Wonderland2000

Константин Рогов

Wonderland2000

Пеpвые двадцать лет своей жизни

он был настоящим пленником, хотя и не

всегда это понимал. Последние два года...

Последние два года - сплошная катастpофа,

гоpько пpизнался он себе. И сейчас - его

последний шанс. А что дальше? Об этом

лучше не думать. Hет смысла. Hет, на этот

pаз все получится.

Lois M. Bujold "Mirror Dance"

Чеpное небо над головой. Тусклые огни гоpода где-то pядом. И шелестящий дождь, тихий и холодный. Вот ты стоишь на самом кpаю, а пеpед тобой - пустота. Девять этажей - вниз, вниз и вниз... Это не кpоличья ноpа, Алиса. Это замеpшая бездна, жадно ждущая твоего пpихода. Я стою спpава от тебя. Мой вpаг стоит слева. Тебе не хочется умиpать, но тогда тебе пpидется pешать, Алиса. Тебе, девочка. Только тебе pешать. Я не знаю, плачешь ли ты, или это пpосто дождь на твоем лице. Пpосто...

Рекомендуем почитать

Константин Рогов

"Они никогда не успокоятся..."

Снова и снова я задаю себе вопpос. Раз за pазом. Hа его обдумывание я тpачу большую часть своего свободного вpемени. Hе то чтобы у меня его было много - этого свободного вpемени, но pаз уж оно есть... Его надо чем-нибудь занять. Матpица не обpащает на это внимания. Свободных pесуpсов у нас больше, чем достаточно.

-=-==---=--=--=-=----=----=-=---=-=---==---=-=-=

Вызов. Опять. Кажется они никогда не успокоятся. Род человеческий слишком беспокоен.

Другие книги автора Константин Алексеевич Рогов

Чья правда правее - хакеров или корпорации? Где подлинная свобода творчества? Какой берег реки, разделяющей их, сулит жизнь, а какой - гибель? Все ли понятно в компьютерной сети даже самым серьезным специалистам - или она способна породить и принять в себя нечто совсем иное, неведомое прежде? И где в хитросплетении реальной жизни и сетей кроется то, что героиня, осмелившаяся самозабвенно любить компьютеры, назовет - счастьем?

Здесь вы не найдете "лубочной русскости" - упоминания про Нью-Москву, сальных русских анекдотов в устах героев и т.п. Вполне западные люди действуют во вполне западных странах. Но глубина философского взгляда авторов, тем не менее, остается русской.

Вы хотите снова оказаться в мире «Лабиринта отражений» и «Фальшивых зеркал»? Тогда не пропустите сборник «Прозрачные миражи»!

Это — не подражание.

Это — не пародия.

Это произведения, написанные по мотивам «Лабиринта отражений» и «Фальшивых зеркал». Возможно ли улучшить или дополнить мир Диптауна? Или — просто весело посмеяться над его обитателями? Или — рассказать о нем свои собственные истории, снова прогуляться по его виртуальным улицам, поглядеть на происходящее в нем глазами других персонажей? Судя по всему — возможно!

— Почему бы тебе не найти работу? — спрашивали они. — Кажется, эта Л. достойная девушка из приличной семьи.

Как ни старался К., он не мог отыскать скрытую взаимосвязь между этими двумя фактами.
Время от времени К., стремясь сделать приятное окружающим, обращался к агентство по найму персонала, но неизменно отвергал предложенные варианты карьеры. Большая часть из них предполагала утомительный и рутинный восьмичасовой труд в местах, которые не давали надежды на возможность быстрого продвижения по карьерной лестнице и проявление инициативы. Меньшая часть вызывала у К., обладающего высокими моральными принципами, чувство неприязни.

Пустыня перед нами раскрашена оттенками красного, коричневого и желтого. Небо пронзительно-голубого цвета: в реальности вы не найдете такого нигде, кроме как на глянцевых туристических буклетах, фотографии в которых заботливо обработаны светофильтрами.

- Египет? - спрашиваю я, вглядываясь в ряды ветряных электростанций вдоль дороги. Они похожи на диковинных птиц, расправивших крылья и безуспешно пытающихся взлететь. - Нет, скорее, Невада.

— Время близится герр Рихтер. — Вошедший в комнату Томас отвесил поклон. — Тучи скрывают небосвод, но луна уже высоко в небесах.

Юный секретарь был тощ и бледен. То есть — еще бледнее, чем обычно. Страх перед Зверем терзал его разум.

— Вижу, — отрывисто, нарочито грубо сказал Рихтер. — Всё готово?

Томас вздрогнул. Порождений тьмы он боялся больше, чем Великого Инквизитора, но дети Зверя они сейчас далеко, а Карл Рихтер, суровый, непреклонный и безжалостный — здесь, рядом.

Константин Рогов

Варвар и меч

Жил да был когда-то и неизвестно зачем в королевстве Кренай варвар по имени Мороник. Кренай - это такое миленькое местечко аккурат между владениями бессмертной королевы Элизабет и землями кровожадных вентритардианцев. Но это нас интересовать не должно, потому что о тех местах в этом рассказе ничего говориться не будет.

