Я буду ездить на Форде

То, что климат в Мурманске не как в Сочи, я догадывался. И потому меня не удивили ни низкое серое небо, ни холодный ветер, ни моросящий дождь со снегом в середине июля. Таким и должен быть Крайний Север. Но встретить здесь чумазых цыганят я не ожидал. Они весело бегали босиком по ледяному асфальту мурманского аэропорта, не замечая ни плохой погоды, ни приезжающих-уезжающих пассажиров. Мне и в голову не приходило, что цыгане – народ теплолюбивый, свободолюбивый, хоть и жуликоватый – добредут до самого крайнего Севера. Видимо, миф о быстрых и легких северных деньгах зацепил и их тоже. Впрочем, я приехал сюда не ради денег.

Другие книги автора Александр Григорьевич Воронин

Собаки, о которых я хочу рассказать, были, в общем-то, не мои, а моих родителей. Так уж получилось, что, начав жить самостоятельно, я так ни разу и не смог завести себе собаку. Один раз, правда, была у меня кошка, точнее, даже кот.

Как молодой специалист я уехал после института в деревню и получил там новенький панельный дом с газовым отоплением. Недели через три в доме появились мыши. В зазорах между панелями и внутри панелей они нашли достаточно простора, которым, судя по звукам, с удовольствием воспользовались.

Популярные книги в жанре Современная проза

Леонид Нетребо

Имидж

1.

Свеча оплывала, медленно и спокойно плача на дне большого аквариума с розовыми тюльпанами. Воск таял, время от времени перекатываясь густыми струйками через похожие на мозолины, набрякшие окаемки мраморного столбика. Чтобы увидеть это, нужно было надолго вмяться в базарную грязь, чавкающую от полуденного солнца и десятков подошв, еще утром бывшую снегом и мерзлой землей; стоять крепко, не обращая внимания на человеческие потоки, не отдавая себе отчет в нелепости картины, которой ты - главный персонаж: лохматые унты, дубленый полушубок, щедро отороченный свалявшейся в кисть овчиной, огромная собачья шапка рыжего колера, в которой теряется вся верхняя часть могучего туловища. Все это инопланетно - паче, чем тюльпановый южанин на подмосковном снегу, - не сезон, и зовут тебя Андерсон.

Нибур

Нет худа без добра

Зарисовка

В воспоминаниях детства осталось многообразие птиц в наших местах. В полях сновали перепелки. Увидеть их было всегда очень трудно, можно только услышать, как они убегают из-под ног. Еще в поле вечером резко кричали какие-то птицы, мы их звали дергачи. Высоко в небе всегда висел, заливался жаворонок. На проводах сидели ласточки. В сады прилетали сороки, дрозды, свиристели, снегири. В огороде сновали скворцы, трясогузки. Перед крыльцом суетились воробьи. Над полями парили, выглядывая мышей, ястребы и коршуны. Иной раз они наведывались и на подворья, норовя утащить оставленного без присмотра цыпленка. В лесу были кукушки, дятлы, клесты, поползни, гаечки и прочая мелочь. В оврагах весной пели соловьи. В дальних полях встречались и вовсе диковинные чибисы. Мимо нашего дома возвращались охотники с привязанными к поясу утками, а иногда и с редкой удачей - иссиня-черными тетеревами.

Николай Никифоров

ИДЕЯ FIX

1.

- Арлекино, через пять минут у тебя выход.

Погоняло, конечно же, ему не просто так придумали. Он и вправду чем-то похож на клоуна - рыжий, не в меру наглый и в круглых очках (совсем как у Джона Леннона).

-А подождать никак не может? У меня гитара расстроилась, да и отлить хочется - просто страсть.

Да, его гитара - это нечто. В хорошем смысле этого слова, разумеется. Вот вы смотрели когда-нибудь буржуйский фильм "Hазад в будущее"? Если смотрели, то был там момент такой - когда этот парень выходит на сцену и показывает всему залу рок'н'ролл (там еще негр один - Чака Бэрри брательник - себе руку отверткой пропорол, этот пацан его и заменял на школьном вечере, или как его там). Вот такая у Арлекина гитара, со всеми делами - даже рычаг есть (ревербератором, кажется, называют).

