Я всемогущий

Однажды он понимает, что умеет управлять вероятностями. Он способен остаться невредимым в авиакатастрофе. Он может сделать состояние на продаже снега. Ему достаточно пожелать — и президент называет его своим преемником. Террористы сдаются ему без боя, а Папа Римский становится ярым проповедником его идей.

И тогда у него остаётся лишь один достойный противник…

Отрывок из произведения:

И я подумал: «К чёрту!»

Встал и пошёл прочь, не оборачиваясь. Параллельно асфальту, обгоняя меня, летел тополиный пух.

Тихо. Неестественно тихо. Мир окончательно выцвел. Я словно попал в фильм-нуар: все оттенки серого вокруг, зернистое небо и холодное белое солнце. И чёрная, чёрная тень под ногами.

Беззвучный запруженный проспект — и я, лавирующий между машинами. Кажется, что все — и пешеходы, и водители, и даже автомобили — все смотрят на меня. И та, что осталась сзади, на скамейке — тоже смотрит. Или это я сам смотрю на себя её — и их — глазами?

Рекомендуем почитать

Оказавшись в чуждом окружении, человек меняется.

Часто — до неузнаваемости.

Этот мир — чужой для людей. Тут оживают самые страшные и бредовые фантазии. И человек меняется, подстраиваясь. Он меняется и уже не понять, что страшнее: оживший мертвец, читающий жертве стихи, или самый обычный человек, для которого предательство, ложь и насилие — привычное дело.

«Прекрасный язык, сарказм, циничность, чувственность, странность и поиск человека в человеке — всё это характерно для прозы Данихнова, всем этим сполна он наделил своё новое произведение.»

Игорь Литвинов

«…Одна из лучших книг года…»

Олег Дивов

Великий автогонщик Рэд Байрон и прекрасные сёстры Сазерленд, скрывающийся от правосудия нацистский преступник и слепоглухонемая девушка, первое посольство США в Москве и военные действия в китайском Нанкине, провинциальные гангстеры 30-х и диковинный паровоз инженера Холмана. Казалось бы, между героями и реалиями этой книги нет ничего общего: многие из них вымышлены, иные же существовали на самом деле, реальность смешивается с фантазией, XVIII век мерно перетекает в XXI…

Удивительные истории, захватывающие сюжеты, живые легенды, сплетающиеся на страницах романа, охватывают значительный временной период, и единственное, что их объединяет,- это то, что все они могли произойти на самом деле. Или - пусть остаётся крошечная вероятность! - на самом деле произошли. Это книга о сильных людях. Возраст, болезнь, гримаса судьбы - еще один залог их силы.

Добро пожаловать в Зазеркалье!

Нет, Алиса не вернулась в очередной раз в Страну Чудес. На этот раз все будет совершенно по-другому…

Знакомые персонажи, надев чужие маски, оживают на страницах мрачного сюрреалистического триллера «Время Бармаглота». Таинственный убийца и его чудовищные приспешники держат в тисках страха целый город. Но кто-то охотится и за самим убийцей и еще большой вопрос, кто же — «меньшее зло». Распутать этот клубок предстоит лучшему сыщику Зазеркалья — Джеку.

Нет, Мессия не спустился с небес в белых одеждах в окружении ангелов и сиянии славы. Он приехал в Рим на случайной попутке, на ногах у него были грязные стоптанные ботинки, а во рту не хватало нескольких зубов. Он крал, убивал и прелюбодействовал, но это не имело значения, потому что его назвали новым Христом в прямом эфире всех телеканалов мира. И человечество получило того, кого заслуживало.

Париж, Монмартр, 1914 год. Время нового искусства. Модильяни, Аполлинер, Пикассо молоды и гениальны. Счастье – в творчестве, жизнь и искусство неразделимы. Но на пороге война, грозящая разрушить идиллию безудержного творчества...

Безвестный художник на сутки обретает абсолютную свободу вне добра и зла. Ему предстоит справиться с непосильной ношей – ответственностью за весь мир – и не потерять при этом своей индивидуальности.

Что даст райский плод, сорванный на заре мира, и куда приведут грезы наяву? К Ангелам? Или к Демонам?

Нет резкой границы между миром материальным и иным — тем, откуда прилетают к нам ангелы, тем, куда уходят люди, ставшие святыми. Но там строже относятся к вере, верности, ответственности за близких, и если предстоит выбор — то его совершают во имя любви. Сквозь испытание выбором проходят блаженная Ксения Петербуржская, ангелы-хранители, святой Касьян Немилостивый, и вместе с ними — читатели этой книги.

