Я и король

Камил Гадеев

Я и король. (возвpащение 6)

Замок приближался угрожающе быстро, высокие стены нависли над головой. Гульсум резко натянула поводья, и я с удивлением обнаружил, что все еще в седле. За воротами началась суета, с жутким скрипом мост опустился и к нам навстречу выбежали местные обитатели.

- Милая, ты вернулась! - седой мужчина, протянул руки и буквально снял принцессу с лошади.

- Отец, познакомься это мой спаситель, бесстрашный Рустам.

Рекомендуем почитать

Камил Гадеев

Я и вампир. (Возвращение 4)

Мы медленно передвигались по бескрайней равнине, розовое небо обрушивало на нас потоки воды, горячий ветер трепал наши волосы. Время от времени вдали мелькали стада каких-то животных, но Гульсум, так звали мою новую знакомую, упорно направляла нашу лошадь в сторону заката. Hе знаю, как бы я пережил наше совместное путешествие со своей болтливой спутницей, если бы на одном из привалов не изобразил эпилептический припадок.

Другие книги автора Камил Гадеев

Камил Гадеев

Дракон и Я. (Возвращение - 1 часть)

Я сидел на кухне и чистил картошку. Острый нож легко срезал тонкую кожуру. Даже в страшном сне я не представил бы того, что произошло со мной буквально через минуту. Дочистив последнюю картошину, я бросил ее в раковину и встал, разогнув уставшую спину. В этот момент искры замелькали у меня в глазах, это бывало и раньше, может быть из-за давления, но в этот раз искры становились гуще, превращались в свеpкающие шары и, наконец, окружили меня огненной метелью...

Камил Гадеев

Принцесса, рыцарь и я. (возвращение 5)

Понемногу пейзаж начал изменяться, в бескрайней степи стали попадаться островки леса, невысокие холмы хаотично разбросанные по равнине превратились во вполне приличные горки.

- Все, осталось совсем немного - Гульсум глубоко вдохнула свежий воздух - Там, в горах, замок моего отца, радуйся, еще немного и мы устроим свадьбу достойную принцессы трех долин. Мир восхитится красотой невесты и мужеством жениха, певцы будут восхвалять наше великое путешествие, сто человек будет пить и петь у нас в замке.

Содержание:

1. Дракон и Я

2. Я и Тролль

3. Я и колдун

4. Я и вампир

5. Принцесса, рыцарь и я

6. Я и король

Камил Гадеев

Я и Тролль (Возвращение 2)

Проснулся я от птичьего щебета - прямо посередине поляны на куче камней что-то не поделили два воробья. Может это были и не воробьи, но, по крайней мере, повадки были точно такими же. Я встал и потянулся, настроение было хорошим, не смотря на ощущение легкого голода. Hадо было идти. Мир, в котором я оказался, утром выглядел достаточно миролюбиво, вчерашняя встреча с недалеким Драконом и хитрым Руфни, казалась нестрашной и даже забавной. Обойдя дерущуюся парочку, я пошел по тропинке вглубь леса. Мягкая почва, усыпанная опавшими листьями, приятно пружинила под ногами. Hебольшое неудобство вызывали мелкие косточки валявшиеся тут и там.

Камил Гадеев

Монолог - 2

Olge Vishhya,

недовеpчивой и тpебовательной,

посвящается...

Ее пальцы нежно прикасаются к моим векам. Я давно проснулся, но делаю вид, что сплю. Она не успокаивается, проводит по щеке, теребит ухо и что-то шепчет мне. Я улыбаюсь, обнимаю ее и начинается веселая возня. Hаконец она, вся растрепанная, вырывается и идет готовить завтрак.

Милая, ласковый ветерок, непостоянная и непредсказуемая, ты как ландыш, светящийся среди густой травы. Твой голос серебряным ручейком журчит на кухне, ты рассказываешь о подругах, о работе, я не вслушиваюсь, я просто наслаждаюсь твоим беззаботным смехом, твоим мягким "р".

Камил Гадеев

Hастроение

Hастроение бывает разным. Бывает грустно, весело, скучно. Можно быть серьезным, задумчивым, злым, спокойным.

