Я женщина терпеливая, но

Рассказ входит в сборник «Современная эротическая проза»

Данный сборник еще раз подтверждает, что эротическая литература, воспевающая чувственные отношения Мужчины и Женщины, может и должна быть Литературой с большой буквы.

Отрывок из произведения:

Ты, возможно с этим и не согласишься, но я – женщина терпеливая и могу вынести многое. Но вот чего я абсолютно не могу, так это ждать, пока ты надеваешь презерватив. Я могу часами терпеть и ждать, пока ты вылизываешь меня до оргазма. Не скажу, что это так уж неприятно, но все хорошо в меру, а когда прелюдия затягивается, ожидание становится пыткой. Я могу терпеть на своей груди твои руки, которые до исступления играют моими сосками, пока я не начинаю кричать наполовину от наслаждения, наполовину от боли. А потом я опускаю глаза и вижу, что они и в самом деле кровоточат – или это мне только кажется? Я могу часами терпеть твои губы на своих, твой дразнящий язык в моем рту, прикосновение твоего языка к моему в то самое мгновение, когда я захожусь криком от желания. Но я не могу выносить это ожидание, когда я теряю контакт с тобой, а мое тело после долгой игры все наливается нетерпением, и страсть, кажется, готова выплеснуться через край. Нет, я пока еще не могу пролиться из этого сосуда сладострастия – для этого мне нужно, чтобы ты вошел в меня, только тогда твой объем вытеснит эту поднимающуюся до самого верха пенистую влагу. Нет, тебе не понять этого чувства, возникающего, когда пустота внутри лона требует заполнения. Если бы ты мог, если бы ты только мог понять и почувствовать, то не оставил бы меня лежать вот так даже на секунду. Мне кажется, что я сейчас сомкнусь, захлопнусь над этой пустотой внутри, если ты не войдешь в меня.

Другие книги автора Виталий Протов

Рассказ входит в сборник «Современная эротическая проза»

Данный сборник еще раз подтверждает, что эротическая литература, воспевающая чувственные отношения Мужчины и Женщины, может и должна быть Литературой с большой буквы.

Данная книга – что-то вроде практической скорой помощи для тех, с кем приключились сексуальные «катастрофы» или кто хочет их предупредить. Это и предопределило ее структуру: она построена по принципу вопрос–ответ. В наше издательство приходит огромное количество писем от читателей с различными вопросами, касающимися проблем интимных отношений, и поскольку определенные вопросы повторяются, а ответить каждому в отдельности у нас нет возможности, мы решили отвечать на эти вопросы в наших книгах в серии «Советы соитолога», которые в свою очередь будут опираться на сексуальный опыт человечества.

В книгу «Сексуальные „катастрофы“ и как их избежать» вошли ответы на наиболее часто задаваемые вопросы.

Барон Мюнхгаузен, чье имя стало синонимом неуемного враля, предстает перед нами в ином свете на страницах этой книги. Иероним Карл Фридрих барон фон Мюнхгаузен (1720–1797) – личность историческая. Прожив без малого двадцать лет в России и оставив весьма заметный след в ее истории, он вернулся на родину в Боденвердер (Нижняя Саксония), где вел по большей части жизнь праздную, рассказывая соседям и посетителям трактира при гостинице «Король Пруссии» в Геттингене истории о своих похождениях и приключениях в России. Его рассказы имели столь широкий резонанс, что часть из них была даже опубликована, правда, без указания имени автора, вызвав впоследствии появление череды мюнхгаузиад.

Еще при жизни барона три автора – Рудольф Распе, Готфрид Август Бюргер и Генрих Шнорр – выпустили свои книги, взяв за основу некоторые из подлинных сюжетов барона, но настолько переврали и их, и сам образ автора, что разгневанный Мюнхгаузен провел в тяжбах с ними долгие годы.

Предлагаемые читателю мемуары барона фон Мюнхгаузена призваны обелить его честное имя и восстановить справедливость перед судом потомков.

Книга проиллюстрирована графическими рисунками петербургской художницы Надежды Васильевой.

© 2007, Институт соитологии

© 2007, Институт соитологии

Повесть входит в сборник «Современная эротическая проза»

Данный сборник еще раз подтверждает, что эротическая литература, воспевающая чувственные отношения Мужчины и Женщины, может и должна быть Литературой с большой буквы.

Популярные книги в жанре Эротика, Секс

Аллан Риглио

Отрывок из романа " В О С Ш Е С Т В И Е ... "

