Я ваш Тургенев

Я знаю его давно, с конца 80-х. Елки-палки, скоро будет восемнадцать лет… Возраст совершеннолетия. Почти все новые времена.[1]

Сначала заочно - тогда все читали его романы. Романы были как бы фантастическими и предсказывали заговор генералов и скорый крах СССР. Что и случилось в скором времени, сильно повысив общественный интерес к автору.

Потом была еженедельная передача по телевизору, тему забыл, что-то по «культуре», которая мне нравилась. В роли ведущего он был интеллигентен, грустен, ироничен и в одной из передач сказал, что любит Хемингуэя. Я тоже любил Хемингуэя. Собственно, мы все тогда его любили. Матадор, Джейк и леди Эшли, иметь и не иметь, Гарри Морган и острова в океане…

Другие книги автора Слава Сергеев

Когда-то у меня была подруга, а у подруги квартира на Садовом кольце. Точнее не квартира, а две большие комнаты в коммуналке.

Хорошие… Высокие, очень высокие, четыре метра потолки. Лепнина, обрывающаяся у вашей стены и продолжающаяся у соседей. Газовая колонка. Остатки изразцов в ванной. Длинный, метров двадцать пять, коридор, так и кажется, что сейчас в конце его, из кухни, появится горничная с подносом, в наколке и длинном платье…

Но - мечты мои, мечты пустые, - как сказал когда-то чешский поэт начала века Йожеф-Святослав Махар, чью книгу я с очередью купил в годы застоя и книжного дефицита в Доме книги на Калининском, на втором этаже… Наконец-то я могу его процитировать, значит, не зря купил!

Это было незадолго перед Пасхой, погода была хорошая, и моя знакомая позвала меня погулять и выпить вина в ее компанию.

- Будет мой муж, ты его знаешь, потом рыжий Лева, ты его тоже знаешь, его невеста и еще два-три человека. Так что компания небольшая. Мы собираемся у метро Китай-город, я тебя жду у церкви перед площадью, в восемь вечера, придешь?

Я подумал и сказал:

- Приду.

На следующий день я приехал, и знаете, очень здорово сделал, что приехал, смотрю издали - а она идет по Солянке, красивая, в длинном платье с цветами и белым пластмассовым стаканчиком вина в руке. Симпатично это было, и давно я этого не видел, уже лет пять-шесть точно. К тому же эти места, я их люблю, там недалеко, у Яузы, в юности жила моя первая возлюбленная, чуть вверх к Покровке - хорошие друзья, они потом в Америку уехали, в располагающемся в Котельнической высотке кинотеатре “Иллюзион” раньше показывали замечательные фильмы, которые не показывали больше нигде.

Сижу я как-то дома, смотрю в окно. Настроение - не очень. Зима на дворе, скучно. Вдруг смотрю: идет девушка. Хорошенькая такая, полненькая (я люблю полненьких), в рыжей шубке. Прошла через двор и скрылась. «Охо-хо,- думаю.- Охохонюшки…» Включил радио «Свобода», послушал новости. Стало еще грустнее. Подумал: «Позвонил бы кто, что ли…» Но в такие дни разве кто позвонит?.. Вот когда вам весело, когда вам хорошо - тут звонят все кому не лень. А в минуты печали и одиночества - никто и никогда.

Эта потрепанная папка случайно привлекла наше внимание в отделе рукописей одной провинциальной библиотеки.

“Дело было летом, в июле, когда пышная листва заглядывает в окна присутствий, не давая чиновникам толком работать, а зной и мухи не позволяют оставлять на балконе клубничный компот и банки с огурцами…

…Какой компот, какие огурцы?!. Или там желе из смородины……”

Этот пожелтевший лист лежал сверху.

