Я иду гулять

Николай Булгаков

Я иду гулять

Мы жили в старом московском дворе. Я - в среднем флигеле, а мой закадычный друг, тоже Коля, - в заднем. (А мы-то этого, то есть что нас зовут одинаково, и не замечали... Это же он был Коля, а я был Я. И наоборот. Нам просто некогда было это заметить. Мы бегали, как говорили соседки, доставшиеся нам от прошлого, то есть гуляли.)

Теперь "московский двор" - это пустое понятие. То же самое, что "плавленый сыр". Ну, сыр, ну и что? А раньше это было особое дело: московский двор.

Популярные книги в жанре Детская литература: прочее

Евгения СЕРГИЕНКО

ЖЕНЬКИНА ЖЕНА

Наша рота дружная. У соседей тоже ничего, но лично я, рядовой Корешков, доволен тем, что служу в этой роте.

Мы все знаем друг о друге: кто о чем мечтает, о ком тоскует, чем дышит. За каждого товарища все болеют, как за любимого футболиста во время решающего матча.

Вот поэтому так всполошилось наше дружное подразделение, когда после занятий кто-то крикнул в раскрытую дверь класса:

- Рядовой Добров! Жена приехала.

Борис Викторович Шергин

Ходили в Лявлю

Народ на гулянье плывет карбасами и пароходами.

На карбасах летят парусом с песнями, а пароходы отваливают от города с музыкой.

Однажды напраздновались горожана в Лявле и, как стемнело, стали посряживаться домой.

Последний пароход отвалил в десятом часу; баржу поволок велику. На ту баржу миру накопилось много без меры.

Как на середку реки вышли, заиграли по музыке, затрубили в трубы, ударили по накрам.

Несколько лет назад, читая о четырех советских солдатах, попавших «в относ» в Тихом океане, вспомнил я одну старую «мирскую оказию».

Читатель, мне кажется, без комментариев оценит разницу между старым временем и новым: в прежние времена погибавших поморов никто не искал, никто не писал о них.

Архангельские поморы, бывало, хвалились: «Морскую беду терпеть нам не диво, но когда что за обычай, то весьма сносно».

Борис Викторович Шергин

Мастер Молчан

На Соловецкой верфи юный Маркел Ушаков был под началом у мастера Молчана.

Первое время Маркел не знал, как присвоитьея к этому учителю, как его понять. Старик все делает сам. По всякую снасть идет сам. Не скажет: принеси, подай, убери.

Маркел старался уловить взгляд мастера - по взгляду человека узнают Но у старика брови, как медведи, бородища из-под глаз растет-поди улови взгляд. Маркел был живой парень, пробовал шутить. Молчан только в бороду фукнет, усы распушит.

Борис Викторович Шергин

...У нас ребята в газеты читали

...У нас ребята в газеты читали: за границей партия шла рабочих с пением в майский день. Полиция наскочила - и в тюрьму. Одного давно искали. Его в ту же ночь-застрелить... Он под дулом-то выхватил газету-майский номер, там Ленин во весь лист - и накрыл глаза... Солдаты ружьем брякнули, честь отдали: "Не можем в Ленина стрелять".

(Архангельск, 1927. Лесопильный завод на р. Маймаксе)

Борис Викторович Шергин

Видение

Как-то Маркел с Анфимом жили в Архангельске. У корабельной стройки взяли токарный подряд. Маркел и жил на корабле, Анфим - в городе. Редко видя учителя, Анфим соблазнился легкой наживой - торговлей. Запродал даже токарную снасть. Маркел этого ничего не знает.

Но вот рассказывают, пробует он маховое колесо у станка и видит будто, что заместо спиц в Колесе вертится Анфимка Иняхин.

Опамятовавшись от видения, Маркел прибежал к Анфиму:

Д. Сильва

Ленивый Куми

Много столетий назад, еще до того, как обезьяний царь помог богу Кришне выгнать фей из Индостана, в Индии жил старый индиец земледельческой касты. У него было семеро сыновей. Однажды вечером, устав от работы и собираясь прилечь отдохнуть, старик спросил их:

- Скажите мне, дети, что будете вы делать в эту чудную лунную ночь? Светло, как днем, а молодые люди должны работать, когда есть свет.

