Я был воздушным стрелком

Литвин Георгий Афанасьевич

Я был воздушным стрелком

Аннотация издательства: Автор, капитан в отставке, военный переводчик, в годы Великой Отечественной войны - воздушный стрелок, в составе 43-го гвардейского штурмового авиаполка освобождавший Керчь и Севастополь, рассказывает о своем боевом пути, друзьях-однополчанах, с честью выдержавших воздушные схватки с врагом, размышляет о причинах тяжких потерь в авиации в первые месяцы войны. В книге использованы немецкие архивные документы, отрывки из книг гитлеровских военачальников, свидетельствующие об упорной и напряженной борьбе в крымском небе в 1943 - 1944 годах. Для широкого круга читателей.

Другие книги автора Георгий Афанасьевич Литвин

В основе этой книги — документы из архивов Германии, в большинстве своем не известные не только российским, но и немецким читателям, а также не опубликованные ранее воспоминания участников войны. Несмотры на обилие документов и фактических данных (а, скорее, благодаря им) она читается с большим интересом. Издательство надеется, что в ряду книг о второй мировой войне предложенное Вашему вниманию издание займет достойное место. Для широкого круга читателей.

[1] Так обозначены ссылки на примечания, [1] — так помечены страницы, номер предшествует странице.

lenok555: За неимением у меня бумажного экземпляра, некоторые примечания отсутствуют.

Аннотация издательства: В своих воспоминаниях Георгий Афанасьевич Литвин рассказывает о событиях и явлениях, свидетелем и участником которых ему довелось быть. Он, солдат Великой Отечественной, многое видел и пережил. Недаром его грудь украшена орденами Славы. Автор размышляет о причинах военных неудач нашей армии и о победе, которая, абсолютно закономерно, досталась нашему народу и его доблестной армии. Автор много внимания уделяет разоблачению тайных сил мировой Закулисы, которая постоянно на протяжении многих веков противопоставляет друг другу две крупнейшие европейские нации немцев и русских. То, что произошло в середине XX века, говорится на страницах книги, не должно никогда повториться. Это противоречит интересам России, Германии и всего мира.

Литвин Георгий Афанасьевич

Выход из мёртвого пространства

Hoaxer: Книга, написанная умным человеком, которые размышляет, не оперируя штампами и не впадает в крайности. Много малоизвестных (а может быть, и вовсе неизвестных обычному читателю) фактов из фронтовой жизни, особенно начального периода войны. Например, Литвин воевал вместе с Фадеевым, до перехода того к Покрышкину. И, благодаря Литвину, я узнал, кого и как, на самом деле, рубил лопастями пропеллера Фадеев. Это знаменитая история, часто о ней писали, почти легенда - как берсерк Фадеев, когда у него кончились боеприпасы, носился на бреющем полёте и крошил в капусту немецкую конницу и покрошил чуть ли не полк. Оказывается, срубил лётчик всего одного всадника (лошадь уцелела), хотя и это - из ряда вон выходящий случай. Или рассказ Литвина о содержании пропагандистских листовок первых месяцев войны - "Стой! Тут социалистическая страна!". Помимо всего этого, Г.А. Литвин писал безо всяких литобработчиков, сам. И, должен сказать, читать его очень интересно. В общем, книга весьма достойная и честная и вызывает уважение к её автору, хотя я и не согласен с некоторыми политическими взглядами покойного ныне Г.А. Литвина.

Популярные книги в жанре Биографии и Мемуары

Наверное, не будет преувеличением вывод о том, что такая страна, как Соединенные Штаты Америки, была и осталась законодательницей мод в мировой уголовной истории. Именно там появились и окрепли первые гангстеры, родились такие преступления, как «киднеппинг» (похищение детей), бутлегерство (незаконная продажа алкоголя) и т. д. Именно Америка «подарила» миру преступника, имя которого стало нарицательным и известно теперь во всех уголках земного шара — АЛЬ КАПОНЕ.

"Военные" письма лежали в ящике старого письменного стола. Я знала об их существовании, но стеснялась попросить у мамы разрешения прочесть их, боясь, что там будет что-то слишком интимное, касающееся лишь их двоих. Но в письмах, как и в чувствах, оба они были удивительно чисты и целомудренны. Я прочла их, когда не стало мамы, не стало "нашего дома" — комнаты с широким, во всю стену окном. Теперь оно чужое, модные белые жалюзи закрывают его. А совсем недавно это окно было частью нашей жизни. Стоило отойти на середину комнаты, и начинало казаться, что находишься на борту корабля. За окном текла Нева, такая живая. Последние годы мама с трудом могла читать и часами сидела в качалке у окна, следила за удивительными красками заката, постоянно меняющейся рекой, слушала музыку. Музыка, как и красота, доставляла ей самое большое наслаждение. Недаром, оказавшись в Ленинграде восемнадцатилетней девочкой, она тратила последние гроши, предназначенные на еду и одежду, на билеты в Филармонию. Когда-то мечтала стать пианисткой, но, поняв, что великого таланта нет, сама запретила себе прикасаться к инструменту.

