Я пасу облака

Поэт, певица и «крестная мать панк-движения» Патти Смит предстает в книге поэтической прозы «Я пасу облака» в совершенно непривычном образе. Здесь она — маленькая девочка, впервые познающая такой волнующий и пугающий окружающий мир. Она слышит движение трав и листвы деревьев. Она верит в существование других миров. Широко открытыми глазами она смотрит на проносящиеся над ее головой облака и понимает, что все вокруг — не просто так, что все взаимосвязано и она — часть этого волшебного мира. Знаменитая певица, изменившая рок-н-ролл и написавшая несколько великих песен, смогла сохранить в себе частичку детства. В книге «Я пасу облака» она не просто вспоминает это детство, она дарит его частичку читателям.

Отрывок из произведения:

Фронтиспис «Я пасу облака», оригинал рукописи, 1991. Предоставлено Архивом Патти Смит.

В 1991 году я с мужем и двумя детьми жила в пригороде Детройта, в старом каменном доме у канала, впадающего в озеро Сент-Клер. По облупленным стенам взбирались плющ и вьюнок. В живых драпировках балкона, сплетении виноградных лоз и диких роз, голуби воспитывали птенцов. Участок слегка зарос, к вящему ужасу наших соседей, и, стоило нам надолго отлучиться, они пытались его подстричь. Наше дикое поле могло похвалиться множеством полевых цветов, кустами сирени, парой древних ив и одинокой грушей. Свою семью и дом я любила всем сердцем, но той весной меня одолевала жуткая, необъяснимая меланхолия. Дети в школе, уборка сделана, а я часами сижу под ивами, погрузившись в задумчивость. В таком-то настроении я и начала сочинять книгу «Я пасу облака»

Другие книги автора Патти Смит

Патти Смит – американская рок-певица и поэт, подруга и любимая модель фотографа Роберта Мэпплторпа. В своих воспоминаниях она рисует точный и в то же время глубоко личный портрет эпохи. Нью-Йорк конца шестидесятых – начала семидесятых, атмосфера “Фабрики” Энди Уорхола и отеля “Челси”, встречи с великими поэтами-битниками и легендарными музыкантами – все это неразрывно переплетено с историей взросления и творческого роста самой Патти, одной из самых ярких представительниц поколения. “Просто дети” – это не только бесценное свидетельство о времени и щемящее признание в любви ушедшему другу. Это глубокая, выверенная, образная проза поэта, выходящая далеко за рамки мемуарного жанра.

Новая книга Патти Смит – это удивительная одиссея легендарной певицы, путешествие из настоящего в прошлое и обратно, тропинка между мечтами и реальностью, путь от депрессии к вдохновению. Читатель побывает в Синем доме Фриды Кало, на заседании Клуба дрейфа континентов в Берлине, на могилах Жене, Плат, Рембо, Мисимы. В этой книге отчаянье переплетено с надеждой, а тоска с любовью, и все озарено талантом писательницы, уже получившей Национальную книжную премию за свою первую книгу воспоминаний “Просто дети”.

Популярные книги в жанре Биографии и Мемуары

В книгу вошли избранные статьи и публикации известного исследователя истории русской литературы символистской эпохи, посвященные изучению жизни и творческих исканий Андрея Белого и в большинстве своем опубликованные ранее в различных отечественных и зарубежных изданиях, начиная с 1970-х гг. В ходе работы над книгой многие из них исправлены и дополнены по сравнению с первопечатными версиями. Биография и творчество Андрея Белого анализируются в широком контексте современной ему литературной жизни; среди затрагиваемых тем — поэзия Белого, его романы «Серебряный голубь» и «Петербург», мемуарное наследие писателя.

«Я была ветреной год и три месяца. Для женщины с тяжелым русским наследием это немало. Все началось с непредвиденной измены мужа Коти осенью 1964 года…»

В своих воспоминаниях генерал-лейтенант авиации А. Л. Кожевников воспевает героизм советских авиаторов. Тепло и проникновенно пишет он о друзьях однополчанах, об их нерушимой дружбе, которая помогала побеждать сильного и коварного врага. Автор посвящает несколько глав воспоминаниям послевоенной жизни.

