Я - король!

Полынская Галина

Я - король!

Я - король, я - король, я сильный, мудрый и свирепый. Я такой свирепый, что все меня боятся. И даже я сам себя боюсь. Но, я очень справедливый и умный. Я красивый. Я такой красивый, что все меня любят. И я сам себя люблю. Я - король, я - король... Я всегда был королем, я был рожден королем, я умру королем. Я богатый, я великий, я могущественный... я - король, я - король, я - король... Нет! Не могу больше! Сколько можно! Никакой я не король! Не могу я себя в этом убедить, не помогает самовнушение! Не могу я быть королем, потому что я не король!

Другие книги автора Галина Николаевна Полынская

К 60-летию вероломного нападения

Германии на Советский Союз

Мозаика войны

* * *

Николай Иванович Павленко — москвич, подполковник, ветеран Великой Отечественной войны. Его ратный путь, тогда еще молодого лейтенанта, связан с 44-й инженерной Нижнеднестровской орденов Кутузова и Красной Звезды отдельной бригадой специального назначения Резерва Верховного Главнокомандования, действовавшей в составе Юго-Западного, а затем 3-го Украинского фронта. Боевая биография началась под Курской дугой, продолжилась на Украине, в Молдавии, он также участвовал в освобождении Румынии, Болгарии, Югославии, Австрии.

Первое дело детективного агентства «Тайные стражи», чьи сотрудники – люди с паранормальными способностями, а директор – самый настоящий вампир, связано с загадочным кольцом. Сданное в ломбард, оно способно потянуть за собой целую цепь трагических событий. Как остановить мистического убийцу, избравшего своим оружием драгоценные перстни с ядом?..

Купленная на подпольном антикварном аукционе золотая безделушка – обломок оливковой веточки – едва не довела своего обладателя до помрачения рассудка. Действительно ли маленький трилистник способен вызывать кошмары, убивающие во сне? И если это правда, то как остановить невидимую смертоносную силу? С этим предстоит разобраться необычному детективному агентству «Тайные стражи», чьи сотрудники обладают паранормальными способностями, а директор – самый настоящий вампир…

На планете Листая в мире и гармонии живут разумные говорящие деревья, птицы и животные. В одном из королевств живет странное существо – у него крылья, он летает, если плавает, то дышит жабрами, его кожа серебряная и меняет свой цвет в зависимости от настроения. Зовут его Уно, его любят все, кто с ним знаком.

Однажды приходит беда – крылатые чудовища Безумные Таггеры принимаются уничтожать одно королевство за другим. В живых из друзей Уно остаются только маленький интеллигентный лисенок Конти и нахальный, скандальный попугай Брамс.

В поисках оружия против Таггеров, они отправляются к старейшему на планете льву-альбиносу великому Герингеру…

– Ива! Немедленно убери собаку! Ива! Ты слышишь меня?! Убери эту чертову собаку! Ива, ты где?! Ты меня слышишь или нет?

«Конечно, слышу», – мысленно ответила я.

Стоя на балконе, я зачарованно рассматривала рассвет. Утро только-только расцветало, покрытые крошечными бледно-зелеными листочками ветки древних лип кутались в густой тихий туман. Из-за него солнечные лучи казались пушистыми. Весна… боже мой, как хорошо! На плетеном столике лежал забытый с вечера альбом и коробка пастели. Я полистала влажные от утренней росы страницы, нашла чистую и начала зарисовывать все, что видела: и липы в тумане, и пушистые солнечные лучи…

В дверном замке шевельнулся ключ. Кот, дремавший на подоконнике в широком солнечном луче, приподнял голову и насторожил чуткие уши. Бабушка, сидевшая в кресле за низеньким круглым столиком, крытым бархатной зеленой скатертью с черными кистями, подняла взгляд от карточного пасьянса.

– Мира, это ты?

– Я, бабуль, – донеслось из прихожей. – Ба, только сразу не падай.

– Что еще за сюрпризы? – бабушка раздумывала, куда положить пиковую даму.

Урожденный испанский дворянин Феликс многое успел повидать за свою очень долгую вампирскую жизнь. Но лишь одна несбыточная мечта оставалась для него недоступной: увидеть солнце и не умереть, не сгореть в его лучах. Увидеть и остаться в живых. Представители загадочной фирмы предложили необычный эликсир, способный видоизменить вампирскую сущность Феликса. Цена вопроса – собрать и объединить под своим началом людей со сверхспособностями и с их помощью сделать мир лучше. Так появилось детективное агентство «Тайные стражи».

Полынская Галина

Друг семьи

Иванишев не утрудился позвонить по телефону и предупредить о своем приходе, он сразу же стал трезвонить в дверь. Я, только что пришедшая с работы, голодная и взмокшая от предгрозовой духотищи, больше всего на свете мечтала о ванной, тарелке с едой, бокале вина и телевизоре. Иванишев, будь он не ладен, прекрасно знал, что я дома, поэтому стоять и молча дышать у дверного глазка, не имело смысла. Пришлось открывать.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Динамик громко икнул, прохрипел что-то невнятное и затих.

Нейтрон Степанович догадался, что объявили невесомость.