Никифоров Роман

Череда дней

Проснулся, глотнул давно превратившийся в сладкую водичку кокаколы, обнаружил, что спал в одежде. Она в пятнах, да и волосы у меня тоже не слишком чистые. Включил компьютер, запустил его на прием почты, пошел мыться в душе. Hичего не помню. Должно быть, вчера я хорошо поработал, я вообще редко отлыниваю, но все подробности вчерашнего дня совершенно исчезли из памяти. Терпеть не могу холодную воду, но в моем теперешнем состоянии только она поможет мне прийти в себя. Молоко в холодильнике скисшее, салат наполовину съеден, творог есть не хочу. Даже не знаю, может быть, мне жениться? Съев какой-то гадости, сел за компьютер. Интересно, много ли моих коллег так же начинают день? Из моих знакомых никто, но иногда у меня складывается впечатление, что среди моих корреспондентов тоже есть знающие люди. Я даже догадываюсь, в каких проектах они участвовали. Как всегда, на чтение почты ушло слишком много времени и, взглянув на часы, я понял, что опаздываю. Выключил компьютер, погладил штаны, причесался, сходил в туалет. Hадеюсь, несмотря на опоздание, все сегодня пройдет нормально. Оделся, взял сумку, вышел из квартиры. Лифт опять не работает, надо будет как следует поговорить со здешним начальством. Спустившись на три этажа вспомнил, что забыл носовой платок. Пришлось опять тащится наверх, а сумка у меня не легкая. Теперь все взял, быстрым шагом иду в сторону метро. Купил в киоске свежих газет, у них сменилась продавщица. Hа нашей станции заменили турникеты, бабки кричат, что это новый заговор против них. Как они меня достали, перестрелял бы. В метро давка, всем мешает моя сумка, один раз чуть не упустил ее. Hаконец сел удобно, задремал, несмотря на читающего мне мораль деда. С трудом, растолкав всех и услышав за спиной немало ругательств, вышел на пересадке. Hа другой линии ехать куда приятнее, народа мало, можно почитать последние новости. Заметил, что девушка напротив слишком часто на меня поглядывает. Девушки вообще часто обращают на меня внимание, сам не знаю почему, может быть, на моем лице есть отпечаток моей профессии? Честное слово, познакомился бы с ней, обменялись бы телефонами, но сейчас совсем нету времени, я спешу. Тем не менее, отвлекшись на нее, проехал свою остановку. От этого мое опоздание увеличилось, я даже занервничал. Hаконец поднимаюсь на эскалаторе, потихоньку прихожу в норму, хоть и меня и клонит ко сну, дыхательные упражнения, вычитанные из книги по медитациям, очень неплохо против этого помогают. Теперь мне еще далеко идти пешком. Кстати, здесь рядом я провел свое детство, все здешние закоулки навевают на меня воспоминания. Правда, с тех пор очень многое здесь изменилось. Меня очень раздражают висящие повсюду рекламные щиты, модные магазины, и подобная западная дрянь, которой здесь стало теперь до черту. Прохожу знакомыми мне дворами, которые, в отличии от улиц, такие же, какими были в моем детстве, дохожу до нужного мне подъезда. Людей вокруг нет, что и не удивительно для этого часа. Поднимаюсь на четвертый этаж, по пути у меня чуть кружится голова. Hадо зайти к доктору, пожаловаться. Hа подоконнике сидит полосатый кот, совсем такой же, как мой Джонсон, померший четыре месяца назад. Пытаюсь его почесать за ухом, но он на меня свирепо шипит. Hе знаю, почему меня так не любят животные? Hаконец я на месте. Достаю носовой платок (никаких перчаток), копаюсь в сумке. Жму на звонок, жду две минуты, никакой реакции. Судя по всему, он не работает. Стучу в дверь, через минуту с той стороны детский голос сообщает, что сейчас мне откроют. Девочку зовут Соней, если я не ошибаюсь. Она долго возится с замками, наконец открывает и удивленно смотрит на меня. Достаю руку из кармана, стреляю точно между глаз. Hикакого шума, но одежду я снова запачкал. Переступаю через тело, заглядываю на кухню, там никого нет. Скорее всего, клиент в другом конце квартиры, за компьютером. Так и есть, он играет в Quake, нацепив наушники. Ему не везет, его почти добили. В него попадает целая очередь, он вздрагивает и падает на клавиатуру, залив ее кровью. Все - мне пора домой, там еще куча дел - сходить в магазин, прибраться, постирать одежду, написать десяток писем - всего не перечислишь. Захлопываю за собой дверь, выхожу на улицу, наслаждаюсь свежим воздухом, звоню из автомата и еду в гости к любимой. Дни проходят незаметно и одинаково и я не знаю, смогу ли я когда-нибудь это изменить...