С.В. Киссин (1885–1916) до сих пор был известен как друг юности В.Ф. Ходасевича, литературный герой «Некрополя». В книге он предстает как своеобразный поэт начала XX века, ищущий свой путь в литературе постсимволистского периода. Впервые собраны его стихи, афоризмы, прозаические фрагменты, странички из записных книжек и переписка с В.Ф.Ходасевичем. О жизни и судьбе С.В.Киссина (Муни) рассказывается в статье И.Андреевой.

Книга представляет собой единственное на данный момент собрание стихотворений поэтессы «первой волны» русской эмиграции Марианны Колосовой (1903–1964). Из пяти сборников, вышедших при жизни М. Колосовой, полностью представлен пятый сборник — «Медный гул». Остальные сборники: «Армия песен», «Господи, спаси Россию», «Не покорюсь!», «На звон мечей» публикуются с разной степенью полноты.

В книгу также вошли воспоминания современников, письма поэтессы и другие материалы.

Данное издание — 2-е (существующее только в электронном варианте). По сравнению с первым значительно расширено и дополнено.

Орфография и пунктуация в основном приведены в соответствие с нормами современного русского языка.

Примечание: Благодарю В.А. Суманосова (составителя книги) за предоставленную возможность ознакомиться с материалами 2-го издания.

Статья историка науки Г. Горелика, автора биографии Андрея Сахарова.

Известный бельгийский писатель Жан Батист Баронян описывает в своей книге драматическую судьбу одного из самых ярких предшественников французского символизма Шарля Бодлера (1821–1867). Его поэтические творения вызывали в обществе самые противоречивые чувства — от восхищения до негодования, а за публикацию цикла стихов «Цветы зла» Бодлера обвинили в попрании моральных устоев и подвергли суду Но Бодлер был также и очень талантливым публицистом и переводчиком. Статьи и очерки, посвященные художникам и литераторам, и переводы произведений Эдгара По занимали в его творчестве не меньшее место, чем поэзия. Его несомненные дарования признавали такие столпы французской литературы, как Гюго, Готье, Сент-Бёв, а выдающиеся художники Курбе, Делакруа и Мане писали его портреты.

Издание осуществлено при поддержке Министерства культуры Франции (Национального центра книги).

Ouvrage publié avec l'aide du Ministère français chargé de la Culture — Centre national du livre.

В книге освещаются события 1939-1947 годов, относящиеся к темной стороне историографии г. Бреста, не касающейся героической обороны Брестской крепости. Представлены подробности отправления из Бреста последнего эшелона с депортированными 22 июня 1941 года. Публикуются воспоминания очевидцев об условиях жизни депортированных белорусов в г. Барнауле Алтайского края. Описывается, как встретил Брест своих граждан, возвратившихся после окончания войны. В заключение автор посчитал необходимым поделиться некоторыми рассуждениями философского характера, которые касаются белорусской ментальности и событий августа 2020 года в Беларуси.

Для читателей, интересующихся историей и философией, а также широкого круга исследователей данных событий, преподавателей, студентов и школьников.

В формате PDF A4 сохранен издательский макет книги.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Мы живем в отчаянные времена, но не следует поддаваться панике. Прежде чем реагировать на происходящее, надо его спокойно и тщательно осмыслить. Страх, паника и чисто эмоциональные реакции ввергли нас в нынешний хаос и никоим образом не помогут нам выбраться из него. Мы также должны осознать, здесь и сейчас, что фашистская диктатура давным давно не угроза, а объективная действительность. До сих пор многие ее не замечали, но теперь не видеть ее попросту невозможно.

Бездействие и смиренная покорность властям из страха или апатии — больше не выход. По крайней мере это не выход, если наша свобода еще что-то значит для нас, а особенно свобода наших детей и внуков, которых мы обрекаем на жизнь под глобальным каблуком абсолютного, неприкрытого зла…

Высказывания и афоризмы, приведенные в этой книге, Инайят Хан (1882–1927) предназначал своим ученикам в качестве объектов для медитации на каждый день года. Начиная с 1913 года, эта практика сохранилась и по сей день.

