Ядерный принц

А.Гардари

Ядерный принц

Вместо введения

Быть может, был праздник, не знаю наверно,

Но только все колокол, колокол звал.

Как мощный орган, потрясенный безмерно,

Весь город молился, гудел, грохотал...

И понял, что я заблудился навеки

В слепых переходах пространств и времен.

А где-то струятся родимые реки,

К которым мне путь навсегда запрещен...

(Н.Гумилев )

Однажды погожим майским днем, аккурат в годовщину празднования дня Победы, в одном калифорнийском аэропорту, где необъятных форм дамы щеголяют в майках и коротеньких шортиках, а выставленные напоказ кривоватые волосатые ноги некоторых представителей сильного пола наглядно демонстрируют родство человека с гориллой, появился странный человек. На фоне всеобщей раскованности и летней полуобнаженности он выделялся подчеркнутой официальностью и консервативностью. Сан Саныч, так звали этого человека, хоть в душе и ощущал себя странствующим художником, бредущим по свету под дырявым зонтиком, однако счел должным появиться в Америке одетым в строгую черную тройку. Такие тройки раньше носила европейская интеллигенция, да и сейчас они не редкость в профессорско-преподавательских и научных кругах России. Итак, костюм выдавал принадлежность нашего героя к научному миру. В девяностых годах российские ученые получили возможность бесконтрольного общения с зарубежными коллегами и беспрепятственных поездок по всему земному шару, чем кандидат (а по-американски - доктор) биологических наук Драгомиров Александр Александрович и воспользовался.

Популярные книги в жанре Детективы: прочее

Что может таить в себе хрупкое, нежное создание? Таить до случая, до верной возможности переменить незадавшуюся жизнь…

Рассказ опубликован в киевском журнале "Детектив+" (№ 2-2006)

В начале ХХ столетия Австро-Венгрия проводила на Балканах захватническую агрессивную политику. Земельно-промышленные магнаты настойчиво требовали у правительства новых территориальных приобретений для обеспечения дополнительных рынков сбыта и сфер приложения избыточных капиталов. В Балканском регионе ее интересы неизменно сталкивались с интересами Российской империи, которая стремилась к укреплению своего влияния среди южнославянских народов, традиционно поддерживая их в борьбе за национальное освобождение. Произведенная Австрией осенью 1908 года аннексия Боснии и Герцеговины еще более обострила русско-австрийские отношения. Предвидя возможный вооруженный конфликт, обе страны начали загодя готовиться к войне. Одну из важнейших ролей в этой подготовке играла разведка.

То, что Марта Рикер будет следующей жертвой убийцы, никто не знал, кроме нее самой. Ни ее муж, ни полиция, ни, возможно, даже сам убийца. Она увидела, что ее ждет, во время одного из странных озарений, которые изредка посещали ее. Взять, к примеру, хотя бы ураган 1955 года. Она предчувствовала беду за неделю до того, как налетевшая на студенческий городок буря повалила на дорогу огромный дуб. Это произошло в тот самый миг, когда молодой инструктор по физкультуре решил сбежать с секретаршей ректора университета. Так уж получилось, что Марта Рикер предвидела и этот побег.

Миссис Эмили Проктор работала консьержкой в этом доме уже много лет и знала о своих жильцах все, ну или почти все. Она сразу сказала, что из брака Тодда и Энн Гейнсов ничего не выйдет. И как в воду глядела.

Внешне Тодд и Энн были самой обычной счастливой супружеской парой. Но миссис Проктор, считавшая себя хорошим психологом и знатоком людей, была уверена, что их брак долгим не будет. Слишком уж ветреным, по ее мнению, был Тодд и ревнивой — Энн.

Угораздило же этого мерзавца Кумса выбрать для встречи такой жуткий вечер. Чет Брандер плотнее обмотал шею шарфом и поглубже засунул руки в карманы, но это не помогло ему защититься от холода. Очень хотелось вернуться домой, но он был на мели, и деньги, которые брал у него в долг и наконец пообещал вернуть Фрэнк Кумс, были бы очень кстати.

Когда Брандер в очередной раз готов был махнуть рукой на встречу, ему улыбнулась удача. Неподалеку остановилось такси, и из него вышла крупная краснощекая женщина. Чет едва не сбил ее с ног, торопясь забраться на заднее сиденье, назвал водителю адрес и через десять минут уже был на месте. Погода ухудшилась, с реки дул ледяной, пронизывающий ветер.