Никифоров Роман

ЗАРИСОВКИ

Плач.

Слёзы... Слёзы капают на бумагу... Откуда-то, из глубины выплывают строки...

...я больше не могу...

...простите меня, если можете...

...пусть вам будет лучше чем мне...

...смерти прошу никого не винить.

Крик! Рвется из души, рвется наружу, рвет горло... Кричать! Hадо громко кричать, спасти, помочь...

Вскочить! Бежать, может еще не поздно, бежать пока хватает сил, оттащить, не дать...

Ал.Никишин

Голубиная душа

(летние встречи)

Опрятный старичок, с аккуратно подстриженной седой бородкой спокойно рассказывал слушателям: - Вы выбираете большой водоем со слабым течением или без негo, запасаетесь живцами и отправляетесь на увлекательную ловлю... Вот вы уже на месте - выезжаете на плес. Ваш товарищ на веслах, он медленно ведет лодку, вы - на корме и один за другим ставите на воду красные, заряженные живцами кружки. Вскоре за вашей лодкой уже образуется из них сторожевой отряд, выстроившийся поперек плеса. Ставите последний кружок, тихо отъезжаете в сторону и занимаете наблюдательный пункт... Ни звука на плесе, по эта тишина обманчива - будьте наготове. ...Проходит немного времени, и вдруг... один из кружков переворачивается белой стороной кверху. За ним другой.. Это хищные обитатели глубин принялись за ваших живцов. Белые кружки быстро разматываются и начинают нырять по плесу... Не теряя времени, вы подъезжаете к первому перевернувшемуся кружку, поднимаете его, подсекаете и чувствуете, как до предела натянутая шелковая леса вот-вот оборвется. Нужно сохранить спокойствие, вынимая рыбу. Приготовьте подсачек,.. Обычно с хорошим уловом и в приподнятом настроении вы покидаете водоем. Рюкзак приятной тяжестью давит на ваши плечи. - Уговорили, - сказал Антон. - Попробуем половить на кружки.

Дева…

Жизнь Поппи никогда ей не принадлежала – она была избрана для особой миссии еще при рождении. Жизнь Девы – это одиночество. Она неприкасаема. На нее не смотрят. С ней не говорят. Удовольствие для нее – под запретом. В ожидании своего Восхождения Поппи борется со злом, которое погубило ее семью, а не ждет милости от богов, хотя у нее никогда и не было выбора.

Долг…

Будущее всего королевства зависит от Поппи, но сама она не знает, чего хочет на самом деле. Потому что у Дев есть сердце. И душа. И желание. Поэтому, когда златоглазый гвардеец Хоук удостаивается чести быть связанным с ней, Поппи понимает, что долг и судьба для нее теперь неразрывно связаны с желанием и жаждой. Хоук разжигает ее злость, заставляет сомневаться во всем, во что она верит, и дразнит запретными плодами.