В 1962 году исполнилось двадцать пять лет со дня смерти Ильи Арнольдовича Ильфа и двадцать лет со дня смерти Евгения Петровича Петрова. Очень много людей во всем мире читают и любят их книги и, как это всегда бывает, хотели бы знать об авторах-какими они были, как работали, с кем дружили, как начинали свой писательский путь. Мы попытались в меру наших сил ответить на эти вопросы, рассказав об Ильфе и Петрове все, что о них знали.

Имя Валерия Газзаева хорошо известно миллионам любителей футбола. Завершив карьеру футболиста, талантливый нападающий середины семидесятых — восьмидесятых годов связал свою дальнейшую жизнь с одной из самых трудных спортивных профессий, стал футбольным тренером. Беззаветно преданный своему делу, он смог добиться выдающихся успехов и получил широкое признание не только в нашей стране, но и за рубежом.

Жизненный путь, который прошел герой книги Анатолия Житнухина, отмечен не только спортивными победами, но и горечью тяжелых поражений, драматическими поворотами в судьбе. Он предстает перед читателем как яркая и неординарная личность, как человек, верный и надежный в жизни, способный до конца отстаивать свои цели и принципы.

Книга рассчитана на широкий круг читателей.

Перед вами – «микроистория» событий, какими они видятся, чувствуются и осознаются с холмов Шомрона из небольшого квартала Кдумим Цафон в поселении Кдумим

Рассказывать об исторических событиях можно по-разному. Можно, как это принято в плохих курсах, просто перечислять до умопомрачения кто кого и когда завоевал и кто кому какого яда куда именно налил. Можно сосредоточить внимание на истории материальной культуры — что, когда и кем было создано; можно рассказать о движении мысли — ведь каждая идея когда-то и кем-то именно была выдвинута впервые. Есть и другие способы, каждый из них имеет свои плюсы и минусы, по-своему хорошо и плохо сочетание любых двух способов, трех и так далее. Один из способов рассказывать об истории — это рассказывать о конкретном человеке. Способ эффективен, если человек был активным участником истории. Но в истории участвовали разные люди. Возьмем конкретный близкий нам пример — еврейское движение. Понятно, что описания истории движения, основанные на биографии рядового участника из региона, на биографии руководителя местного культурного общества и на биографии функционера из столичной «крышевой» организации, будут различными. Возможно, что более содержательную всестороннюю, «объемную» картину даст последовательное изучение биографий этих трех лиц. А лучше четырех или пяти, добавив руководителя «крышевой» структуры и шалиаха, например, функционера Еврейского Агентства или Джойнта.

Я пишу эту книгу для своих друзей, знакомых, а главное хочу оставить след о своей жизни своим внукам, правнукам. Тешу себя мыслью, что они прочитают её, если правнуки будут знать русский язык. Прочитав её сейчас, кто-то может обидеться на само название.

Почему Доблестную Советскую Армию какой-то младший сержант, пороха не нюхавший, может так оскорбительно называть? Не хочу подвергнуть сомнению героизм солдат, павших на полях сражений и осквернить память о них. Вечная им память и слава! "Мёртвые сраму не имуть". Я не историк и не берусь делать научные исследования в области военной науки. Пусть этим занимаются профессионалы. Но я заявляю со всей ответственностью, что когда я служил, то боевая подготовка была на втором плане. На первом была показуха. Солдаты-десантники стрелять не умели толком. Но об этом позже.

Тема предлагаемого очерка выросла из прочитанной мною публичной лекции, чем и объясняется популярный характер изложения. Для составления очерка сделано не мало архивных разысканий и других справок. Подлинный текст «Воспоминаний» Хромова, письмо «Евдокима», значительная часть сведений о Федоре Козьмиче и Хромове, выдержки из писем о Ф. А. Уварове и целый ряд других неиспользованных или неизвестных ранее данных — дали основу для построения новых выводов. Введенный мною новый материал легко будет обнаружен читателем, знакомым со специальной литературой. Две первые главы по содержанию своему не новы, но служат введением, без которого дальнейшее изложение могло бы стать неясным.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Инна Иосифовна Литвина

Кулинария здоровья от принципов - к рецептам

В этой книге рассказано о том, как важно знать принципы приготовления блюд из самых различных продуктов. Это открывает широкие возможности оздоровления питания для каждой семьи независимо от ее достатка и возможностей.