Тадеуш Конвей ловко просунул руку за банку с формальдегидом и достал с полки наполовину полную бутылку виски. Он вытащил пробку, поднес бутылку к своим усатым губам и, зажмурив от удовольствия глаза, принялся поглощать огненную воду. На худой, как у цыпленка, морщинистой шее дважды дернулся кадык. Потом он задрожал и с довольным вздохом поставил бутылку на стол:

— Ну вот, совсем другое дело…

Откуда-то издали донеслась музыкальная трель звонка.

Снега не было и в помине. Да и откуда ему было взяться, когда на улице стояла двадцатиградусная жара. Во многих дворах все еще зеленели кусты, шелестели листьями пальмы. Если на минуточку закрыть календарь, то можно было забыть и про то, что сегодня был сочельник, канун Рождества.

Что ни говорите, а Рождество — прекрасный праздник. Даже если вы живете во Флориде. Даже если вы в сочельник не с женой и ребенком, а на дежурстве. Я бы как-нибудь еще смирился с обычным дежурством, но нас в этот теплый вечер было четверо и мы собирались поймать беглого зэка и водворить его обратно. Или пристрелить его, что было более вероятно. Парня приговорили к пожизненному сроку. Так что он едва ли захочет возвращаться в тюрьму.

Джон Флисон сидел в умиротворенном настроении на террасе большого дома и потягивал отличное шотландское виски. Погода была прекрасной. Все складывалось как нельзя лучше. Флисон был реалистом и понимал, что всего иметь нельзя. С женой ему и повезло, и одновременно не повезло. Кора была некрасивая толстуха средних лет со вздорным характером, но миллионы долларов, которые достались ей по наследству от отца, с лихвой перевешивали все ее недостатки. Все, что сейчас было у Джона, вернее, чем он мог пользоваться, принадлежало Коре. Как, впрочем, и он сам, с недовольной усмешкой вынужден был признать Флисон.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Томас Гарди

Достославная трагедия о королеве Корнуолла

перевод Светлана Лихачева

В ЗАМКЕ ТИНТАГИЛЬ ЗЕМЛИ ЛИОНЕСС

новое переложение старинной легенды в виде одноактного действа,

не требующего ни сценических эффектов, ни декораций

"Isot ma drue, Isot m'amie,

En vos ma mort, en vos ma vie!"

(?) Монах Тома, ок.200 н.э.

В память всех тех, с кем я некогда провел немало часов в

краю легенды; тех, что ныне умерли, - все, кроме одного.

Томас Гарди

Под деревом зеленым или Меллстокский хор

Сельские картинки в духе голландской школы

Перевод Р. Бобровой (вступление, части I-II) и Н. Высоцкой (части III-IV)

ВСТУПЛЕНИЕ

Герои этого романа о старинном меллстокском хоре и его музыкантах, так же как и подобные персонажи в "Старинных характерах" и "Двое на башне" списаны с натуры. Я стремился по возможности правдиво рассказать о сельских оркестрах, повсеместно распространенных у нас в деревнях лет пятьдесят шестьдесят тому назад, о нравах и обычаях сельских музыкантов.

Томас Харди

Три незнакомца

Перевод О. Холмской

Томас Харди (1840--1928)

Одной из немногих за долгие века не изменившихся черт сельской Англии являются поросшие травой и дроком высокие нагорья с разбросанными по холмам и по лощинам овечьими пастбищами; в некоторых южных и юго- западных графствах они занимают обширные пространства. Единственный след человеческого пребывания, какой можно здесь встретить, -- это одиноко стоящий где-нибудь на косогоре пастуший домишко.

Эрл Стэнли Гарднер

Дело смелой разведёнки

(Желанный развод)

(Перри Мейсон)

Перевод с английского М. Кудрявцевой

Глава 1

Закончив обед, Перри Мейсон возвратился в свой офис. Его ожидала взволнованная и озадаченная Делла Стрит.

- Я пыталась дозвониться до вас, но вы уже ушли из ресторана,- сказала она.- Мистер, желавший, чтобы вы его приняли в 2 часа 30 минут, отменил свой визит. Как только другой стороне стало известно, что дело берет в свое производство Перри Мейсон, оно было, к взаимному удовлетворению сторон, сразу же улажено. Вам теперь можно посылать чек.