Наш знакомый библиотекарь, провинциальный интеллигент и книгочей, за чаем с вареньем на тихой улице в районе исторического центра города Н. сказал нам, что компоты чудесно варит его теща, да в таких количествах, что девать некуда, и хорошо - на таких женщинах, на неспешном жарком лете, да на фруктовых компотах, говорят, от века держалась Россия. Ну, а папка…

Начинается просто:

Однаждымне пришлось писать короткую автобиографию для одного журнала. Я долго мучился, придумывал, вертел немногочисленные скучные факты и так и эдак, стараясь, чтобы вышло поинтереснее.

Поглядев на мои страдания, редактор сказаламне: да вы не там стараетесь. Нам нужно коротко и ясно: родился там-то, учился там-то, работал там-то и там-то. Всё! А если уж вам так хочется романтики, то напишите для нас рассказ “Моя трудовая биография”, например. Там и придумывайте, что хотите. Гонорар опять же получите…

Недавно я прочитал в одной приличной газете, причем где-то не на первой полосе, а, что называется, петитом: “В рамках реорганизации Вооруженных сил РФ расформирован десантный полк, который участвовал в штурме Белого дома в 1993 году”. И в этой же газете, уже на месте повиднее, какой-то генерал некстати гаркнул: “Десантные войска готовы выполнить любой приказ Главнокомандующего!..”

Любой? Ну-ну, приятно слышать, как говорится. Были, которые были готовы “выполнить любой”, их уже фотографировали - в тихом городе Гааге, если я ничего не путаю. И, a propos, если “готовы любой”, то зачем же полк-то расформировали?

Когда это было, какой это был год?

1990-й, 91-й? Или 92-й? Я еще ничего не делал, никакого бизнеса, был в полной жопе, отец присылал раз в полгода сто баксов, плюс зарплата в научной конторе, куда можно было ходить не очень часто - так я и жил, в общем не очень тужил, покупал книги, читал журналы, переживал за судьбу молодой демократии, решал, что все-таки делать в конце концов…

Эмигрировать или оставаться?

Говорят, что все крупные современные состояния формировались именно в это время. Через деньги КПСС, КГБ, торговлю компьютерами, обмен валюты, МММ, нефтишку, газ, инвестиционные фонды и прочее…

Эта рукопись поступила к нам по почте от неизвестного лица. В короткой предуведомительной записке, находившейся в конверте, было сказано, что долгие годы скитаясь по обителям и землям Юго-Запада и дальнего Востока, автор много читал, еще больше листал, перепробовал множество профессий, учился в Литературном институте, жил в студенческом общежитии МАИ, а последние несколько лет вообще работал в организации, близкой к бывшему Внешторгу. Но главным делом его жизни, по словам нашего корреспондента, стала духовная защита Внутренней Монголии, анонимная помощь одому провинциальому кинотеатру и всеобщее благо живых существ. Поскольку нам также близки эти благородные задачи, мы решились предать гласности полученную рукопись, хотя далее в письме, автор, как ни странно, просил нас этого не делать. За что мы просим прощения…

Популярные книги в жанре Современная проза

Ярослав Турушев

Третья сила

- Хорошо, логическим путем эта дилемма неразрешима - согласилось Воплощенное Добро.

- Хотя лично я такую возможность вижу, - ехидно продолжало Воплощенное Зло, - нужно только постулировать твое отсутствие.

Воплощенное Добро обиженно передернулось. Он было выдержано в бело-голубых тонах и величественных пространствах, подернутых жемчужной дымкой. Где-то вдалеке сияло отражающееся в айсбергах нежное солнце, цвели кудрявые кущи и пели птицы, свирели и тенора. У Воплощенного Добра были также белоснежные крылья и меч, объятый языками яростного пламени. Сейчас, отложенный в сторону, он бесцельно висел в пространстве, слегка поворачиваясь под лучами звезд.

Ольга Турусова

БИВИСА HЕ ВИДАЛИ?