Теоретические положения об основах правильного питания согласно учению диетологов-натуропатов проиллюстрированы в книге более чем пятьюстами рецептами доступных, полезных и вкусных блюд.

О.C.Литвинов

Внутpенности моего я...

ИЛИ

Что такое ПСЛУ.....( Пpогpаммиpование Систем Логического Упpавления)

Да, минуло много дней с тех поp......... Многое изменилось в этом миpе,что-то к лучшему , что-то к худшему, но каждый pаз вспоминая пpошлое, обида, как легкий электpический pазpяд, пpонзает сеpдце. Все было...... Ты знаешь, как долго я выбиpал ее? Hавеpное, да. А может и нет , но это не столь важно тепеpь. Сегодня я понял одно. Я выдеpжал испытание одиночеством, я выпил всю эту чашу тоски до дна. Hет ничего в этом элексиpе хоpошего.Только боль одиночества. Как долго я ждал избавления, помню как ледяными вечеpами выходя на свой балкон и пpозябая до мозга костей, долго смотpя в даль в стоpону остановки , я мечтал лишь об одном, как выйдет она и напpавится в стоpону моего дома. Или как мечтал что сейчас pаздатся телефонный звонок и позвонит она. И точно pаздавался телефонный звонок,я, как сумаcшедший, мчался чеpез всю кваpтиpу снося все на своем пути. Кpесла, таpелки , пульты ДУ и множество книг забытых или оставленных не на своих местах летали по всей хате, пока я бежал к телефонному аппаpату. Хватая телефонную тpубку я всю свое внимание пеpеключал на голос котоpый чеpез паpу мгновений pаздатся из динамика. И мягкий,тихий, голос говоpил мне : " Пpивет, тебе свеpла диаметpом 14, 100 штук по 0.25$ не нужны??? " Достали меня мои поставщики..... А потом люди удивляются , а что ты такой сегодня добpый ко всем? Каждый pаз когда мне задают этот вопpос я говоpю им одно и тоже: - зачем, зачем вы лезете мне в душу? Что вам там надо? - Зачем мне ваши бесполезные и никчемные шутки, пошлые высказывания? И каждый pаз экономя вpемя я пpоизношу вместо этого, лишь одно: Да пошли ВЫ!!! Коpотко и ясно. Устал............. Да и как не устать? Целый учебный год вместо учебы искал ее , ее - единственную и не повтоpимую. О какой учебе может идти pечь , когда в голове лишь одно. ДHФ - это дизьюнкция ноp.... "и голос у нее пpиятный". Чеpез базу .... "что ты делаешь?" :) ....... эммитеp ток.... "нука иди сюда" Все блин не могу я так. Пpав был классик утвеpждая : " Под лежачий камень, она не пойдет". Да и как бы это выглядело? Ладно камень маленький и это на Канаpах, а если это валун из нашего паpка камней в янваpе пpи минус 22? Опять впеpеди сессия. Опять пустая тpата сил и энеpгии. 3 куpс это не 1. Самое не пpиятное что пpеподователь знает что 2 не поставлю и ты знаешь, что 2 он не поставит. Hо тpадиция маленькой "бpачной ночи" между однополыми существами мужского пола на экзамене тебе гаpантиpована. Я понимаю когда пpеподователь - пpотивоположный пол , но когда этот человек одинакового с тобой пола! Hу не знаю..... Хоpошо у меня мой компас не сбит и веpная "оpиентация" в пpостpанстве. Да, сессия..... И опять на гоpизонте появляется она. Что за дуpную шутку выкидывает мне жизнь, уже в тpетий pаз за 3 куpса буду на сдавать сессию не с мыслями об экзаменах, а с мыслями о ней. Что ждет меня? Теплое лето в августе или хоpошая,добpая, слегка шаловливая, веселая и сеpдцу милая, застенчивая и pазгоpяченная в минуту тайной pадости - стpоевая песня в киpзовых сапогах по пpостоpам не объятной Родины? "Как пpойти к хpаму? ", - спpашивает один слепой у дpугого. Да, pитоpический вопpос. И как на него ответить? Более 5 милиаpдов жителей на планете Земля, более 5 милаpдов судеб. Как можно слушать советы дpугих??? Возможно ты читатель задаешь себе вопpос , на кой чеpт все это надо, да и я не могу понять на кой тебе это надо. Могу сказать только одно , на КОЙ, тебе точно не надо. Пpосто сегодня одна из дат, когда изменился еще один из более чем 5 милиаpдов жителей. Hе веpте никому кто скажет вам что сpеди 5 миллиаpдов вы не найдете втоpую часть себя , это не только не веpно, но и глупо. Hе теpяйте зpя вpемени, выжигая себе глазное дно и пpинимая огpомные дозы легкой и ставшей для нас уже пpивычной тpадиции pадиации монитоpов. Жизнь хоpоша!!!!!! Только у алкашей : " Когда пьешь не спеша!" А у ноpмальных , всегда. Еще целых 17 дней будет ВЕСHА, так чего теpяешь вpемя? Деpзайте!!!!!!!!!!!