Hо существует особый тип настроения, он приходит около восьми часов вечера, когда только начинает смеркаться если лето, или уже давно темно, если зима.

В это время уже нет того потока бессмысленно-озабоченных, людей спешащих с работы в полных трамваях и автобусах, но еще нет пьяных одиночек и компаний небезопасного вида.

Камил Гадеев

Я и колдун. (Возвращение 3)

Я брел по дороге, мучительно ощущая пустоту в желудке, тяжелая книга, заткнутая за пояс, натирала живот. Hещадно пекло солнце. Вдали, там где дорога исчезала за розовым горизонтом, появились смутные очертания высокой башни. Я, гонимый чувством голода, прибавил шагу.

Hа дороге, покрытой горячей пылью, кроме меня не было никого. И поэтому, услышав голос прямо перед собой, признаюсь, испугался.

После работы я, как обычно, заглянул в бар. Нет ничего лучше пары кружек светлого пива после трудного дня. Знакомый бармен кивнул мне и, не глядя, смахнул выложенную на стойку мелочь.

— Как обычно?

Я взял пиво, пепельницу и присел за свободный столик. Бар быстро наполнялся такими же, желающими расслабиться людьми. Вскоре рядом со мной плюхнулся, расплескав по полированной поверхности пиво, невысокий толстяк в мятой шляпе.

— Привет, можно?

Популярные книги в жанре Фэнтези

Роман о попаданце - пацифисте Виталике/Вите, которому пришлось туго в мире драконов.

Герои вновь идут на восток для окончательной битвы с Тораком. Но если Белгарион, Белгарат и Силк пробираются туда тайно, через малоисследованные северные земли, то Се'Недра и остальные предводительствуют огромной армией, объединяющей все силы Запада, в надежде навсегда сломить мощь энгараков.

Данная книга является участником проекта «Испр@влено». Если Вы желаете сообщить об ошибках, опечатках или иных недостатках данной книги, то Вы можете сделать это здесь.

Жил-был монах. И рядом с ним жил монарх. У монарха были огромные черные усы и дочь Сарина. Еще у него был дом, двадцать пять человек прислуги и восемьсот воинов.

Монарх был так богат, что приказал в одном из покоев (как идешь на женскую половину) сделать золотые ступеньки — всего три, но все равно приятно. Когда идешь по золоту, то так хорошо! И частички золота на обуви, на подошвах, разносятся по всему дому. Еще у них была дочь — старшая дочь, но она выкинула такой фортель, о котором я расскажу позже. Так вот, она сбежала с одним иностранцем, монарх ее вернул, но потом оказалось, что пожалуй, зря! (решил ее выдать не за такого уж богатого — за очень богатого нельзя, потому что история получила огласку — в то время даже оставаться с мужчиной наедине нельзя было, и пришлось отдавать за не очень богатого, но согласного). Монарх разозлился — его легко можно было разозлить. Даже когда он сам женился, то злился, и пока жил с женой, все время злился. Но младшая Сарина вышла отличной, и монарх говорил, что она — его надежда и опора. Бог не дал ему сына, справедливо полагая, что они оба раздерутся — даже с Сариной монарх иногда спорил, унижая себя до спора с женщиной — и порубают друг друга.

Когда Альберт пришел в тот мир туманной осенью, ему сразу же дали понять, что сама по себе человеческая жизнь не очень-то многого и стоит. Все взрослое население работало на Завод – огромный город. В Заводе никто из горцев никогда не бывал и Альберт даже не знал человека, который мог пройти те километры, что отделяли Гор от единственного входа в Завод, небо над которым всегда было серым. По крайней мере, никто из ушедших назад не возвращался.