Он скользит между мирами и эпохами, нигде не задерживаясь дольше, чем на собственную жизнь, ни к чему не прикипая сердцем, которого нет. Он исполняет чужие желания, насмехаясь над собственными властителями и не тяготясь  последствиями. Когда-то он был  игрушкой, но теперь сам развлекается как умеет. Любопытствующий демон, шкодливый бог, усталый странник на полях заката.Он способен превратить в зловещую и увлекательную игру весь мир. И эту книгу заодно.

Нет резкой границы между миром материальным и иным — тем, откуда прилетают к нам ангелы, тем, куда уходят люди, ставшие святыми. Но там строже относятся к вере, верности, ответственности за близких, и если предстоит выбор — то его совершают во имя любви. Сквозь испытание выбором проходят блаженная Ксения Петербуржская, ангелы-хранители, святой Касьян Немилостивый, и вместе с ними — читатели этой книги.

Популярные книги в жанре Социальная фантастика

Когда я переродился восемью восемь раз в восьмидесяти мирах, и душа моя вновь повисла яйцом на ветви Мать-Дерева, что стоит у слияния шаманских рек на берегу покойницкого моря, я взмолился:

— О, белые удаганки, позвольте мне родиться в России!

Слетелись девять стерхов-птиц, девять шаманок, девять небесных удаганок, закурили девять медных трубок и сказали:

— Зачем, душа, в Россию хочешь? там, однако, плохо.

А я рогом уперся:

Коколов Сергей

Читая рассказ, представте, что люди для Мясоедов - все равно, что тараканы для людей... Вы когда нибудь испытывали жалость к тараканам?

Мясоеды

Это была игра, всего лишь игра с простыми правилами. Я - прячусь, меня ищут.

Я спрятался на Земле. Я упал как падает звезда - ярко и внезапно.

Игра осложнялась слепотой преследователей. Иначе было бы неинтересно. Я был обыкновенной земной собакой, но я не ел мясо.

Коколов Сергей

Зрячий

(фантастический рассказ)

Первым уроком будет (естественно!) богословие. Сколько себя помню (а помню я себя лет с пяти) вера в нашей семье была на первом месте.

Да и не только в нашей - в миллиардах семей нашего общества. Интересно как пахнет Бог? (Жаль, что бога никто из известных мне людей не нюхал). Я думаю пахнет он совсем не так, как человек. Ведь бог - это существо неземное, а значит существо с небесным запахом. Хотя, наш кандидат богословия (сокращенно- к.б.н.) Павлов, а ему ли не знать, утверждает, что Бог совсем как человек (опасное утверждение, вы не находите?), правда тут же поправляется- но не человек, т.е. даже и человек, но гораздо умнее, справедливее, мудрее... Как то я спросил- "А если, например я, стану намного умнее, чем сейчас - не буду ли я самим Богом?" Hа что Павлов ответил, что я и так слишком умный, и что когда-нибудь я договорюсь до ереси, а ересь в нашем мире не прощается.

Тамара Кошкина

ВСЕ ТОЧКИ HАД Ё

Глава 1. Я гуляю

Hа днях, болтаясь по городу, я обнаружил на фонарном столбе объявление. Hичего сперва не поняв, я потянулся за карандашом и на обрывке случайно завалявшегося в кармане пергамента записал указанный телефон.

Пошлявшись еще немного, я подумал, что, может быть, пора двинуться домой. Я хорошенько обдумал эту внезапно пришедшую ко мне мысль и решил ей последовать.

Глава 2. Я не сплю

Алекс ЛУРЬЕ

Бутч и Кэссиди

Часть первая

"Жили-были два громилы..."

I

Горькое очарование некоторых прописных истин лучше всего познается на собственном примере - наглядно и убедительно. Что, впрочем, далеко не всегда указывает путь решения проблемы. Банально, что власть и деньги лучше, чем их отсутствие. Но что поделать, если их нет и не предвидится. И чувство юмора в этом случае вовсе не компенсирует чувство самоуважения. Немного ведь, в принципе-то, надо, но, видно, слишком многим сразу...

Сабир Мартышев

"ИГРА ПОКОЛЕHИЙ"

"Another hero, another mindless crime

Behind the curtain, in the pantomime

Hold the line, does anуbodу want

To take it anуmore

The show must go on"

- Queen

Глава 1. Считанные минуты.