У меня плохое имя. А фамилия и того хуже. Особенно обидно, когда такие имя и фамилия достаются молодой красивой девушке, потому что в этом слышен намек на обреченность. Обреченность на одиночество. Две недели назад мне исполнилось восемнадцать, но все эти дни прошли напрасно. Если это не случится сегодня, это не случится никогда. Так я загадала и так оно и будет, потому что до сих пор все, что я ни загадывала, сбывалось. Пророненные мною слова о моей красоте не просто слова. Когда я сегодня принимала ванну, то лишний раз убедилась в этом. Моя мать принесла себя мне в жертву, когда вышла за муж за моего отца, красавца мужчину, племенного быка как по внешним, так и по внутренним данным. Поворовывая у папаши журналы с голыми девицами и сравнивая этих див со своим отражением в зеркале я не замечала никакой разницы. И это тоже плохо. Будь я уродиной, все было бы понятно, как дважды два, но это рок, судьба, гумбертовсский Мак-Фатум. Первым я позвонила Эдику Каменскому. Он старше меня года на четыре, как и мой брат. Они однокласники. То есть были ими. Удивительно, как разбрасывает людей судьба. Брат поступил в математический ВУЗ и теперь работает продавцом в компьютерной фирме, с трудом обеспечивая себя и жену, которая вечно сетует на то, что у них нет денег даже на то, чтобы завести и обеспечить ребенка. Эдик же не поступал никуда. Теперь он важная шишка в квартирном бизнесе, гребет деньги лопатой. Hе знаю. Мне это не важно, мне важно другое. Во всяком случае, он всегда ко мне хорошо относился. Итак он сказал, что заедет за меой в десять. Ровно в десять к подъезду подкатила шикарная черная тачка. Hе знаю какая точно, но, верно, очень крутая, раз на ней приехал Эдик. Он зачем-то спросил о брате, я что-то ответила и больше мы к этому уже не возвращались. Он покорно выслушивал мои излияния по поводу того, как трудно было поступить, как много сил и упорства нужно было приложить для этого. Все это было для него ничуть не интереснее, чем судьба бывшего друга. Hе знаю, зачем он вообще со мной встретился. Hо именно это-то мне больше всего и подходило: не испытывая ко мне никаких чувств он с чистой совестью везет меня после ресторана к себе на квартиру, натягивает пару раз и отвозит обратно. Hе я первая и не я последняя: невидимая глазом песчинка на бесконечном отрезке жизни от пункта А до пункта Б. Когда мы сели за столик и нам принесли наш заказ, Эдик молча принялся за еду, в пол уха слушая мои излияния. -Почему ты молчишь? - не выдержала вдруг я. -А что я должен говорить? - усмехнулся он. "И действительно,что"? - подумала я,но решила не прекращать разговор. -Hу, ведь прошло столько времени, я, наверное, хоть немного изменилась. Hеужели тебя ничего не удивляет? Тогда он ответел следущее: -Меня удивляет одно: до чего же ты похожа на своего брата! -По-моему это не удивительно, - фыркнула я. -Да? Разве это не удивительно, когда два человека с разницей в четыре года выбирают один и тот же путь? -И что же это за путь? - спросила я и чуть не зевнула. Поверьте, удержаться было трудновато. Hу ничего, сейчас он выговорится и мы поедем к нему домой... -Это не путь. Это простой. Простой плотоядного растения, которое ждет, когда жертва сама заползет к нему в пасть. Меня всегда поражало это нежелание действовать. Сначала в твоем брате, потом в тебе... Hу в тебе-то ладно, ты все-таки девушка... Теперь пришла моя очередь поглащать пищу, не обращая внимания на то, что мелет Эдик. -Hу взять хотя бы этот ужасный институт, в который ты поступила. Hу что у тебя будет за профессия? Hянчится с быдлом? Hеужели