Битва осталась позади, и теперь богам и людям предстоит заново наладить отношения. Мир мёртвых остался без контроля, и со дня на день там ожидается бунт. За Создателем в Туманный мир отправляются трое: Вероника, студентка-недоучка, толком не умеющая пользоваться Даром; Максим, вечно недовольный жизнью сын бога света; Элиот, главный жрец и Одарённый, не получивший статус героя. Отличная компания, готовая развалиться в любой момент из-за того, что двое, кажется, тесно связаны с вселенским злом…

Пэйринг: ГП/н.п., ДП/ЛП

Рейтинг: PG-13

Жанр: Angst/AU

Саммари: Высшие силы, по неким, понятным им одним, причинам, на неделю возвращают жизнь Джеймсу и Лили Поттер. Как эти два воплощенных гриффиндорца отнесутся к тому, что их сын в Слизерине?

Фэндом: Master&Commander, он же «Обриада», он же Aubrey/Maturin series, он же книги Патрика О'Брайана про капитана Обри и д-ра Мэтьюрина, а также ирландские сказки. Ни в коем случае не претендую ни на владение героями, ни на извлечение из них прибыли, ни на — паче чаяния — то, что я что бы то ни было понимаю в музыке, Ирландии или хорошем кофе.

Предупреждение: «альтернативка».

Юная ведьма, которая с детства выдает себя за мужчину, рискует собственной жизнью, дабы силой своей магии спасти молодого рыцаря, дерзнувшего вызвать гнев короля Ричарда…

Перед вами — повесть Наталии Ипатовой, известной отечественным поклонникам фэнтези по романам «Король-Беда и Красная ведьма» и «Король забавляется».

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Заур Гаджиев

Как стать счастливым

Прав был Козьма Прутков, говоря:

"Если хочешь быть счастливым, будь им".

Как стать счастливым?

Или же пособие по счастью.

Разговор с Аввакумом.

Участники дискуссии: Учитель, ученик, Аввакум

Учитель: Веришь ли ты в Бога, описываемого основными религиями?

Аввакум: Конечно, я уверен в его существовании. Иначе как можно было бы объяснить возникновение всего? Ведь Бог создал всё, что ты видишь и тебя в том числе.

Ганс (Иван Гаев)

ТУШКАЧИКИ ОБИТАТЕЛИ

Часть I

... и если бы я был индейцем, который сидит в фиг-БАМе, увешанном степными тушканчиками и сушеными на морозе фекалиями, говорил бы, наверное, так: "...на коленях у меня лежала книга, написанная человеком с огненными глазами... Ложная мудрость мерцает и тлеет пред солнцем бессмертным ума. Хе-хе. Говорил я: "Мама! Мама!! Что мы будем делать?!" Прошло месяца два. И когда небо наполнилось кремовыми пузатыми облаками, все уже знали, что Волосатый Джо "Стекольные очи" был рожден, чтобы играть на рояле свои чудовищные рапсодии, а Лин Чан Болла-Виллер "Кропаленый Зуб" явился в мир, чтобы стрелять из пулемета. Вздулись легенды, вскружившие головы наполненными золотыми тарелками, а жаль, что их там нет. В агатовых косых глазах от рождения сидела чудесная прицельная панорама, иначе ничем нельзя было бы объяснить такую стрельбу Болла-Виллерса Лин Чана, "Зуба Кропаленого". Он резал бледнолицых, как баба жнет хлеб. Ему премиальные надо платить бамбуковыми рощами и кокаиновыми джунглями, как трущобами ью-Йорка, - пусть их косит отважный Лин Чан; а началось все с однорогой коровы, перерезанной пополам; "зачем нам однорогие коровы, правда, Джо?" - говорил я. Обращая свой взор к небу и продолжая разговор, я покосился на пулеметчика, тряся перьями варакушки-заразительного снегиря над железным хранителем пламени "Zippo" с надписью на нем "Лучший Следопыт Дикого Запада". - Трофей от дядюшки Воронья Лапа, - несколько раз говорил я, пока за накидкой внутри фиг-БАМа не явился проходимец, назвавший себя "Я - Погреться". Я спросил его: - Чего надобно, путник Погреться? У тебя есть табак? Он ответил: - Я не курю. Тут вдруг встрял Лин Чан: - Эй, ты, голова, заправленная в черный котелок, или как там тебя, бледнолицый Погреться, не куришь, а как же табак, коль ступила твоя нога в здешние степи? Лин Чан нацелили на него свой пулемет, но тут я его перебил: - Придурок ты, отважный Лин Чан Болла-Виллерс "Кропаленый Зуб", не в котелок у него заправлена голова, а шляпа на нем черная. Дурень ты со своим железным крупнокалиберным патрубком с двумя ножками, хорошо, что этот пулемет на предохранителе, и не будь этого механизма - предохранитель, не успел бы я испросить у нашего гостя Погреться, зачем ступили его ноги в нашем степи. В это время проходимец вытирал пот и благодарил Бога за механизм предохранитель и ожидал, какой оборот примут все эти клокочущие события.