Росарио. Семь утра. Только что прошел утренний дождь и улицы, кривой переулок за собором св. Антуана и дальше - авенида Либерасьоне, да дорожка мимо универмага Хеймаркетт, где обвычно собираются взрослые шлюхи, мокры от росы; на веревках - суцшится белье. Завтрак я уже сьел, отец дал большой тяжелый песо на сендвичи и поблагодарил бога еще паз за то, что прошлой осенью удалось ему пристроить меня в эту школу. Что напротив... Туда берут из очень порядочных семей. Я бегу по переулку. В воздухе утрнняя прохлада. Текут ручьи стоков, кричат разносчики-пуэблос; мне так хочется сбросить башмаки и пойти по улице босиком, шлепая по грязным лужам...Но это запрещается; мы должны приходить в школу в Смирении, как делает наша праведная Донья Элеонора, наша классная, что в доме даже не держит ни одного журнала и ни одной книги, кои полны возбуждающих картинок... А вот Лиз высокая девчонка из Вступительных Групп, та как ни в чем не бывало идет в школу босиком по теплым булыжникам улиц; ну да ведь она - Лиз дочка бывшего мера, она может позволить показывать свои голые ноги всяким пуэблос да парням из предместий. Элеонора говорит - пальцы ног Лиз истинно аристократические, длинные... Нам же - нельзя, Смирение. Я миную угол универмага Хеймаркетт; сегодня одно из первых занятий. На грязной простыне, у стены спит шлюха-метиска.Груди прикрыты еще, а вот зад тощий ее - нет, она мертвецки спит, заснула давно. Я рискую опоздать в школу, теряя время, но присаживаюсь на корточки рядом... Улица пустынна, только где-то в трущобах лают голодные псы. Я склоняюсь над спящей женщиной. Смотрю на ее загорелые, сильные бедра: как, должно быть, они сжимают мужчину, как это тело тепло... Наверно. В ветвях поет ай-кью, серенькая птичка; я несмело касаюсь рукой обнаженного зада спящей. Господи Иисусе, кожа женская бархатная, нежная, как шелковое платье моей сесмтры. Я поглаживаю ее, чувствую, как плоть пружинит у меня под рукой. Только бы не опоздать в школу! Пальцы мои против воли ползут вниз. Да, там у нее живот, мерно колыщущийся сейчас - она спит. И еще - у женщин, я знаю - там выпуклый бугор. Шелковистый, мягкий. И вдруг она просыпается. Приподнимает голову и смотрит на меня огромными, черными как у всех метисок глазами с синевой под ними, яркие, красные губы приоткрываютя удивленно. Я чувствую: от нее пахнет потом, мужчинами... Как никогда не пахнет от доньи Элеоноры. Мое детское сердце сжимается: я понимаю, что она изумленно смотрит на склонившегося над ней богато одетого, для городка Росарио на Паране, подростка, глаза которого блестят. Я вижу, как сквозь тряпку торчат острые ее груди. Запах вина. Горло у меня перехватывает и я попятившись, бегу в школу, скорей, проч от универмага, толькобы не опоздать. ... В большой особняк, бывший кгда-то домом губернатора уже сходятся дети. Многих я только знаю по именам. Я один и мне - четырнадцать, почти пятнадцать. друзей у меня почти нет. В школе полы застелены мягкими, пружинистыми матами. На каждом этаже, у каждого класса душевая. У порога на матах мы все раздеваемся догола. Все - и мальчики и девочки. А как же - это христианско каталическая школа любви. Худые ноги, неуклюжие ступни подростков, едва оформившиеся груди и угловатые бедра. Смех, шепот, возня. Девочки из старших классов раздеваются медленно, это уже им нравится: постепенно стягивать с сея белье. Они щупают груди друг-дружки, придирчиво осматривают обнаженные свои тела, касаются друг друга. Это мы, вчера еще соплячня, скидываем быстро свою одежду. Сталшие девушки идут неторопливо, как бы невзначай касаясь нас голыми ногами, идут и пухлые их ягодицы покачиваются соблазнительно, идут, как настоящие женщины. Свет падает в окна, ежит квадратами на мягком полу, на крышках парт в светлых классах, бродят по коридорам. Я сажусь в классе на перую парту, как положено, гляжу на экран перед собой. Рядом девочки собрались в круг и взяв у Паоло монету, обмеряют свои розовые соски. О как им хочется быть в Старших Группах, где ведет Мартенсио, бывший сутенер и акробат цирка в Рио... Где девушки выделывают немыслимые позы, где Мартенсио входит в них сзади, где... Звучит звонок.

самарар хасин виака

ВЕТКИ ПЕРСИКА

три трактата о любви

Содержание

Надписи ................................ 4 Трактат второй ................................ 5 Соединение. Парачхеда (определения) ............ 5 Разделения ................................ 5 Движения ................................ 5 Учение о движениях телом........................ 6 Учение о ласках ................................ 6 Движения женщины................................ 7 Положения ................................ 7 Простой вид ................................ 8 Мягкий вид ................................ 8 Жесткий вид ................................ 9 Разделения. ................................ 12 Правила ................................ 12

Сева Святой

Японская дева

Меня в этой жизни всегда раздражала зима. Нельзя сказать, что я особенно раздражительный тип, но когда мерзнет под мышками, а в лицо бьет ледяной репейчатый ветер, то я начинаю звереть.

Вся история случилась именно зимой. Весь день я бродил из угла в угол (я вообще не работаю из принципа, так что времени у меня навалом), и хотел женщину. К полудню я осознал тот самый неприятный факт, с которым рано или поздно встречается одинокий мужлан, а именно - женщины меня более не хотят. Как-то так получилось. То-ли морда у меня постарела-погрустнела, то-ли за модой не слежу. Впрочем, никогда не обращал внимания на эти мелочи. Я люблю выпить, немножко погулять, а под вечер взломать девчонку. Именно под вечер, а лучше ночью - при луне у меня необычайно бодрятся гормоны. Но сейчас, как оказалось, их тратить особенно не на кого.Я предавался этим грустным думам, когда позвонил Кифа Большой.