Космическая станция лениво замедляла свое вращение, с каждым оборотом приближая долгожданный конец рабочего дня.

Еще несколько томительных минут, и грузное тело Нейтрона Степановича освободится наконец от оков искусственного тяготения.

И тогда он стремительно помчится вперед, в жилой отсек, в родную каюту. Там ждет его скромный холостяцкий ужин — шницель из задней части молодого марсианского тараканодонта под хреном — и недочитанный томик космического детектива из серии «На страже галактики».

Самоанализ дело хорошее, но вот только на это может уйти очень много времени…

Рассказ о коммивояжёре.

Гриневич был слишком задумчив, чтобы обращать внимание на редких вечерних прохожих, поэтому его банально застали, можно сказать, врасплох. Его элементарно перехватили в каких-нибудь тридцати метрах от родного, плохо освещённого подъезда.

Это были дети ночи, такие стараются избегать ярких источников света, и в особенности — людных мест.

Гриневич понял почти всё, когда едва не натолкнулся на широкую мужскую фигуру в кожаной куртке, заступившую ему дорогу. Профессор покинул привычный ему мир глубоких размышлений о высших материях, и остановился, чтобы не налететь на вставшего поперёк пути человека. Слева и справа от тёмной фигуры неслышно появились ещё две, не более светлые, почти перекрыв узкий проход между домами.

— Чего ты хочешь?

Каждую ночь юноша появлялся на кладбище. Уже месяц. Он смотрел, как в бесстрастном свете луны стираются краски хладного гранита, пятнистого мрамора, древних замшелых надгробий и статуй. Он распугивал сов и ночных призраков. Он наблюдал за влюбленными парочками, пьяными бродягами, нервно спешащими подростками; за всеми, кого заносило ночью на кладбище.

Спал он днем. Всем было плевать. Он стоял, одинокий и дрожащий, во хладе ночи. Это явилось, когда он был уже на грани.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Полынская Галина

Я и ОН

Сначала он, чуть ли не насмерть, порезался безопасной бритвой. Я решила заглянуть в ванную и посмотреть, что же там целый час делает мой случайный знакомый, зашедший вымыть руки, и увидела, что все вокруг залито кровью.

- О, Боже! - прошептала я, раздумывая, падать мне в обморок или все же не надо. - Ты что, решил покончить с собой?

- Нет, - ответил он, пытаясь одновременно зажать все свои сто пятьдесят порезов. - Я хотел побриться. Помнишь, ты говорила, что терпеть не можешь небритых мужчин?

Полынская Галина

Южный дождь

За окнами лил дождь, он был таким сильным, что казалось, будто ветер черпает воду прямо из геленджикской бухты и просеивает сквозь облачное сито. Словно специально отключили свет, и мы сидели на кухне за круглым деревянным столом, накрытым старенькой вязаной скатертью, смотрели, как плавятся свечи, неуверенно стоявшие в блюдцах, слушали, как на крышу падают яблоки, и молчали. Я знала, что надо было что-то сказать, надо отыскать ту самую нужную фразу, способную все изменить, но я смотрела на вино, мерцавшее в старом бокале с толстыми мутноватыми стенками, и почему-то отчаянно хотела в детство. Не в хмельную юность с ворохом глупостей и оголтелого максимализма, а в уютное детство без терактов и сексуальных маньяков. Туда, где весна начиналась с каштановой аллеи, с только что распустившимися белоснежными "свечками", где не существовало трагедии страшнее смерти любимого хомячка, и стихи получались отчаянными, светлыми и искренними. Хотелось накрыться детством как уютным лоскутным пледом, закрыть глаза... но по крыше стучали сорванные ветром яблоки, лился черноморский дождь, и ты молчал.

Полынская Галина

Классный рассказ

Сегодня утром проснулась с ясным, четким, почти революционным ощущением грядущего литературного подвига. Душа явно вознамерилась сотворить Великий Рассказ, и предвкушение этого события было похоже на мятный леденцовый холодок.

Подушка рядом была пуста, Любимый и Единственный уходит гораздо раньше на работу, чем я выбираюсь из морфеевых объятий. Погладив сонного, довольного всем миром кота, дремавшего рядом, впрыгнула в тапочки и осторожно потянулась... в спине ничего не хрустнуло, не звякнуло, не разболелось. День положительно начинался прекрасно, чудесный день для классного рассказа! Захотелось клубники с мороженным, но этого, к сожалению, в холодильнике не водилось.

Полынская Галина

Ключ от города

- ... ну, как же тебе объяснить, Полина? - Стас присел на подоконник, задумчиво глядя на крутящиеся в пушистом солнечном луче сверкающие пылинки. - Ну, нет у нас с тобой ничего общего.

- Целый год было, а сейчас не стало?

Я внимательно изучала серые паркетные плашки.

- Поль, ты должна меня понять, - голос Стаса звучал мягко, примирительно, значит, он хотел как можно скорее покончить с этим нудным разговором и сбежать, затеряться в угасающем питерском дне. - Я творческая личность, мне нужен воздух, простор, а наши отношения слишком стали похожи на семью, меня это душит. Я не готов, не созрел еще для семьи.