Виктор Гаевский

ЛАБИРИНТ ПЕРЕМЕЩЕНИЯ

Фантастический рассказ

Из-за стойки в центре зала навстречу нам поднялась молодая девушка. - Здравствуйте, господин писатель,- поздоровалась она с Климовым. - Вы сегодня не один? - Это Крамер, Хильда, Денис Крамер. Сегодня он отправится со мной. Девушка бросила на меня беглый взгляд. - В первый раз? - Да. - Нелегко ему придется. Да и одет неподходяще.- Хильда снова обратилась к писателю, одетому в потрепанные джинсы, - может, подобрать что-нибудь? Здесь много старой одежды. - Хорошо. Только, пожалуйста, не слишком яркое. - Постараюсь. - Хильда оглядела меня еще раз, затем подошла к огромному шкафу, вделанному в стену. Дверцы разошлись в стороны и выяснилось, что одежды действительно много. Она лежала на длинных полках, свешиваясь разноцветными рукавами. Почти не было женской одежды, так же как и совсем новых вещей. - Наверное подойдет, - девушка из глубины извлекла что-то зеленое, примерять можете прямо здесь. - Это обязательно надевать? - спросил я, разглядывая выцветшую ткань пятнистых армейских куртки и штанов.- Балаган. - Надо было предупредить тебя заранее. Твой костюмчик имеет один недостаток: в нем невозможно ни быстро бегать, ни высоко прыгать, что сегодня, вероятно, нам предстоит проделывать неоднократно. Пока я переодевался и свертывал одежду, девушка стояла, отвернувшись, потом положила костюм на полку и вновь подошла к своей стойке. - Итак, господин писатель, вот ваш приборчик. Надеюсь, не забыли, как им пользоваться? - Шутишь, Хильда. - Климов пристегнул к поясу небольшую коробочку, Можем отправляться? - Одну мииутку. Не хотели бы захватить оружие? Я помню, обычно вы этого не делаете, но сегодня случай особый. При этих словах девушки я почувствовал, что несколько неуклюже выгляжу в просторной мятой куртке и штанах. Не дождавшись просьбы писателя, девушка протянула руку под стойку и вытащила маленький пистолет. - Универсальная вещичка. Человека парализует с двадцати пяти метров. - А не человека?- спросил Климов, разглядывая оружие. - Как повезет. Хотелось бы, чтоб вам повезло, - серьезно ответипа девушка. - Спасибо, но мы обойдемся, - писатель положил пистолет обратно на стойку, взял меня под локоть и отвел в сторону. - Приготовься, сейчас будет немного неприятно. И тут пронзительно запищала коробочка, пристегнутая к поясу Климова. А ощущение было не то, чтобы неприятным, скорее непривычным. Все поплыло, завертелось и вот мы уже стоим посреди коридора, широкого и белого, выглядевшего очень знакомо. Пока я ошарашенно оглядывался, а писатель возился со своей коробочкой, послышались шаги. Из-за поворота вышли четверо высоких парней. У них были странные обожженные скафандры без шлемов, загорелые лица и еще усталость во всем: в походке, опущенных руках, в лицах. Когда четверка проходила рядом, один из них, со шрамом на щеке, посмотрел на нас. - Здравствуйте, господин писатель, - остальные трое вяло кивнули. - Жарковато пришлось? - вместо приветствия спросил Климов. - Нормально. Бывает и хуже, - ответил все тот же, со шрамом. - Ты их знаешь? - спросил я писателя, проводив четверку взглядом. - Впервые вижу. - Но они тебя знают. - Ничего удивительного, - и заметив мое недоумение Климов добавил, - я же предупреждал: главное здесь ничему не удивляться. - Кто они хотя бы? - Вероятно какой-нибудь космический десант. - Что? - Космический десант, - терпеливо повторил КлимЬв. - Ты знал, что мы окажемся именно в этом коридоре? - про четверку парней я решил больше не спрашивать. - Понятия не имел. С таким же успехом мы могли очутиться где угодно. - К примеру в открытом космосе? - Если после перемещения угрожает опасность, переходник просто переносит нас в другое место, более безопасное. - Какой переходник? - спросил я. - Вот этот самый,- Климов легонько похлопал рукой по коробочке на поясе. - А что дальше? - от растерянности ничего другого в голову не приходило. - Дальше возможны варианты. - Например? - Можем прогуляться по коридору, - ответил Климов. - А другие варианты? - Я снова вклюдаю переходник и мы оказываемся в другом месте. Выбирай. - Сперва хотелось бы выяснить, - я начинал постепенно приходить в себя.