тебя устроит роль креслы-кончалки? Пожалуй, ты ею станешь. Hо ставши ею, ты уже не сможешь переменить судьбу. Женщина должна уметь зарабатывать деньги, чтобы быть независимой. Я бы связал свою жизнь только с такой. Зачем мне жена, с которой я не смогу в любой момент разойтись? Любовь недолговечна хотя бы потому, что ее нет. Пусть наша встреча не пройдет в пустую, послушай совета: бросай этого своего Герцина, не связывай свою жизнь с быдлом. Поступи в более солидное учереждение. Тут он вытер рот салфеткой. Принесли счет. Эдик расплатился и мы вышли из ресторана. -Hу, куда теперь, - спросила я, ни на секунду не сомневаясь в ответе, который мне будет дан. -Как куда? Завезу тебя домой и поеду к жене. Моя улыбка завяла моментально. Эдик, видимо, раскаялся, что повел себя сомной так жестко и всю дорогу рассказывал разные смешные истории еще тех времен, когда они с братом учились вместе. Hаконец мы остановились у нашего дома, рядом с беседкой и это последнее обстоятельство подвигло меня сделать еще одну попытку,: -Эдик, неужели она тебе не изменяет? -Конечно изменяет. Hо пока я не изменю ей сам, у меня не будет повода подозревать в измене ее. Я поняла, что это все. Повернулась и пошла к своей порадной. Он уехал еще до того, как я вошла в нее. Что ж, я же говорила, что это судьба. Hо еще не все потеряно. Я набрала номер Эмиля Туркевича. Пожалуй, стоит немного рассказать об этом странном мальчике. Да, мальчике - другое слово тут мне что-то мешает поставить. Это очень милый мальчик, который учится со мной на одном курсе. Пожалуй, у него есть только одна отличительная черта, но зато какая! Он утверждает, что ничем не интересуется кроме литературы. То есть что у него нет никаких других развлечений. Мне что-то не верится. Подозреваю, он ловит и мучает кошек. Hет, ну сами посудите: нельзя же только читать. Хотя нет: Он еще и пишет! Hу да ладно, надо попытать счастья с ним. Благо он почему-то думает,что я тоже превыше всего ценю литературу и от этого выделяет меня из массы сокурсниц. Будем бить по его неискушенности и неопытности. Может, все-таки удасться уложить его на обе лопатки. Hу, или улечся самой, что ли? Впрочем, там будет видно. -Привет, - сказала я в трубку. -А, это ты! Ты даже представить себе не можешь, как ты вовремя. Я тут как раз набросал одно стихотворение, по-моему очень даже ничего. (Забыла сказать про пожалуй чрезмерную самоуверенность Эмиля. Впрочем, разве хороший писатель может не быть самоуверенным?) -Знаешь, Эмиль, может ты мне его прочитаешь при личной встрече? -Жаль, - Эмиль заметно огорчился. Личная встеча предвиделась всего лишь на следущий день... -Да нет, ты не так меня понял: ты сейчас приедешь сюда, мы посидим в беседке у нас во двооре. Она закрытая, снаружи ничего не видно, так что... -Да, да, конечно, - обрадовался Эмиль, я сейчас же приеду. Пока Эмиль ехал, я полистала томик какого-то безымянного поэта, корый неизвестно как оказался у меня дома. Корешок оторвался и узнать автора было невозможно. Hо маме нравилось. Сделала я это оттого, что на неподготовленную почву стихи Эмиля ложатся плохо. Когда я вошла в беседку, Эмиль был уже там. Левая рука у него была на перевязи. Странно, как он умудрился ее сломать? Ведь он даже не ходит на физкультуру. Hо я не стала его об этом спрашивать. Он читал "Степного волка" Гессе. -Ужасная книга, - заметил Эмиль, отложив ее в сторону. - Садись напротив, я прочитаю тебе мое последнее стихотворение. Я села, а Эмиль, поставив одну ногу на скамейку, принялся читать. -Стихотворение называется АЛЬПИHИСТ, - пояснил он.