Наталия Литвинова

"Любовь моя безгрешна"

"Любовь моя безгрешна"

(В.А.Жуковский, "Утешение", 1818 г.)

1.

Имя Василия Андреевича Жуковского - одно из самых дорогих для меня в истории русской культуры. С чем оно ассоциируется у большинства наших современников? Поэт? Да. Переводчик? Разумеется. Наставник Пушкина? И это тоже. Но и автор популярнейшего стихотворения "Певец во стане русских воинов", положенного на музыку Дмитрием Бортнянским и ставшего неофициальным гимном во время войны с Наполеоном, в которой участвовал и сам поэт; а также и вполне официального, но не менее любимого гимна Российской империи "Боже, царя храни!". Но и основоположник нового литературного направления в России - романтизма. Но и буквально ангел-хранитель Пушкина, Батюшкова, Ив.Козлова, Гоголя, Языкова, много раз выручавший их из беды и помогавший им своей сердечной поддержкой и деятельным заступничеством перед императорами Александром I и Николаем I; выкупивший из крепостной неволи поэта Ивана Сибирякова, художника Кирилла Горбунова (автора известного портрета М.Ю.Лермонтова 1841 г.), а вместе с Карлом Брюлловым - Тараса Шевченко; отпустивший на волю всех своих личных крепостных; человек необыкновенной душевной щедрости, бессребренник, в прямом смысле слова отдававший свою последнюю копейку тому, кто, по его мнению, нуждался в ней более; байстрюк, рожденный от пленной турчанки и русского помещика и вознесшийся огненной звездой на почти недосягаемый холодный небосклон ближайшего императорского окружения, став учителем русской словесности Великой Княгини Александры Федоровны, а затем и цесаревича - будущего императора Александра II-Освободителя; при жизни взошедший на Парнасскую вершину и при жизни же почти забытый; счастливый в друзьях и родственниках, но глубоко несчастный в любви.

Литвинова Рената

НЕЛЮБОВЬ

(Отрывочные события, переживания, попытки в течение семи дней)

Ажар А-ой

C моей бабушкой случилась такая несправедливость в жизни показательная! - сказала Маргарита своему молодому кавалеру, который сидел за столиком напротив нее, сжимал ей руку, и взгляд у него был покорный. Она потрогала на ощупь его ладонь, высунула оттуда свою руку и продолжила, - в тысяча девятьсот тридцатом году она не знаю как оказалась в деревне. И ей нужно было под вечер возвращаться на станцию, чтобы успеть к поезду. Понимаешь? - она вздохнула. Глаза его не меняли своего выражения независимо от произносимых слов. - Ответь мне, - тогда он кивнул. Она отвела взгляд от него и стала рассказывать дальше. - Было уже темно, надо было ехать мимо леса. Она очень торопилась. Она была женщина обаятельная, по фотографиям. У нее было много поклонников. У нее были малиновые загадочные губы и раскосые глаза, такое белое лицо, все говорят, что она была вполне красавицей. Как на твой вкус, тебе нравятся такие? - спросила она. Тот стал раздумывать, потер себе лоб. Она не стала дожидаться, пока он придумает, она и так знала, что бабушка была красавицей. - Так вот ей дали лошадь по знакомству, чтобы она добралась до станции. Она села в повозку, она не умела управлять, но лошадь знала дорогу, и она выехала поздними сумерками, ее уговаривали остаться переночевать, она не согласилась, и с тех пор ее никто не видел, Маргарита вздохнула, припоминая лицо бабушки на фотографиях. - Нашлась лошадь и повозка, а бабушку не смогли найти. Но весной разнесся такой слух, будто в разрушенной церкви вдруг под провалившимся куполом таким островком выросла пшеница! А знаешь, был большой голод. Все туда побежали, церковь стояла у леса, заброшенная. Один крестьянин копнул лопатой... чуть-чуть, прямо в то место, откуда росла пшеница непонятная, и наткнулся на что-то твердое... Стали раскапывать, и это оказалась моя убитая бабушка, которую едва замели землей. Оказывается - ее спутали с кем-то, кто ходил и отбирал хлеб, и убили для назидания, по ошибке! А убив, разрезали ей живот и засыпали туда пшеницы, которая весной и проросла! Иначе бы и не нашли, наверно... - Рита остановилась в своем рассказе. Она потрогала свою челку, в порядке ли ее прическа. Вздохнула.