Насколько реальны все те места, где мы будем появляться? - Они реальны так же, как и этот коридор. Считай, что это материализация твоего воображевия. - Я не читаю фантастику. - Тогда представь, что это материализация моего Воображения и еще многих других людей. Это гораздо легче пройти, чем обьяснить. - А Хильда, она тоже материализация? - Девушка абсолютно реальна. Она существует вне этого мира. Есть еще вопросы? - Если вдруг я не захочу возвращаться, останусь в одном из перемещении? - Исключено, - Климов усмехнулся. - Откуда такая уверенность? - Из личного опыта. Мы не стабильны в этом мире, - писатель снова усмехнулся. - Так ты выбрал? Коридор теперь не казался привычно знакомым, стены давили и вообще возникло ощущение дискомфорта. - Хорошо, включай свой переходник. Раздался знакомый писк. Ощущение перехода не было уже таким неожиданным. Мы оказались на выжженых камнях огромной равнину. На небе яркими шарами висели три солнца. Черные валуны, нагретые этими солнцами, струились жаром. - Бред какой-то. Случайно не из твоей книги? - Ты хоть одну мою книгу прочитал? - Климов носком кроссовки пытался расковырять камень. - Нет, - признался я. - Хорошо, что не врешь. Ну, а место может быть как и из моей книги, так и из книги другого писателя. - Значит можем встретить такого же путешественника? - Вполне. Только вероятность очень мала. Я, например имел такую встречу всего один раз. И не скажу, что она была особенно приятной. - Расскажешь? - Как-нибудь потом. По-моему, сперва стоит отсюда выбраться. - Не мешало бы, - согласился я. Писатель вдавил клавишу переходника и после тихой равнины нас оглушило лавиной звуков. Шум доносился с магистрали от сотен машин, проносящихся с бешеной скоростью. Мы стояли как раз метрах в десяти от невысокого шоссейного ограждения. Трава под ногами была редкой и пожухлой, а небо над головами имело свинцовый оттенок. Пока я разглядывал проносящийся мимо транспорт, Климов сориентировался и дернул меня за рукав. - Пойдёт. Позади нас громоздилось высотное здание. Писатель вошел в него с такой же уверенвостыо, с какой входят в родной дом. Внутри, в просторном холле казалось, довольно уютно. - Здравствуйте, господин писатель - голос доносился из большого, похожего на мой холодильник ящика. - Давненько никто из ваших не появлялся. Надолго к нам? - Как получится. Мне и моему другу необходимо оглядеться... - Тогда садитесь в лифт и направляйтесь на крышу. Лучшего обзора не найти. Впрочем вы наверное сами знаете. Одна из стен раздвинулась и Климов потянул меня в образовавшийся проем. Лифт устремился вверх. - Знают ли здесь откуда прибывают путешественники? - спросил я. - Это никого не интересует. К подобным визитам привыкли - так же как к изменениям погоды. Но если ты спросишь меня, кто создал этот мир, когда и зачем, на этот вопрос ответить не смогу. Ясно одно - мы не в настоящем будущем. Так что еще раз повторяю - ничему вокруг не удивляйся, воспринимай все как должное и соответственно себя веди. Лифт остановился, мы вышли на крышу. Скоростная магистраль сверху казалась не толще нитки, а людей разглядеть было почти невозможно. Однако ваше здание не было самым высоким, среди окружавших его. Были дома гораздо выше. - Послушай, Климов, подобный путешествия для нас опасны? - Вообще-то некоторую осторожность соблюдать необходимо. - Что значит некоторую? Писатель повериулся ко мне бмсом, молча задрал куртку и рубашку. Длинный узкий шрам у него на боку тянулся сверху вниз и немного наискосок. - Где тебя так? - спросил я. - Это не здесь, - успокаивающе произиес писатель, - там было гораздо страшнее и опаснее. Тут просто райское местечко, Он кивнул головой в сторону. На противопоножном конце крыши веселилась стайка ярко одетых девушек. - Ты ведь раньше здесь был? - Два или три раза. Мне нравится этот город. - А перекусить в этом городе можно? - В следующий раз, когда тебе захочется приключений придется отвести тебя в ближайший ресторан. - Сейчас меня вполне устроит небольшое кафе. - Ты неисправим. А, черт! Панорама города исчезла, нас швырнуло вбок, я успел ухватиться за рукав писателя, затем выпустил его, почувствовал, как несколько раз переворачиваюсь в воздухе и наконец боком упал на что-то твердое. Климов ругался неподалеку, и было понятно, что он проделал то же самое. Место, где мы очутились, узнать особого труда не составляло. Три солнца над головой - примета, которая так просто не забывается. - Ничего не понимаю. Узнаешь? - Климов поднялся на ноги. - Мы.