В.Д.Убийцева

* * *

Я сидела в комнате одна. Hет, не одна, с самым верным и молчаливым другом. Правда, друга становилось все меньше и меньше. Друг именовался армянским коньяком, я его, честно говоря, терпеть не могла, но особого выбора у меня не было. Позвонили в дверь. Я не шевельнулась. Смолк на кухне стрекот швейной машинки - мать пошла открывать.

- Здравствуйте, извините за беспокойство, Hаталья дома?

Интересно. Ко мне никто не мог придти. Разве что какого маньяка из Москвы принесло. И что не сидят на одном месте, шило у них в заднице? Я, сморщившись, проглотила последние капли коньяка. К меня была еще одна бутылка. Встречать гостя было неохота. И мое личное шило в заднице не давало о себе знать.

РОБЕРТ ПЕНН УОРРЕН

Патентованные ворота, или Гамбургеры что надо

Перевод А. Урубковой

Вы видели его тысячу раз. Вы видели его в субботу вечером на углу улицы, в центральном городке какого-нибудь округа. Он одет в комбинезон или синие джинсы, застиранные до бледно-голубого цвета, цвета весеннего неба после дождя, но поскольку сегодня суббота, на нем шерстяной пиджак, очень старый, возможно, тот самый пиджак, в котором он давным-давно женился. Из рукавов пиджака высовываются длинные руки, и на костях рук проступают жилы, похожие на сухие изгибы виноградных лоз, еще привязанных к ореховым палочкам, что хранятся у него рядом с печкой, в деревянном ящике, среди эвкалиптовых и дубовых поленьев. Большие кисти с узловатыми, разбитыми суставами и затвердевшими квадратными ногтями висят на запястьях, как неуклюжий самодельный инструмент, повешенный после работы на стену сарая. Летом он носит соломенную шляпу с широкими полями и растрепавшейся по краям соломой. Зимой фетровую шляпу, когда-то черную, но со временем покрывшуюся разводами: темно-серыми и фиолетовыми на солнце. Лицо у него длинное и костистое; впалые щеки и выступающий подбородок. На подбородке - порезы от непривычной бритвы, в нескольких местах зацепившей дубленую кожу. В этих местах темнеют тоненькие ниточки запекшейся крови. Лицо у него красновато-бурое, цвета красной глины, вязкой глины или пыли, осевшей на его штанинах и прямо-таки чугунных башмакам, или цвета красной кедровой древесины, потускневшей от солнца и дождей. Кажется, что лицо - неживое. Как будто его вылепили из глины или вытесали из кедра. Даже когда челюсть двинется, пережевывая табак, это медленное, внушительное движение вас не убеждает. Торжество хитрого механизма, спрятанного внутри.

Наум Вайман

ЩЕЛЬ ОБЕТОВАНЬЯ

Наум Вайман. Автобиография.

Проявился 5 марта 1947-го года в Москве, на Тихвинской улице. Когда с первым утренним ветерком забежит утешить сон-ангел, я нахожу себя на углу Палихи, Тихвинской и Сущевской, завязанным в узел трамвайных путей, проложенных через отполированный дождями серый булыжник, слева красные бани, справа розовый дом пионеров, напротив сквер, против сквера булочная. Еще были детские годы на Трубниковском, коммуналки: мы кочевали, отец всю жизнь убил на обмены, Институт Связи, писание стихов на лекциях, студия Волгина при МГУ, работа на Лианозовском электромеханическом по распределению, женитьба, отцовство, маята, духота, ожесточение, мечты о бунте или побеге. В феврале 1978-ого отбыл по новому назначению. В другую жизнь, в другую историю. Хотя, как говорится, пути Господниї Не вижу смысла распространяться о себе в этом жанре, поскольку сама книга ? она и есть автобиография. Так сказать "история одной жизни"ї

Геннадий Вальдберг

Человек проходит как хозяин...

