодня проблема: «Человек и АЭС», «АЭС и окружающая среда». Повесть «Энергоблок» об этом. В центре ее — начальник отдела радиационной безопасности В. И. Палин, всю жизнь отдавший атомной энергетике. Центральное событие повести — пуск атомной станции в тот момент, когда АЭС не готова к пуску; и расплата за торопливость — радиоактивное заражение водоемов, окружающего пространства и помещений самой станции.

Популярные книги в жанре Технические науки

Популярный детский и юношеский журнал.

Популярный детский и юношеский журнал.

Популярный детский и юношеский журнал.

Популярный детский и юношеский журнал.

Журнал "Горизонты техники для детей", Польша

Популярный детский и юношеский журнал.

Популярный детский и юношеский журнал.

Популярный детский и юношеский журнал.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Для Тейлора характерно стремление делать выводы самостоятельно, а не следовать общим тенденциям в исторической науке. Поэтому он объективно оценивает вклад нашей страны в победу во Второй мировой войне. Вклад этот – решающий. Тейлор не просто «рассказывает», как оно всё было, но и уделяет большое значение причинам событий. Также Тейлор приводит много малоизвестных фактов, например, что население французской деревни Орадур-сюр-Глан было уничтожено эльзасцами, добровольно вступившими в СС после присоединения Эльзаса к Германии. Более важно то, как Тейлор оценивает послевоенные стенания немецких генералов по поводу потерянного весеннего месяца (операция «Марица» на Балканах), которого-де им не хватило для победы над Россией. А оценивает он этот «плач побеждённых», как попытку самооправдания, а не объективную причину. Или о замалчиваемом обычно западными историками предложении Рузвельта на Тегеранской конференции расстрелять после войны 49 тысяч германских офицеров. И, в заключение, у Тейлора хороший стиль (который блестяще донёсла до нас г-жа Вольская), и не только в изложении, но и в аргументации. По Тейлору, «труднообъяснимые» решения Гитлера (к примеру, во время Сталинградской битвы) находят своё объяснение – в пику приёму некоторых историков превращать изучение истории в разновидность публицистики. Тейлор не гнёт какую-то свою линию, а рассматривает обстоятельства, предшествовавшие и сопутствовавшие какому-либо решению, и его выводы объективны. Другими словами, Тейлор не пишет, что Гитлер принял дурацкое решение, потому что был дурак, а оценивает обстоятельства и само решение, абстрагируясь от личности Гитлера – и часто получаются выводы не обычные. В общем, это труд именно историка, а не военного историка, или журналиста (не в обиду им всем будет сказано). Вот слова самого Тейлора: «Я пишу не как сторонник какой-либо воевавшей страны или коалиции, хотя думаю, что моя страна воевала за правое дело, и высказываю суждения по вопросам спорным лишь после тщательного рассмотрения всей доступной мне информации».

«Мнимые величины» – еще один рассказ Айзека Азимова о психологе с Ригеля Тане Порусе, знакомом нам по новелле «Хомо Сол». На этот раз ему пришлось утихомиривать сквида – малоизученного организма с Беты Дракона, который ставил в тупик всех галактических психологов.

Вар и его жена Лейт, заблудившись в тумане, оказались в стране кошмаров – Марковии. Дорога приводит их в заброшенный замок, где в старой часовне хранится Полотно, которое улавливает души преступников, оборотней, вампиров и грешников. Оно воздействует на самые темные стороны человеческой души, усиливая их. Лейт оказывается вовлеченной в события, которые требуют от нее большого мужества.

Стать богом может каждый. Для этого нужно лишь умереть и… воскреснуть. То есть надо чтобы тебя как следует отбуцкали, врезали электрическим током и почти что разобрали на органы. Вот тогда есть шанс, что бывший раздолбай станет всесильным богом… но халявы не будет. Проблем у богов тоже немерено. Злобные пришельцы и неуязвимые убийцы-титаны готовы на все, чтобы заплющить бывшего питерского школьника Даню Маркина, а ныне последнего бога нашей бедной планеты. Бедной, потому что Землю тоже намерены грохнуть. За компанию с Даней.

В общем, правы были братья Стругацкие – «трудно быть богом». Особенно – последним богом.