уже были здесь до того, как оказались в городе. Может, ты случайно включил переходник? - Даже не прикасался. И само ощущение перехода странное - никогда так не кидало. - Прошу прощения, господин писатель, - плоский экран возник перед нами прямо из воздуха, а с него, увеличенное в добрый десяток раз смотрело взволнованное лицо Хильды. - Очень жаль, что так получилось, но кроме вас обратиться не к кому. - Что случилось? - Только вы и ваш друг можете успеть. В шести бросках от вас небольшая станция в космосе. К ней приближаются два корабля, готовые ее уничтожить. Допустить этого нельзя, - Хильда на секунду запнулась, - может произойти катастрофа. Климов посмотрел на меня, Я молча кивнул. - Чем можно помочь? - Слушайте внимательно, времени мало. Автоматический космодром на астероиде, про который говорила Хильда. Большое темное поле с единственным кораблем посередине. Сам космический корабль издалека выглядел внушительно: серый стройный корпус, тонкие усики антенн. В общем зрелище впечатляло. До того, как мы очутились на этом космодроме, Климов шесть раз подряд с минутными перерывами, вдавливал клавишу переходника и шесть раз перед нами менялся пейзаж. В последний раз было жутко пахнущее, отвратительное болото. Из него выглядывала морда гигантской жабы или чего-то очень похожего на жабу. Я не пожалел, что мы не задержались в том, последнем мире. Но такое количество переходов оказалось чересчур большим даже для привычного Климова, у меня же кружилась голова и неприятное ощущение тошноты сохранялось еще минут десять - все то время, пока мы приближались к серому кораблю и взбирались по неудобным скобам в его рубку. Лезть пришлось высоко, два раза я оступался, а Климов, карабкавшийся первым, оглядывался. - Послушайте, писатель! Почему создавший этот мир не мог предусмотреть маленькую приятную мелочь. Такой небольшой лифт? - Все предусмотреть невозможно, - внизу не было видно лица Климова, но я почувствовал, что он ухмыляется. Наконец, через узкий люк мы ввалились внутрь корабля. В глаза бросиаись два экрана. Перед каждым стояло по креслу. Я повалился в правое - оно оказались мягким и очень просторным. Писатель расположился рядом и извлек из карманов джинсов потрепанную записную книжку. Если бы не эта маленькая книжечка, мы никогда не запомнили бы длинный и совершенно бессмысленный набор слов и цифр, продиктованный Хильдой и являющийся ключем для запуска корабля. После того, как Климов проговорил всю эту белиберду, молчание продолжалось довольно долго, потом раздался скрипучий голос. - Корабль "Фобос" приветствует вас на борту и ждет задания. Писатель снова заглянул в книжечку: - Сектор два-семь-пять-один. Побыстрее, пожалуйста. Раздался ровный гул. Мы стартовали с астероида. - О какой катастрофе говорила Хильда? - спросил я, когда тяжесть перегрузки немного уменьшилась. - Точно сказать трудно. Думаю, в результате уничтожения космической станции может нарушится связь одного мира с другим и тогда возможно слияние одного мира с другим. - Чем это грозит? - Я слышал однажды подобное произошло. Тогда небоскреб со всем населением очутился на небольшой планетке, с редкими, но прожорливыми зверюшками. Те, недолго думая, пообедали несколькими подвернувшимися под зубы людьми. Ну а затем люди с небескреба начисто уничтожило всех животных на планетке. - Приближаемся к заданному сектору,- проскрипел голос корабля, - какие будут указания? - Бортовое время? - Климов спросил так, будто ничем, кроме управления космическими кораблями в жизни не занимался. - Двадцать три пятнадцать, - ответил компьютер. Как и предполагала Хильда, у нас осталось около сорока минут - время, за которое предстояло научиться обращаться с орудиями корабля. Дело оказалось легче, чем мы предполагали: "Фобос" объяснял немного занудливо, но понятно. Климову достались все орудия левого борта, а мне правого. Рядом с кораблем болталось несколько метеоритов и через несколько минут я уже сумел поймать один из них в перекрестке прицела, скользящего на экране. Коротко вспыхнуло, и бесформенная глыба рассыпалась в пыль. Клипов тоже неплохо освоился. После шестого или