Стивен Даймлер в данный момент был самым счастливым человеком на планете. Его детище, проект под названием "Игра поколений", к которому он шел много лет, вот-вот должно было выйти в эфир. Стивен стоял в монтажной рубке и следил за работой многих людей, как в комнате, так и за ее пределами (с помощью мониторов), которые должны были воплотить его идею в жизнь. Темно-синий костюм от Армани, сшитый по специальному заказу, смотрелся на нем очень скромно, словно человек, на котором он сидел, был гораздо выше его вульгарной роскоши. Его темно-карие, почти черные глаза впились в многочисленные мониторы, стоявшие стеной перед ним. Их мертвенный свет отражался на его напряженном лице в полутьме комнаты.

Они точно такие же, как и все остальные люди. Есть только одно маленькое отличие, превратившее их в изгоев.

Это всё-таки случилось: Саха упала в бассейн – впервые в жизни погрузившись в воду с головой! Она, наверное, единственная в городе, кто не умеет плавать. 15-летняя Саха провела под водой четверть часа, но не утонула. Быть может, ей стоит поблагодарить ненавистную Карилью Тоути, которая толкнула ее в бассейн? Ведь иначе героиня не познакомилась бы с Пигритом и не узнала бы, что может дышать под водой.

Герои книги Андреаса Эшбаха живут в Австралии 2151 года. Но в прибрежном городе Сихэвене под строжайшим запретом многие достижения XXII века. В первую очередь – меняющие облик человека гаджеты и генетические манипуляции. Здесь люди всё еще помнят печальную судьбу вундеркинда с шестью пальцами на каждой руке, который не выдержал давления собственных родителей. Именно здесь, в Сихэвэне, свято чтут право человека на собственную, «естественную» жизнь. Открывшаяся же тайна превращает девушку в изгоя, ей грозит депортация. И лишь немногие понимают, что Саха может стать посредником между мирами.

Андреас Эшбах (родился в 1959 году) – популярный немецкий писатель-фантаст, известный своим вниманием к экологической тематике; четырехкратный обладатель Немецкой научно-фантастической премии имени Курда Лассвица. Его романы несколько раз были экранизированы в Германии и переведены на десятки языков. А серия «Антиподы», которая открывается книгой «Аквамарин», стала одной из самых обсуждаемых на родине автора. Дело не только в социально-политическом посыле, заложенном в тексте, но и в детально проработанном мире далекого будущего: его устройство само по себе – повод для размышления и обсуждения.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Они спрашивают нас: что будет дальше? Мы спрашиваем их: что произошло?

Апокалипсис. Мир «до» и мир «после».

Точка невозврата пройдена, жизнь на Земле замирает. У выживших остался лишь один вопрос: что послужило причиной гибели развитой цивилизации?

По руинам бродят Последние дети уничтоженного мира, и так соблазнительно взвалить всю ответственность на их истерзанные души…

2016 год. Серия разрушительных землетрясений по всей планете. Смываются прибрежные города, просыпаются супервулканы. Землю на много лет окутывают пепел и дым, стремительно холодает.

2028 год. Из-за цепочки ядерных катастроф свирепствуют инфекции, превращающие людей в зомби. Мутируют люди, животные. Жизнь на Земле превратилась в ад.

Новосибирск. В городе орудуют банды, рыщут стаи зараженных, люди прячутся по норам. Алексей Карнаш бывший спецназовец, умеющий выживать даже в аду, пытается найти таинственную колонию, где, по слухам, налажена нормальная жизнь. К нему присоединяются бродячая собака и мальчишка-беспризорник. Они должны одолеет этот путь – километры через ужасы мертвого города, через туннели метро, где прячутся зараженные, и многое-многое другое… Однако колония, куда они стремятся, скрывает еще более страшные тайны и ловушки.

Блестящий постапокалиптический роман одного из самых сильных сибирских писателей – Андрея Орлова.

Моему мужу,

подавшему мне мысль написать книгу,

всегда верившему в мои способности,

с любовью и нежностью,

посвящаю свою первую книгу.

Жаль, что ни один из моих романов

он так и не читал...

А знаешь, все еще будет!

— Нет, ты точно сошла с ума! — окончательно разозлилась я.

Алла мрачно посмотрела на меня, потянулась за сигаретой.

— Можешь орать сколько угодно, но для тебя этот контракт — единственный выход. Я сразу это поняла. — Она затянулась. — Через два года вернешься в Россию, купишь квартиру в Москве, Мишку в приличную школу устроишь, затеешь какой-нибудь бизнес. Заживешь самостоятельно. И, если к тому времени романтические бредни еще не выветрятся из твоей хорошенькой головки, успеешь еще влюбиться и родить себе второго.