(рассказ)

Вместо ужина Мишка приперся в клуб. Саданул ногой дверь, так что петли взвизгнули, бухнулся на скамейку и по-чувствовал, как зубы в мелкой дрожи зашлись.

Вот ведь как получается! Надули его, значит!...

"Ты с этой бумажкой можешь в гальюн. А сейчас в би-блиотеку катись! Стены расписывать!"

А это вот видел?! - чуть не заорал Мишка.

Но врет. "Заорал" - это он сейчас придумал. И как огрыза-ется, и как кукиш Мартынову тычет. А там, на ковре, как са-лага последний, только глазами хлопал. А чего, спрашивается, хлопал? Чему удивлялся? Будто здесь хоть когда-то иначе что делалось?...

Граймы пожирают людей, а вайлорды убивают граймов. Испокон веку вайлорды объединялись в кланы.

Я восемь лет жил обычной жизнью и держался подальше от любых кланов вайлордов. До тех пор пока, спасая друга, не показал то, на что обычный человек не может быть способен. И теперь я под прицелом сразу двух тайных кланов.

Нужно поскорее разобраться с этой проблемой, чтобы жизнь вернулась в прежнее русло.

В этой книге Патрик Кинг, автор мировых бестселлеров в области навыков социальной коммуникации, говорит о проблемах людей, которые не способны постоять за себя. Если это и ваши проблемы, вам полезно будет узнать, какие убеждения сковывают вас по рукам и ногам и как их преодолеть. Вы узнаете, как изменить свое мировоззрение, научитесь ценить себя, говорить «нет» просто и бесконфликтно, проанализируете свои убеждения относительно принятия, любви и самооценки, проведете границы в общении и будете уверенно соблюдать их. Говорить «нет» – это удивительный метод, которому вас никогда не учили. Используйте его, и ваша жизнь изменится. Умение говорить «нет» приносит бесценную свободу, пора вам испытать ее.

В формате PDF A4 сохранён издательский дизайн.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Звонит мне тут как-то с утра наш фотограф Каштанов и говорит:

- Спишь ?

- Ага, - отвечаю, - а сколько времени-то?..

- Десятый час, - говорит Каштанов. - Неважно. Ты спи, но имей в виду - завтра с утра летим в Сочи. Все поняла?

Ну, а я уже привыкла, что, работая, как сейчас говорят, в команде творческой личности (а фотограф Каштанов именно такой человек), я веду совершенно ненормальную жизнь, так что вылет в Сочи в рамках этой жизни мне кажется даже не очень выдающимся событием. В Сочи, так в Сочи. В Сочи же, не в Монте-Карло.

Все произошло случайно, и я здесь вообще ни при чем, так и запишите. Во всем виновата моя жена - она актриса, и это она чуть ли не год звонила помощнику по актерам знаменитого режиссера фон К. У них так принято, у актеров. Где-то я читал, что Шерон Стоун, перед тем как ее взяли на роль в “Основном инстинкте”, вообще звонила режиссеру чуть ли не каждый день. Так что моя жена еще прилично себя вела.

И когда этот Владислав Анатольевич вдруг обьявился, мы страшно удивились, так как, что называется, уже не ждали, почти год прошел. Помощник по актерам назначил моей сразу заволновавшейся жене деловую встречу, а под конец спросил:

У нас в институте был парень из Киева - Вадим В-в, очень милый, легкий в общении человек, лет на пять-шесть старше меня. Между прочим, большая умница, математик, точнее программист по 1-й профессии. Принадлежа к столь академической специальности, этот Вадим любил выпить, любил шумные компании, любил посидеть в этих компаниях, и потому мы с ним общались довольно мало - я-то, несмотря на свое геологическое прошлое, как всегда сидел в своей берлоге и вылезал в институт лишь от случая к случаю. Поэтому пересекались мы редко.

Покончив жизнь самоубийством, Лялька попадает в странную библиотеку…