Термин "Чаша Саки" или "Чаша Виночерпия" несет в себе идею получения опьяняющего напитка духовного вдохновения, которое, в свою очередь, является источником Божественного Водительства в нашей повседневной жизни.

Слово "суфий", согласно греческой этимологии, означает "мудрость", в соответствии же с арабской — "чистоту". Очевидно, что оба понятия выражают одну и ту же Истину. Мудрость присутствует там, где ум очищен от предвзятых идей, тяжести догм и угрызений совести. Что касается основ суфизма, то они такие же древние, как понятия мудрости и чистоты, которые служили вдохновением для всех религиозных культов на протяжении веков. В действительности, суфизм является сущностью всех религиозных идеалов, и, хотя в течение различных исторических периодов большие культурные и религиозные течения притязали на его обладание, суфизм все же не потерял собственной универсальной индивидуальности. Для суфия разнообразие имен и форм мировых религиозных течений подобно покрывалам, скрывающим феномен Путеводного Духа, проявленного на всех уровнях эволюции. Это Внутреннее Водительство постоянно присутствует в чудесной книге природных мистерий, в которой раскрывается нескончаемое Послание Любви; открывается же эта книга только тогда, когда человеческое понимание взаимоотношения материи и духа находится в гармонии с его чувствующим сердцем. Этим объясняется, почему одним из величайших идеалов суфия является пробуждение сердца и его качеств, благодаря которому расширяется кругозор человека. Тогда взгляд простирается далее понятий веры и верования и позволяет проявлять терпимость к трагическому непониманию, разделяющему ревностных последователей различных религий и философских традиций. Пытаясь сохранить гармонию, суфий предлагает принять на себя тяжесть непонимания других людей; поэтому он избегает изъявлений спекулятивных теорий, используя только язык сердца для передачи сочувствия в поддержку общности различных интерпретаций единого религиозного идеала. Цель суфия — высвобождение порабощенной души человека из ограничивающих концепций "я" и "моё", через слияние в экстазе с духовным Идеалом. Душевная свобода может быть таакой же удовлетворенной, как и сам Идеал. Суфий ясно понимает, что до тех пор, пока существуют ограничения дуализма, выраженного в понятиях "я" и "моё", душа не сможет стать действительно свободной. Этот парадокс преодолевается благодаря осознанию того, что концепция "я" и "моё" на самом деле иллюзорна. То, что мы представляем под нашим "я", является лишь восприятием нашей индивидуальной сущности, функционирующей как часть всеобщей сети. Точно так же капля воды будет до тех пор самостоятельной сущностью, пока сохраняется её форма. Но если каплю вернуть в океан, она станет водой океана. Поэтому для суфия идеалом, высвобождающим душу из ее собственных рамок, служит, в действительности, образ своей души, сама душа, не знающая ни "я", ни "моё". Среди бесчисленного множества жизненных устремлений, которых нельзя достичь за всю жизнь, основными идеалами, сохраняющими уравновешенное состояние тела, ума, сердца и души, являются несомненно те, которые связаны с самой жизнью и представлениями о ней, такими, например, как желание жить полной жизнью, жажда знания, стремление к власти, тоска по счастью и потребность покоя. На вопрос, может ли материальный идеал привести к духовной цели, можно ответить, что с точки зрения Божественного предназначения даже материальный идеал может исходить из духовного. Поэтому каждое усилие, направленное на достижение жизненной цели, неважно, носит ли она материальный или духовный характер, делается ли сознательно или бессознательно, приводит человека с каждым шагом все ближе к абсолютной цели. Более того, этот процесс можно себе предствить как внесение скромного вклада в осуществление Божественного предназначения, поскольку всё в мироздании постоянно созидается и согласуется с главным ведущим мотивом. Цель жизни заключается не только в восхождении на величайшие высоты, но и в погружении в глубочайшие пучины; вследствие этого утрачивается самость, которая в то же самое время обретает себя вновь благодаря расширению сферы сознания. Этот процесс напоминает развитие семени, которое выполняет свое предназначение, когда после глубокого погружения в землю поднимается во взрослое растение и обильно разрастается пышным цветом под лучами солнца. Рассмотренное