Я вам пригожусь

Про городские дворы.

Отрывок из произведения:

Тихой июньской ночью хорошо курить на крыльце. Огромная девятиэтажная коробка раскинулась широко и привольно, отобрав у нового спального района большую площадь двора, оградив его, как крепостная стена. Небо над двором звездное, в кустах даже поет какая-то птица (возможно, что и соловей, но Леня плохо понимал в птицах). Деревья и кусты отбрасывали на асфальт таинственные тени, на шестом этаже ярко горел свет, неподалеку бешено цвел жасмин. Леня подумал, что надо дойти до месторождения опьяняющего запаха и сорвать несколько белых цветков в чай. Куря на ходу, он медленно подошел к палисаднику у соседнего подъезда. Усыпанный белым куст напоминал о детстве и юности, — жасмин цвел на родительской даче; об одном классном лете на турбазе с друзьями, о знакомстве с Ларисой, о нескольких приятных вечерах, которые были уже позже… Многое ушло, осталось только в памяти и в волнах жасминового запаха.

Другие книги автора Юлия Тулянская

Твоя жизнь проходит в противостоянии злу, и ты видишь зло, зло, зло… и свою борьбу с ним. А там, за спиной — будни и праздники, люди ходят по лавкам, покупают и продают, любят друг друга, у них появляются дети…

Фэнтези городских дворов

Обитаемый мир велик – и нет в нем конца войнам.

Бьются меж собою рыцари королевства Запада, кочевники-степняки – воины царств и княжеств жаркого Востока, ратники градов Севера, герои городов-государств Юга…

Они не сходны НИ В ЧЕМ – и считают друг друга безжалостными чудовищами.

Но ныне все народы Обитаемого мира затаились в ожидании – ибо настало время сбыться древнему пророчеству.

Скоро, очень скоро придет из земель Севера Богоборец, что помешает Творцу уничтожить людей, соберет неодолимую рать и через черное Подземелье пройдет к Небесному престолу.

И все приметы указывают на то, что долгожданный Богоборец – бывший дружинник даргородского князя Яромир, могучий воин, которого спасла от верной гибели Вестница Всевышнего – прекрасная жрица Девона.

Однако Яромир давно уже отрекся от жребия меченосца – и заставить его принять предназначенное будет непросто…

В Обитаемом мире верят: в начале времен князь-небожитель Ависма восстал против Вседержителя и был заточен в Подземье. Так верят. Но далеко на Западе, в портовом городе Анвардене, потерявший память молодой бродяга Дайк видит странные сны. Сны о небожителях, оставшихся на земле и основавших таинственное царство Сатру.

Обитаемый мир велик — и нет в нем конца войнам.

Бьются меж собою рыцари королевства Запада, кочевники-степняки — воины царств и княжеств жаркого Востока, ратники градов Севера, герои городов-государств Юга…

Они не сходны ни в чем — и считают друг друга безжалостными чудовищами.

Но однажды всевластная судьба свела меж собою пятерых — выходцев из разных концов Обитаемого мира…

Берест из Даргорода — витязь, бежавший из плена, и его лучший друг — воин с Востока Хассем. Пpeкрacнaя фейри из лесов Запада, которую Берест прозвал Ирицей, нищая сирота с Юга Иллесия — и циничный наемник Зоран, вообще не имеющий родины.

Им предстоит пройти мир из конца в конец и сразиться с людьми, монстрами и богами — ибо только победив, обретут они обещанное Пристанище…

О тех, кто живет рядом с людьми на пустырях и во дворах. Городское фэнтези.

Я лениво стучала по клавишам, пользуясь возможностью немного расслабиться. Я не хожу по веб-чатам, но iRC — дело другое. На старом добром канале был только один человек, которого я знала давным-давно, и мы беспечно трещали о том о сем. В частности, обоих беспокоила осень. Она вот уже месяц как совершенно откровенно свирепствовала в нашем городе (а мы на этом канале все из одного города), навевая экзистенциальную грусть.