Старший сын ответил:

Татьяна Скобелева

Кольцо ведьмы

Жили в одном королевстве девушка Анжела и юноша Марио. Девушка казалось такой милой, такой кроткой, что все окружающие называли ее ангелом, спустившемся с небес. Да и Марио был юношей славным: и фигурой, и лицом удался. И вроде бы дело должно идти к свадьбе двух молодых людей, с детства нежно привязанных друг к другу. Только вот беда - никогда не бывать их свадьбе. И знаете, почему? Да потому, что Анжела была принцессой. Дочерью короля. А Марио - сыном садовника короля. Конечно, в детстве они частенько вместе играли в королевском саду в прятки и салочки. Марио тайком от отца срывал для принцессы самые красивые цветы, придумывая удивительные истории и о цветах, и о птицах, порхавших в саду и, конечно, о приключениях маленькой принцессы. Сколько раз в этих историях он спасал принцессу от пиратов и разбойников, возводил за ночь прекрасные дворцы, дарил волшебные зеркала. Анжела могла часами заворожено слушать своего друга.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Игорь Булкаты

Самтредиа

маленькая повесть

Булкаты Игорь Михайлович родился в 1960 году в Тбилиси, окончил Литературный институт им. А. М. Горького. Печатался в журналах "Литературная Грузия", "Литературная учеба", "Дружба народов". Живет в Москве. В "Новом мире" публикуется впервые.

Любительские кинокадры, снятые с высоты четырехэтажного дома, - это все, что связывает меня с ним. Нынче, спустя много лет, когда уже нет отца, а время сматывает свою бобину, я хватаю конец пленки, вставляю в лентопротяжный механизм старенького проектора и, закрепив на принимающей кассете, запускаю фильм, где все еще молоды и источают любовь. Иногда он снится мне, большой и неуклюжий, похожий на буйвола, развалившегося посреди дороги и греющегося на солнце. Глина присохла к бокам, слепни вьются над ним, от него тащит за двадцать шагов, но это его не волнует, - он спокойно и тщательно пережевывает жвачку, обмахиваясь тугим хвостом да поводя мордой с огромными блестящими глазами, окаймленными пятисантиметровыми ресницами. Я ушел из моего города детства, но, простите за банальность, сердце мое осталось там. Часто повторяю, что ненавижу его, поскольку он предал меня с отцом, но это неправда, ибо по-прежнему просыпаюсь ночами в слезах. И тогда не важно, что сосед по лестничной площадке, учитель черчения Котэ Хучуа, пожилой холостяк с крашенными хной волосами, смущающий вечерами сопливых мальчишек рассказами о своих любовных похождениях, Тэко Чуаху, как мы переиначивали его имя, заявил мне однажды, дескать, осетины - гости в Грузии и пора бы мне зарубить это на носу. Не важно, что на митингах звиадисты в длинных чухах с чужого плеча требовали, чтобы мы с отцом, седым как лунь сердечником, высказали наконец-то перед народом свое отношение к осетинам. Мне не хочется вспоминать, как толстый мент Леван Никурадзе, недавно получивший лейтенантские погоны, ворвался со товарищи в кабинет к отцу и заявил, брызжа слюной, что ежели тот станет артачиться, то они доберутся до его младшей дочери. Отец прогнал их как шавок, затем позвонил моей сестре в больницу, где та работала, и велел исчезнуть на несколько дней из города. А Гия Стуруа, отличный вратарь нашей дворовой команды "Рогатка", что плакал, если его не ставили в ворота, - рыжий Гия окликнул меня как-то на ступеньках Дома культуры: "Игора, ты не в счет, никто тебя и пальцем не тронет. Я же помню, какие ты забивал голы". Но и это не важно, не стоит переживаний. Как и реплика аккумуляторщика Резо, брошенная им во время застолья, когда произносились пламенные тосты за великую и униженную Грузию, а я молчал, ибо любое мое слово было бы истолковано превратно, - он повернулся ко мне, держа в руке полный стакан, и сказал: "Послушай, если ты не поедешь в Цхинвал и не убедишь своих осетинцев убраться с нашей земли, то ты пидарас!" Я плеснул ему в морду содержимое моего стакана. Смешно, но Резо возмутился тем, что я вылил вино, коего и так недоставало. Господи, прости нам наши грехи! Я не держу ни на кого зла, но порой не могу сладить с собой, и тогда вместе с воем хлещет горлом застоявшаяся в груди боль. Отец помер от тоски и безысходности, потому что и земля наша обетованная не приняла его как должно, и мне пришлось выносить гроб из чужой каморки, а рядом не было никого ни из друзей, ни из тех, кто до недавнего времени считался завсегдатаем нашего дома. Но мне плевать и на это, потому что ночь и вроде как под покровом темноты не видать человеческих слабостей, и я позволяю себе ненадолго вернуться в город моего детства, совсем ненадолго, ровно настолько, чтобы успеть спрыснуть растрескавшуюся, подобно старому футбольному мячу, торбу души из фонтанчика, где гипсовый мальчик заливается смехом и аист щекочет его крылом...

