Я пришел, чтобы убить тебя

Константин Богданов

Я ПРИШЕЛ, ЧТОБЫ УБИТЬ ТЕБЯ

Размеренным шагом я шел к башне и сумрачный осенний лес по бокам дороги, казалось, насторожено выжидал, поджимая голые черные ветви своих деревьев. Hет, лес, я пришел не к тебе, но к тому, кого ты укрыл в своем сердце. К той ядовитой змее, чье поганое логово стоит в конце моего пути и у которой я вырву жало, чего бы мне это не стоило. Да! Да! Ты слышишь меня, гнусная тварь! Я не скрываюсь - жди, доживай последние минуты, близок тот миг, которого я ждал всю свою жизнь, да сбудется моя мечта; ради этого я пришел сюда.

Другие книги автора Константин Богданов

Константин Богданов

ДАЙТЕ ЗЕМЛЕ СЛЕГ!

(медитация на заданную тему).

Сегодня мы с вами должны вместе подумать,

может ли доброта быть жестокой.

С. Логинов, "Ганс Крысолов".

Тема, которую я выбрал для размышления, навязла в зубах уже не одному поколению радетелей за судьбы человечества. Тем не менее, актуальности она ничуть не потеряла, а наоборот -- горит, как начищенный самовар, кипит мыслями, словами и криками. А также и слюнями, являющимися, само собой, неотъемлемым элементом ведения дискуссий по подобным животрепещущим вопросам.

Константин Богданов

ТОТ, КТО ВЫХОДИТ ИЗ МОРЯ

Свинцового цвета волны неторопливо и осторожно трогали прибрежную гальку, как мать, ласково гладящая волосы спящего ребенка. Hад самой линией горизонта висел медно-красный диск заходящего светила, неимоверно уставшего и теперь величественно спускающегося к воде, которая уже готова была зашипеть, принимая в себя небесный огонь. Интересно, не наскучило ли солнцу его занятие? Изо дня в день мотаться туда-сюда по небу... Так и озвереть недолго.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Если говорить о сюжете, то это типичная антиутопия, со свойственной ей недосказанностью и скомканной, отвлеченной концовкой. (По образцу: «страшно подумать о счастье…»)

Построение текста не сказать, что новаторское. Но от прямого повестования автор отказался. Это россыпь историй о людях, оказавшихся под властью инопланетной цивилизации. Калейдоскоп. Яркие вспышки. Предельно живые, и от этого не менее страшные.

© ЛенкО (aka choize)

Специалисту по связи Джеффу показали мистера Неллита, гостя-антареанина, стройную золотистую тварь в перьях. Он приехал чинить гиперрадио. К началу второй недели работы антареанину выделили комнату в одной из квартир через двор от Джеффа. В тот же вечер они устроили в честь Неллита вечеринку. Жена Джеффа, красотка Мардж, целый вечер проговорила с Неллитом. Затем Джефф стал частенько видеть их по вечерам в садике на крыше. А затем…

© ozor

Комичная фантазия Занната Ньоро, едва прозвучавшая в его волшебном сне, воплотилась в реальность — планету Скарсиду и её проблемы. А Моррис обрёл возможность встретить снова своего Спутника, Живую Душу — Ингу Марушевич.

Месть, пылающая в душе Айрона Коэна, открыла ему путь к самой необычной форме жизни во Вселенной. Но враг, с которым он схватился в Поединке, есть существо, чей разум исчисляет миллионы лет… локального времени. И в этой непостижимой, холодной душе живёт свой неугасимый огонь.

Идея оказалась потрясающей. Правительство было в восторге. От восхищения члены кабинета даже забыли наградить докладчика аплодисментами, не говоря уже об орденах и медалях. Впрочем, если поразмыслить, что и сделал потом Президент, то награждать-то было не за что — он сам о чем-то подобном думал. Да потом это решение очевидное, если заглянуть в историю. Десятки тысячелетий, а может быть, и миллионы лет назад вход в пещеру сторожил косматый получеловек с дубиной в мощной лапе. В дальнейшем свою долину стерегли люди в шкурах с копьями в руках, потом границы своего государства охраняли дозорные на конях со щитами, пиками, мечами и саблями, а уж потом появились винтовки, пулеметы, пушки, корабли, самолеты.

В кабинете Писателя-фантаста длинными рядами теснились книжные шкафы. Сквозь стекла были видны корешки десятков тысяч книг. На почетном месте стоял шкаф с произведениями самого хозяина кабинета. Писатель сидел в кресле, за рабочим столом, а Журналист, берущий у маститого автора интервью, напротив. Календарь на столе показывал 24 ноября 2055 года.

— …Уэллс? — без всякого выражения переспросил Писатель. — Вы сказали — Уэллс?

— Ну, конечно же, Уэллс! — воскликнул Журналист.

Слова были легкими поглаживаниями, приводящими ее в себя. «Эй, привет. Приве-е-ет!»