на уровне мистического понимания, эзотерическое учение суфиев объясняет это состояние как процесс настройки эго на более высокий тон. В обыденной жизни мы придаем наибольшую ценность тем вещам, которые были приобретены тяжелым трудом; парадоксально, однако, что самые значительные достижения иногда приобретаются с приложением минимальных усилий. К сожалению, если человек на своем горьком опыте не научился ценить все дарованное ему Божьей Милостью, не всегда будет способен осознать действительное значение таких достижений. Нет жизненного опыта, который не имел бы значения. Ни один прожитый миг не пропадает зря. Если человек достаточно мудр, чтобы собрать обрывки воспоминаний и сделать вывод из прожитого, то ни один миг жизни не пройдет даром. Наша личность или "Совесть" неизменно радуется положительным мыслям и страдает от беспокойства отрицательных дум; когда же мы ослабляем поводья нашей самости, личность становится лучезарной и способной сосредоточить всю свою творческую энергию на истинности явления Божественного Присутствия. Личность, однако, выполняет только роль канала, в конце и посредством которого душа созерцает все происходящее, отражаемое в форме впечатлений. И подобно зеркалу, воспринятые отражения не оставляют никаких следов на её чистой поверхности. В учении суфиев проходит еще одна тема — алхимия счастья, которая, как известно из народных сказок, состоит в том, чтобы посредством магнетической формулы превращать неблагородные металлы в золото. Эта мистическая легенда является прекрасным символом основного положения Внутренней Школы Суфиев, в которой огромное внимание уделяется значимости преображения грубого эго человека в выражение смирения и уважения, тем самым побуждая сердце стать достойным привилегии называться "Храмом Божьим" и проливать на каждого встречного на пути Божественную любовь. Этого внутреннего осознания можно достигнуть лишь пройдя тернистый путь, называемый "Искусством быть человеком". Человеку потребуется много непрестанных усилий, чтобы выковать характер, который мог бы стать живым примером любви, гармонии и красоты и приносить счастье людям. Счастье — это право, дарованное каждому человеку с рождения, однако, человек не всегда понимает законы счастья. Они же учат нас тому, что счастье может придти только тогда, когда человек сам станет источником счастья и вдохновения для других людей. Но каким образом можно достичь счастья? Стараясь поощрять доброе и положительное в человеке и не замечать те черты, которые могут вызвать в нас раздражение, когда мы не согласны с мнениями других; пытаясь понять точку зрения других и терпеливо относиться к их убеждениям, даже если они противоречат нашим собственным; стараясь избегать осуждения чувств других людей, в особенности, при встрече с теми, кого мы когда-то любили; пытаясь не обращать внимания как на свои неудачи, так и на ошибки других, потому что даже в падении найдется скрытый камень, вступив на который и преисполнившись Божественного Присутствия, человек может подняться над чувствами превосходства или неполноценности; стараясь настроиться на ритм каждого встречного, поскольку в его обществе может оказаться скрытое водительство, заключенное во всех аттрибутах бытия. Это же возможно, если человек потеряет себя в экстазе Божественного присутствия.

Введите сюда краткую аннотацию

Двадцатидвухлетний Джорджо — образцовый студент. Все дни он посвящает подготовке к выпускным экзаменам на юрфаке, вечера — своей постоянной девушке Джулии и скромным дружеским вечеринкам. На одной из них он неожиданно выручает из серьезной передряги едва знакомого парня Франческо… и благодаря ему открывает для себя совсем другую жизнь и совсем другого себя — циничного ловеласа и профессионального шулера, безжалостно потрошащего ничего не подозревающих простаков. Джорджо сам ужасается, кем он стал, но ничего уже не может с собой поделать: он попал под влияние нового друга, человека странного и незаурядного.

Схожие противоречия раздирают его тезку и почти сверстника — лейтенанта карабинеров, безуспешно пытающегося выйти на след маньяка-насильника. Днем он мужественно тянет лямку, но все ночи напролет мучается от бессонницы, пытаясь отогнать тяжелые воспоминания детства.

Встреча героев неизбежна, потому что для них обоих прошлое — чужая земля, где все по-другому. Но после этой встречи другим окажется и будущее.