Елена Тасманова

Мужская доброта

Ищу работу... Таблицы объявлений, мелкий кегль, если крупным - не суйся, если ищут молодых - не лезь, бездна рекомендаций от подруг, один тупой совет от мужа, не хочется, лень, страшно. Ищу работу. Выбираю... Иду.

В высотном здании нет лифта, точнее, он не функционирует, приходится тащиться пешком на двенадцатый этаж - это ненормально, и я тут же представляю, как буду ежедневно по утрам наяривать по ступенькам и краситься по дороге.

Volkov

Стихи

* * *

Я буду тебе самым верным пажем,

Носить твой шлейф повсюду гордо стану,

Бежать вслед за роскошным экипажем,

В котором ты уедешь, не устану.

Всегда, везде, повсюду буду рядом,

Не жалуясь, не требуя награды,

Лишь прикажи движеньем губ иль взглядом,

Лишь позави - исполню все, что надо.

Я буду тебе самым верным пажем,

Слугой, рабом, хранителем покоя.

Inna Zelikson

Эйлат

      В разгар рабочего дня, когда от предпраздничной суматохи, я совсем забыла, что завтра уже праздничный день, раздался твой звонок, я скажу тебе честно - я не была готова. Эйлат... 

      Вот уж не думала, что ты сможешь когда-нибудь поехать со мной. Ну это звучит как прикол - мол -  поедем в Эйлат - избитая фраза местных ловеласов. Напомнило мне как когды-то услышала в Ереване, стоя на экскалаторе в метро мужик обратился к длинноногой блондинке : "Дэвушка! Пойдем я тебе МОРЕ покажу!" 

Inna Zelikson

Ночные встречи

        Смородиновый ликер. Сладкий, как мои мечты. Вот и пришла ночь. И слова крутятся на языке:  

У тебя есть сын, у меня лишь дочь.

У тебя есть день, у меня лишь дым:

        Где-то там, на другом конце города спишь ты. Весна разгорячила нам кровь и принесла новые соки спящим горожанам. А хочешь я расскажу тебе про завтрашний день, про длинный week-end, который мы проведем вместе.

Автор рассказывает о легендарной личности – отце русской эротической поэзии Иване Семеновиче Баркове.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Практически всем с детства известен мед как природное лекарство и пищевой продукт. Но благодаря чему он столь благотворно влияет на организм, как отличить натуральный продукт от фальсификации, как, используя мед, помочь современной медицине вылечить многие заболевания? На эти и многие другие вопросы можно найти ответы, прочитав книгу.

Это подлинные истории людей, облыжно обвиненных в убийстве, — и о том, как им удалось добиться свободы. Вынужденные признания, ошибочные опознания, лживые свидетели, грязные политиканы, тайные сговоры и тюремные слухи, жестокость и ненависть — все есть в этой книге. И, конечно, надежда, что появится тот, кто захочет и сможет добиться торжества справедливости, о чем вы прочтете в этом увлекательном повествовании.

В этой книге вас ждет встреча с мужественными и талантливыми основателями «Суда». Вам представится возможность бросить взгляд на закулисную жизнь губернаторов, судей, прокуроров, стражников, преступников и тюремщиков. И вы лицом к лицу встретитесь:

В этот сборник включены два военно-приключенческих романа.

В «Безумцах» повествуется о самых тайных и мрачных делах гитлеровских нацистов. В годы второй мировой войны нацистские секретные службы создали широкую сеть специальных биологических учреждений. В особых исследовательских клиниках и лабораториях тысячи узников подвергались насильственным садистским экспериментам и потом умерщвлялись. Зачем? Чего добивались гитлеровские врачи-изуверы? Об этом рассказывается в книге, насколько мне известно — впервые в нашей художественной литературе.

Читателю хорошо известен роман «Тайник на Эльбе». Книга посвящена крупной операции советских разведчиков и германских антифашистов в глубоком гитлеровском тылу в середине войны. Наши бойцы невидимого фронта и их добровольные помощники из числа подпольщиков-коммунистов Германии разыскивают и овладевают важнейшими документами нацистских секретных служб.

В годы Великой Отечественной Герой Советского Союза Г.А. Баевский воевал в прославленном 5-м гиап (самый результативный истребительный авиаполк советских ВВС), участвовал в Курской битве и сражении за Днепр, Львовско-Сандомирской, Висло-Одерской и Берлинской операциях, дважды был тяжело ранен, лично сбил 19 самолетов противника, участвовал в Параде Победы.

Эта книга — захватывающий рассказ о боевой работе советских истребителей, о воздушных боях и штурмовках вражеских аэродромов, прикрытии ударной авиации и «свободной охоте». Особый интерес представляет мнение автора о боевой подготовке асов Люфтваффе и достоверности их боевых счетов.