КИР БУЛЫЧЕВ

"РЕКА ХРОНОС": ОТ ИСТОКА - К УСТЬЮ

За последние дни мне несколько раз пришлось отвечать на вопросы, касающиеся моего сериала "Река Хронос". Оказывается, среди моих читателей есть некий процент людей, которых интересует судьба и содержание этого цикла романов. Я тронут таким вниманием, потому что "Река Хронос" - мой любимый, хоть пока и недоношенный младенец. И мне очень хотелось бы сохранить достаточно сил, чтобы довести "Реку" до устья. Мне уже приходилось отвечать на подобные вопросы, в частности и в "Лабиринте", но на этот раз мне хочется по собственной инициативе сообразить, что у меня в "Реке" написано, что опубликовано, что в работе, что в перспективе. Самому любопытно разобраться. Сейчас в АСТ вышли первые три книги "Реки Хронос". Это "Наследник", "Штурм Дюльбера" и "Возвращение из Трапезунда". Эти книги несколько отличаются от первого издания "Хроноса" в "Московском рабочем". Во-первых, вторая книга иначе называется. Раньше она именовалась "Штурм Ай-Даниля". Виновен в этом только я, потому что с опозданием узнал, что во время описываемых событий часть царской семьи находилась именно в Дюльбере. К тому же мне показалось полезным дописать для второго тома большую главу об убийстве Распутина, так как это событие определяло цепочку сцен, описанных в томе. Поэтому в этом издании второй том листа на два больше, чем в первом. Кроме того, по тексту всех трех томов прошли изменения и поправки. Иногда существенные. Действие третьей книги (в издании "Московского рабочего" - первого тома, объединявшего три книги) заканчивается Рождеством 1917 года. Зимой 1918-го герои отправляются сначала в Киев, где попадают в переворот, затем подаются на север и чудом добираются до Москвы в замерзающем вагоне. События в Москве должны быть связаны с убийством Мирбаха, покушением на Ленина, эсеровским "мятежом" и переплетением судеб персонажей романа и исторических персонажей. Этот том, который пока написан у меня до приезда в Москву, то есть на треть, должен завершаться альтернативой - иным режимом, иной историей. Будь я человеком разумным, бросил бы все и дописал эту книгу, тем более что грех ей лежать частично написанной больше пяти лет. А вот дальше у меня - большая лакуна. Я знаю, что в ходе гражданской войны героям предстоит двинуться на Восток. Там снова судьба сведет их с Колчаком. Затем (географически) будут Монголия, Харбин, Тибет, Бирма. И возвращение в Россию. Следующий шаг - уже написанный роман "Заповедник для академиков". Действие его охватывает середину тридцатых годов, а альтернатива дотягивается до 1939 года. Этот роман выйдет вскоре в АСТ. По идее два или три романа должны быть связаны с событиями Второй мировой войны, причем не только у нас, но и на Дальнем Востоке. Отсюда повествование перетекает к драме Корейской войны и последним дням жизни Сталина, который не умрет (в альтернативе) в 1953 году, а протянет года два-три, прежде чем его убьют дома. Он успеет выполнить некоторые свои замыслы - от переселения евреев до массовых казней. Что дальше - не знаю. Может быть, заставлю героев промчаться сквозь тридцать лет в наше время. Я подхватываю Андрея и Лидочку