Она чувствовала свет сквозь веки и знала, что если откроет глаза будет больно, и ей придется закрыть их ладонью чтобы свет едва проникал сквозь пальцы.

«Поговорим?» — сказал мягкий мужской голос.

Наконец, ее сознание просветлело настолько, что она удивилась: где же ее мать? Она воззвала к дальним уголкам своего сознания, но ответа не было, и не могло быть. Однажды она позволила матери войти и «выбросить» ее обратно не представлялось возможным. Это не было так просто как если бы она, например, позволила матери войти в ее дом; не было обратного пути с тех пор как мать оказалась в ее голове, потому что не было тела куда она (мать) могла бы вернуться.

Фелиси нравился доктор. Он был уже немолод, но какое энергичное, по-настоящему мужественное лицо! Какая стремительная, уверенная походка, и какие широкие грудь и плечи! А глаза, в которых порой вспыхивал странный внутренний блеск — это были глаза подлинного рыцаря Науки, её фанатика, который во имя неё не остановится ни перед чем.

Почти каждый день доктор приносил Фелиси коробку шоколадных конфет. Конечно, он говорил, что это лекарство — будто шоколад повышает давление и вообще помогает против малокровия и анемии, но стоило Фелиси обмолвиться, что её любимые конфеты — «птичье молоко», как на её столе стали появляться именно они.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Н. Г. БОГДАНОВ

Будет ли закончено следствие?

СОДЕРЖАНИЕ

ВОЗВРАЩЕНИЕ НА ИСТИННЫЙ ПУТЬ.

ВИНОВНИК № 1.

ПРИЧИНЫ НЕНАВИСТИ.

БЫЛО ЛИ МАСОНАМ ДЕЛО ДО ПУШКИНА?

МОЖНО ЛИ ПРОНИКНУТЬ В МАСОНСКИЕ ТАЙНЫ?

МАСОНСКУЮ ВЕРСИЮ - НА ВООРУЖЕНИЕ!

ПОЧЕМУ ИНОСТРАНЕЦ?

ПРЕСЛЕДОВАНИЕ ПУШКИНА.

НЕТ, ЭТОТ УДАР БЫЛ НЕ ПОСЛЕДНИМ.

ФОРМА МЕСТИ.

УСЫНОВЛЕНИЕ БЕЗ УСЫНОВЛЕНИЯ.

"ЛЮБОВЬ" ДАНТЕСА.

Колян Богданов

СМЕРТЬ МОЯ

Вечер спускался на город медленно, но неотвратимо, словно ему это совсем не было нужно. Я шел по разделительной полосе проспекта. Машин было на редкость мало, да к тому же они не обращали на меня совсем никакого внимания, словно меня не было вовсе. Вполн возможно, что так оно и было, но я этого совсем не ощущал. В смысле - своего несуществования. Я был как я. Меж тем город постепенно заканчивался и на горизонте проступили смутные очертания завода. Усевшись на асфальт, я извлек из кармана пакет. после вт орого или третьего забития трубки что-то неуловимо изменилось, стало не таким, каким было обычно. Из проезжающих мимо машин высовывались отталкивающие лица сограждан и ехидно что-то кричали. Они это могут. Как это не странно, но показавшийся на горизонте всадник нисколько не смутил моего рассудка, наоборот, я его даже наверное поджидал. Дробный стук копыт у меня за спиной вдруг резко оборвался и рядом уселся вышеозначенный всадник, завернутый по самые глаза в какую-то черную ткань. Его здоровая, больше меня ростом, коса звучно лязгнула о мостовую, неприятно нарушив окружающую мертвую тишину. Что-то здесь было не совсем правильно, не так, как предписано и положено.

Богданова Людмила

Биннор

Город белыми стрелами рвался в небо. Белый мрамор, золотой на изломе; разноцветные крыши с вкраплениями смальты - бьющие наружу алые, желтые праздничные тона, - витые решетки балконов, галереи с деревянной резьбой, серебряные водостоки и флюгера, ковры через перила наружных лестниц и цветы вперемежку розы всех тонов и оттенков; лохматые и толстые, как кочаны, пионы, рыже-пятнистые тигровые лилии, желтые и синие ирисы, пучками незабудки, маттиолы, анютины глазки, белые, розовые, лиловые вьюны, почти черная зелень плющей, красные огоньки фасоли, оранжевые ниневии, белые калы, и еще бог весть какие цветы без названий, рвущиеся сквозь вязь балконов, с карнизов и между плитами внутренних дворов. Узорчатые арки и мосты над темной водой каналов, разогретый гранит набережных - и над всем этим солнце - Бин-нор!!

Людмила Богданова

Бу-бух

Возле школы в яме жил Большой Бу-бух. Он хватал за пятки пробегающих мальчишек. Они шлепались и разбивали колени. Тогда мальчишки собрались вокруг ямы и сказали:

- Тебе должно быть стыдно!

И Бу-буху стало стыдно. Он покраснел и надулся. И его стали носить вместо шарика по праздникам. А яму закопали. Действительно, зачем возле школы яма...