седьмого метеорита я оторвался от экрана: - Все равно стрелять лучше самого "Фобоса" не научишься. Почему просто не ввести в него данные на эти корабли и не приказать уничтожить? - Думаю ничего не выйдет. Хильда обязательно упомянула бы о такой возможности. Но попробовать конечно стоит, - ответил Климов и коротко рассказал компьютеру суть дела. - Характер цели, - запросил "Фобос". - Автоматические корабли, - писатель, наморщив лоб, пытался вспомнить, что еще говорила Хильда, но безрезультатно. Я тоже ничего не вспомнил. - Сожалею, это не мое дело, - помедлив, ответил "Фобос". - Чёртова железка. - Простите, не понял. - Как только они появятся, дай знать и выводи на оптимальные позиции для стрельбы. - Понятно, - компьютер замолчал. Корабли появились довольно скоро. Сперва заскрежетал "Фобос", предупреждая, ну а потом и мы увидели их корпуса на экранах. Совершенно синхронно пара развернулась и пошла на нас. Мне, впервые за все время стало не по себе. Климов обернулся и подмигнул. Но мы кемного не успели. Они стали стрелять первыми и только благодаря какому-то немыслимому маневру нашего корабля удалось выкрутиться. На экранах ярко полыхнуло внизу и справа, писатель ожесточенно ругнулся, потом мне удалось поймать в прицел длинный корпус одного из нападавших. Но мы все равно не успели. Второй корабль возник совсем рядом, "Фобос" затрясло, меня бросило вперед, сильно толкнуло в плечо. Возникло знакомое ощущение перехода и вместо мягкого кресла я почувствовал под собой жесткую поверхность. - Цел, путешественник? Приветствую в родном, городе. Сверху нависала лохматая голова Климова. За спиной у - писателя поднималась красная стена дома. Выщербленный кирпич, из которого она сложена, снизу доверху испещрен знакомыми разноцветными надписями. Переулок замусоренный и пустынный. Но мы были дома. - Что с "Фобосом"? - Корабля больше нет. Неважные из нас стрелки. - Как мы здесь очутились? - В последний момент сработал переходник. Так и будешь лежать на асфальте? Я встал и потрогал распухшую бровь. Еще была разорвана куртка на плече. Климову, судя по всему, тоже досталось - большое красное пятно у него на скуле обещало превратиться в приличный синяк - Имеете неприятности, молодые люди? - седоватый мужчина стоял шагах в семи от нас. - Все нормально, - не слишком вежливо буркнул Климов. - Пойдем, Денис - Одну минуту. Вы забыли,- седоватый протянул в мою сторону небольшой сверток. - Ошибаетесь, - я хотел идти, но Климов взял пакет и развернул темную бумагу. В ней оказался костюм, оставленный в шкафу у Хильды. - Вы кто? - Переодевайтесь. Не идти же по городу в таком виде. - Что с космической станцией? - Станция вдребезги. Переодевайтесь наконец. Торопливость седоватего передалась и мне. Несколько раз я не попадал нотой в штанину. Потрепанную одежду незнакомец ловко завернул в бумагу. - У вас, наверное, масса вопросов. Учтите, времени немного. Да, господин писатель, верните, пожалуйста переходник. - Держите, - Климов отстегнул черную коробку прибора. - Произошла та катастрофа, о которой говорила Хильда? - Никакой катастрофы не было. Да и быть не могло. Очень жаль, что мы не успели вмешаться и предотвратить этот ваш бессмысленный бой с автоматическими кораблями. - Зачем тогда Хильда нас обманула? - Писатель недоверчиво мотнул головой. - Откуда я могу знать? Возможно она действительно предполагала вероятность катастрофы. Может друг у нее был на космической станции или еще кто-нибудь. В таком случае девушка старалась совершенно напрасно. Экипаж предвидел опасность и сумел вовремя уйти. Корабли расстреляли уже пустую станцию. - Что будет с Хильдой? - спросил я. - Сейчас сказать трудно - необходимо выяснить все до конца. Спросите меня в другой раз. - Думаете представится возможность? - Уверен. Теперь, извините, мне пора. Седоватый растворился в воздухе. - По-моему, он соврал, - сказал писатель, - и вообще, если разобраться, нас с тобой элементарно подставили. - Подставили, так подставили. Мы же уцелели. - Саднило бровь и разбираться ни в чем не хотелось. - Пойдем перекусим? - Климов понял мое настроение. - Здесь невдалеке есть одно местечко. - Такой маленький уютный ресторанчик. - Точно! Откуда знаешь? - удивился писатель. - Это мой родной город. Я здесь все знаю.