в начале 90-х годов. И тут у меня возникает масса проблем, связанных с перепроизводством. У меня написано три детективных романа, где главное действующее лицо - Лидочка. Один из них "Усни, красавица" - раза три уже выходил. Два еще не печатались. Я их придерживаю, потому что сам толком не понимаю, как они входят в ткань большого романа, в котором они - реалистическая часть. Соответственно романы "Таких не убивают" и "Дом в Лондоне" ждут, готовые, своей судьбы. Еще одна небольшая детективная повесть о Лидочке была напечатана года два назад в "Искателе" - "Купидон через сорок лет" (там, кажется, она именовалась просто "Купидоном"). Наконец, в прошлом году я дописал роман "Младенец Фрей", глава из которого печаталась в свое время в покойном журнале "Мега". Дайджест романа только что напечатан в "Мире "Искателя"", а целиком он ждет своей очереди в АСТ. Это тоже 1992 год. Конечно, задача романа - переползти в будущее. Без этого пропадает запевка первых книг с паном Теодором и Управлением судьбами Земли. Мне не хотелось бы попадать в дебри теологии, но и сам я пока боюсь заглядывать за край времени. Следовательно, у меня сейчас две задачи. Первая - дописать четвертую книгу. Вторая - на базе "Дома в Лондоне" сделать современный роман. Ввиду того что я нарушил последовательность, под угрозой оказался сам принцип "Реки Хронос" - многотомного романа. То есть первые три тома отвечают этим требованиям, и когда АСТ печатает их без указания номера (из коммерческих соображений), некоторые читатели попадают в глупое положение, не понимая - что автор хочет сказать в романе? А автор хотел только сказать, что этот роман - третья книга. Прочтите, пожалуйста, первые две! Из-за того, что я написал отдельно "Заповедник для академиков" и "Младенца Фрея", они потеряли право называться книгами в многотомнике. Из "сериала" я переехал в "цикл", подобный фильмам о Пуаро. Передо мной стоит неподъемная задача сведения отдельных книг в единое целое. А какой издатель это выдержит? Вот и вся ситуация. Спасибо за внимание.

Кир Булычев

Алиса и заколдованный король

Глава 1

УЗНИКИ КОРОЛЕВСКОГО ЗАМКА

На одной планете, в замке, похожем на герцогский, только поменьше, живет Бакштир.

У Бакштира редкая специальность. Он - советник королей.

В замке Бакштира застать нелегко, потому что он всегда занят, всегда в разъездах, всегда торопится кому-то помочь, а кому-то помешать.

Он умеет бегать по волнам, вырезать лобзиком, спать до обеда, кататься на доске по потоку расплавленной лавы, может грызть камни на спор с дробизами, а однажды назло космическим пиратам просверлил дырки в их корабле.

Кир БУЛЫЧЕВ

"Будем уважать друг друга"

Кир Булычев - один из самых известных писателей нашего времени. А для читателей журнала - так вообще самый популярный. Об этом свидетельствуют результаты опроса, с которыми можно ознакомиться в "Если" -10, 1997 г. Великое множество вопросов касалось псевдонима, Великого Гусляра и иных тем, о которых журнал уже рассказывал на своих страницах. Поэтому для прямого разговора мы выбрали те вопросы читателей, которые раскрывают творческие и личностные "нюансы" писателя Кира Булычева.