— Хожу по скверу, — выстукивала я, — под ногами желтые листья, над головой бледное небо, — думаю об упущенных возможностях…

Социально-философский роман, антиутопия, последний в цикле про Обитаемый мир.

Популярные книги в жанре Фэнтези

Ты дурак, - сказала мать, ставя на стол банку парного молока. Возможно, последнюю банку домашнего молока в его жизни. Василь попил молока, отломил горбушку, макнул в соль. Кусок в горло не лез. Он взял собранную сумку, встал, поклонился: - Не поминайте лихом, мама, если что. - Ты хоть бабку свою вспомни, ты… - Мать махнула рукой, прижала кончик платка к глазам. На дворе из хлева тяжело вздохнула Васка-корова, и в ее вздохе тоже слышалось: ты дурак.

Идею рассказа подарил автору Геннадий Прашкевич. За что ему сто раз спасибо!

Валит снег. Валит и валит. Нет на него никакой управы. Да еще как валит! Так что за снежной пеленой не видно ни сосен, морозом посеребренных до самых кончиков иголок, ни белых сугробов по сторонам от железнодорожного полотна, ни самой дороги. Зима в России - больше чем зима. В Москве - стихийное бедствие. Ну, а ежели дело происходит не где-то там в столице, а в самой Сибири, вдали от больших городов и районных центров, тут разговор особый. Тут зима в своих правах. И никто с ней особенно не спорит. Накладно, да и смысла нет.

Дождь застал их в городском парке. Даже не дождь, а гроза. Одна из тех летних гроз, которые внезапно заполняют своей чернотой лазурный небосклон, прогоняя солнце, и быстро, с громом и молниями, извергают вниз мощные потоки воды. Шумные ручьи разливаются чуть ли не на половину дороги, а одежда на случайных прохожих промокает за пять секунд. Но нет в них тягучей безысходности осенней серой пелены, потому что, то тут, то там весело проглядывают кусочки неба, а вынырнувшее солнце дарит на черном грозовом фоне семицветный мостик радуги, а то и два за раз.

Автор: Window Dark

У перекрестка они столкнулись лицом к лицу.

— Далековато мы забрались от места первой встречи, — ласково буркнул Воитель.

Впервые они повстречались пять лет назад. В темной лесной прогалине сиял алый шар спелого яблока Горного Короля. Съевший его получал навеки удачу в битвах и прочую милость богов. К заветному плоду потянулись две руки. Отдернулись. И зазвенели, схлестнувшись, два клинка.

— Что надо тебе, чужеземец?

— Эй, девонька, а ты разве из местных?

Лариса осторожно открыла полиэтиленовую штору, загораживающую ванну. Сгусток черных нитей беспокойно кружил вдоль ее бортов. Перемена места, видимо, взволновала его, и теперь он тщательно обследовал свое новое жилье. Если бы все происшедшее касалось только этого непонятного клубка, но это затрагивало интересы всех сотрудников лаборатории аномальных явлений.

Уже две недели лаборатория располагалась здесь (у девушки язык не поворачивался сказать на новом месте;). Лариса с грустью вспомнила солидный корпус с мраморной мозаикой по стенам. Там имелось десять просторных комнат со всевозможным оборудованием, шестнадцать маленьких, в которых хранили реактивы и запасные части, и просторный холл, где пили чай и смотрели цветной телевизор. В общем, имелся имидж солидного научно-исследовательского центра, рассеявшийся теперь на неопределенное время.