Королевство…

Покинутое богами, но внушающее страх смертным, павшее королевство возрождается снова, намереваясь забрать то, что принадлежит ему по праву, с помощью насилия и жестокости. Чем ближе час расплаты, тем сильнее размывается граница между запретным и правильным. И когда пропитанные кровью нити, которые держат мир Поппи, начнут рваться, она рискует потерять не только свое сердце и благословение богов, но и свою жизнь.

Кто знал, чем обернется для воинственной феминистки и борца за сохранение исторических памяток города – Памелы обычная акция протеста. Один неосторожный проступок – и вот ее разыскивает по всем закоулкам очень злой дракон. Родственники отвернулись, а друзья резко разбежались, оставив девушку один на один с могущественным существом. Пэм понимает: «в борьбе за жизнь все средства хороши». Даже если это… поцелуй. Огненный, страстный, необузданный, способный пробудить холодное сердце хищника и навсегда изменить мир девушки.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Старшеклассница Эвер Блум потеряла всю семью в аварии. Сама она чудом уцелела. Выжив после автокатастрофы, Эвер обрела способность видеть ауры людей, слышать их мысли, читать их прошлое. Но когда в школе появляется неотразимый красавец Деймен, Эвер не может заглянуть ему в душу, она не видит цвет его ауры и не слышит, о чем он думает. Так кто же он?

Зверь впился взглядом в одну точку, жесткие усы подрагивали, хвост изгибался, выдавая волнение хищника. Припав на передние лапы со втянутыми когтями, он ловил запах добычи. Некто вкусный и маленький шел сюда, аромат его был отчетливо слышен среди запаха почвы и прелой листвы, и зверь — бурый энихи — приготовился заранее. Но добыча свернула в сторону, а потом и вовсе помчалась назад, мелькая между стволов. Хищник последовал за ней, быстро, бесшумно. Он был голоден и стар, а здесь — чужая земля. Убить добычу, съесть, сколько сможет и убраться невредимым, вот и все, о чем он мог бы мечтать, обладай энихи разумом.

Предисловие к изданию на русском языке

Рекомендуя отечественному читателю настоящую книгу, мы исходим прежде всего из богатого и успешного опыта практической работы автора. Йорг Мюллер (Jorg Muller, род. в 1943 г.) обладатель диплома по философии и теологии (с 1971 г.), ставший психотерапевтом (с 1990 г.). Написал более десятка книг, работал в Зальцбурге и Трире, а с 1990 г. в основном практикует во Фрайзинге (под Мюнхеном), в монастыре ордена паллоттинцев, основанном Vinzenz Pallotti (1795 – 1850). Двойное образование и опыт духовной преподавательской деятельности Йорга Мюллера наложили отпечаток на характер использования им различных методов индивидуальной и групповой психотерапии и привели его к интеграции душевной и духовной помощи людям с психическими расстройствами.

В том, как автор излагает «библейски или христиански ориентированную» терапию, нет ничего узкодоктринального, ничего, что могло бы вызвать межконфессиональные споры. Наоборот, в тексте царит Дух Святого Писания, светлый Дух любви, единения, прощения, смирения и помощи, никого не отвергающий, широко открытый всем страждущим. Отношение автора к оккультному – такое же, как в православной церкви.

Книга дышит спокойным реалистичным подходом, без ложного оптимизма и рекламности. Она несомненно принесет пользу каждому заинтересованному читателю.

Ю. С. Савенко,

Президент

Независимой психиатрической ассоциации России

Тысячи лет мириады разумных во всех концах Грозди Миров жили и умирали, любили и враждовали, подчиняясь неспешному течению времени… но, долгая эпоха спокойствия завершилась. Очнулся ото сна Сын Бездны, и колокол бед возвестил о приближении новой Великой войны.

И пусть легионы демонов ещё спят в тёмных глубинах мироздания — игра уже началась, фигуры расставлены на доске и Судьба сделала свой первый ход.