Сергей Гагонин, Александр Гагонин

Психотехника рукопашной схватки

Светильник для тела есть око.

Итак, если око твое будет чисто,

то все тело твое будет светло;

если же око твое будет худо,

то все тело твое будет темно.

Итак, если свет, который в тебе,

есть тьма, то какова же тьма?

(Еванг. от Матфея, гл.6, стихи 22, 23)

ПРЕДИСЛОВИЕ

Понятие "рукопашная схватка" в настоящее время превратилось в реальность не только для спортсменов, военных и бойцов спецподразделений, но и, к сожалению, для обычных граждан нашей страны, не взирая на их пол и возраст. В сложившейся ситуации, когда государство не может гарантировать безопасность своих граждан, наиболее целесообразным представляется позаботиться об оной (безопасности) самим гражданам - "спасение утопающих дело рук самих утопающих". Как свидетельствует многовековой опыт развития боевых искусств краеугольным камнем эффективности рукопашной схватки является психологическая готовность, которую невозможно купить в магазине и получить в качестве подарка на день рождения. Основным средством и методом психологической подготовки бойцов всегда являлись различные виды психотехники, наибольших успехов в развитии которых достигли мастера боевых искусств стран Дальнего Востока. Надеемся, что предлагаемая вниманию читателей публикация поможет в изучении данного вопроса и, что самое главное, поможет осознать доступность и эффективность основных психотехник японского дзена, буддийской виппасаны-медитации, китайских даоинь и тайцзицюань для наших современников.