Что ответить, если вопрос задаст девушка ветра? А-а… Вам представляется картинка, где красуется некий Ветер, у которого есть девушка, вопрошающая пустоту, куда какими-то обстоятельствами занесло и вас. В мозгу сразу складывается десяток вариантов. В одном вы получаете от Ветра по физии. В другом нахально уводите девушку из под его носа, чтобы не хлопал ушами. В третьем расстилаетесь перед девушкой ковровой дорожкой…

А все не так…

В день рождения лил дождь. Небо делало вид, что страдает, отгородясь от мира косыми струями. Когда вокруг холодно и мокро, кажется, что весь мир скорбит вместе с тобой по исчезнувшему году. И на душе в этот день скребли безжалостные кошки. Много кошек, и если про них помнить, никогда не почувствуешь себя одиноким и позаброшенным. В компании скребущих когтей жизнь ворочается уныло и неохотно. Особенно, когда над головой небо, забрызганное цементом, а ветер оборачивается стаей до омерзения скользких и противных слизняков. Я боялся, что и встреча окажется склизкой. Встречи и расставанья подчиняются незримым законам. В тот день я выучил один из них. Простейший, надо сказать, закон. Сначала дует ветер, потом приходит девушка. Но нам кажется, что мы живем в мире, где ветра нескончаемы.

…велик и ужасен. И он один способен помочь новоявленной Элли вернуться домой.

Великие чародеи съехались на Состязание, однако один за другим терпят фиаско.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Лэнс Армстронг — американский велогонщик, шестикратный победитель «Тур де Франс» — о своих достижениях в спорте и о том, как ему удалось преодолеть смертельное заболевание. Это книга для заядлых болельщиков и для тех, кто ненавидит спорт, для велосипедистов и для тех, кто последний раз садился на велосипед в детстве, для больных раком и для абсолютно здоровых. Она для всех, кому когда-либо приходилось преодолевать трудности… Она не только о велоспорте. Она о душе.

Кадиш по-еврейски — это поминальная молитва. «Кадиш…» Кертеса — отчаянный монолог человека, потерявшего веру в людей, в Бога, в будущее… Рожать детей после всего этого — просто нелепо. «Нет!» — горько восклицает герой повести, узнав, что его жена мечтает о ребенке. Это короткое «Нет!» — самое страшное, что может сказать любимой женщине мужчина. Ведь если человек отказывается от одного из основных предназначений — продолжения рода, это означает, что впереди — конец цивилизации, конец культуры, обрыв, черная тьма.

Многие писатели пытались и еще будут пытаться подвести итоги XX века с его трагизмом и взлетами человеческого духа, итоги века, показавшего людям, что такое Холокост. И так, как это сделал Имре Кертес, не смог, кажется, сделать пока никто. И недаром ему была присуждена Нобелевская премия.

«Что мне хочет сказать моя болезнь?» — этот вопрос появляется у человека, который уже достиг серьезных успехов на пути познания себя. Эта книга о символах, которые несут в себе различные заболевания. Мы надеемся, что она поможет вам разобраться в причинах многих болезней и найти путь к выздоровлению, а также помочь вашим близким в преодолении их проблем.

В специальных рубриках читателю предлагается ответить на ряд вопросов, которые, как мы надеемся, помогут разобраться в себе, найти предпосылки тех или иных заболеваний и успешно предупредить их. В книгу включены материалы о современных психосоматических концепциях, которые объясняют механизмы возникновения многих заболеваний.

Этот труд предназначен для широкого круга читателей, интересующихся проблемами оздоровления человека в современных условиях. Мы надеемся, что он привлечет внимание практикующих врачей и психологов.

Возможно, Эдгар Кейси (1887–1945) является самым известным ясновидящим 20-го века. По существу, его работа не имеет себе равных в парапсихологической литературе. Специализацией Кейси были очень точные “медицинские чтения”. Он диагностировал и лечил людей на расстоянии, пользуясь массой ранее неизвестных альтернативных средств и методов.

Для осуществления служения пребывающему в трансе пророку не требовалось ничего, кроме имени и адреса человека, нуждающегося в исцелении. И все указывает на то, что чтения Кейси оказывались точными на 99 %.