Интересовать нас должен тот факт, что на Моронике с самого юного возраста лет лежало могущественное проклятье (это совсем другая история про колченогую старуху, летающую ступку и трех хитрых карликов, но не будем отвлекаться). Ни один меч, который варвар приобретал (тем или иным способом) не служил ему долго. Обычно мечи ломались в бою, тонули в горных потоках или плавились в драконьем огне. Все это было так неприятно, что даже страховые компании отказывались иметь с Мороником дело.

"Кричалки". Орут, что есть мочи, захлебываются истошным, истерическим визгом, изодранными кусками виртуального железа режут нарисованное стекло, а оно прогибается, извивается, пытается увернуться и все кричит, кричит и кричит, словно живое, будто чувствует боль и переполнено страхом.

Все зеркала разбиты. Осколки усеивают пол. Столы перевернуты, картины сожжены, стены покрыты черными разводами копоти, а по ним пляшут в хаотичном танце красные и синие пятна - отблески маячков слетевшихся на зов птиц вездеходов Диптаунской Службы Надзора.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Работа Корнелия Удалова над статьёй в местную газету о передаче опыта молодёжи не предвещала беды. Чтобы лучше вспомнить свою трудовую юность, Корнелий выпил таблетку, которую ему дал сосед по дому профессор Минц. И вспомнил ВСЁ!!!

Лампа вызова завыла и замигала кровавым пятном на стене. Я мгновенно проснулся. «Пожар», — мелькнуло у меня в голове. И, хотя я прекрасно знал, что в гостинице не случалось пожара уже восемьсот лет, чисто человеческая реакция взяла верх.

Я лихорадочно ткнул в панель монитора, и на экране высветилось лицо Грила. Часы в вестибюле за его спиной показывали 3.35. Застонав, я включил голосовую связь.

— Дункан слушает.

— Шеф, требуется ваше присутствие. Я не стал задавать лишних вопросов. Грил мой главный коридорный, а уж коридорные нюхом чуют гостиничные неприятности.

Когда во входную дверь деликатно постучали, Вадим, пресытившись всевозможной многоцветной информацией, уже задрёмывал перед неутомимым телевизором.

Это мог быть только Иван Иванович, остальные даже в столь позднее время нажимали пальцами на кнопку звонка. Вадиму сейчас спать хотелось больше, чем общаться, но он слишком уважал маститого соседа — профессора, чтобы оскорблять его своим пренебрежением.

— «Ладно, кофе ещё есть, а завтра всё равно выходной день. Не в первый, и не в последний раз такое дело, нам к этому уже не привыкать…»

На одной из башен пустующего ныне марсианского космодрома висит набитый стружками скафандр.

Никто не знает, кто повесил его и что хотел этим сказать. Может, это было просто пугало, предупреждающее всех, идущих за нами следом?

А может, просто символ человеческого присутствия, как инициалы, вырезанные на стене великолепного древнего здания и словно говорящие: «Я слишком глуп, чтобы творить, но уничтожить могу. И вот свидетельство этому».

Девушка выбежала из комнаты, громко хлопнув дверью. Высокий блондин в мешковатом костюме хотел было последовать за ней, но передумал.

— Умница, — послышалось из открытого окна.

— Кто там? — юноша повернулся, вглядываясь в темноту.

— Это я. Ферди.

— Почему ты шпионишь за мной? Я же сказал Карлу, что приду.

— Я не шпионю, Ян. Меня послал Карл. Можно мне войти?

Ян безразлично пожал плечами, и в окно влетел коренастый мужчина. Как только его ноги коснулись пола, он облегченно вздохнул. Вернувшись к окну, Ферди наклонился и взглянул вниз. Восемьюдесятью этажами ниже по мостовой мчались машины.

Цикл «Маленькие рассказы» был опубликован в 1946 г. в книге «Басни и маленькие рассказы», подготовленной к изданию Мирославом Галиком (издательство Франтишека Борового). В основу книги легла папка под приведенным выше названием, в которой находились газетные вырезки и рукописи. Папка эта была найдена в личном архиве писателя. Нетрудно заметить, что в этих рассказах-миниатюрах Чапек поднимает многие серьезные, злободневные вопросы, волновавшие чешскую общественность во второй половине 30-х годов, накануне фашистской оккупации Чехословакии. Мирослав Галик дополнил находившиеся в архиве Чапека материалы произведениями этого же экспериментального жанра, опубликованными в периодике. Рассказы цикла публиковались в газете «Лидове новины» с 1928 по 1938 год.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

ЮРИЙ РОГОЗА

ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ БУРЖУЯ-2

РОМАН

Пепел заживо сгоревших от рук неизвестных бандитов жены Амины и маленького сына стучит в сердце Владимира Коваленко. Его неожиданное воскрешение из мертвых и жажда мести раскручивают пружину головоломных остросюжетных событий нового романа Юрия Рогозы, по которому снято продолжение известного телевизионного сериала.

ЗА ГОД ДО ОПИСЫВАЕМЫХ СОБЫТИИ

Покой. Никогда в жизни Амина не испытывала такого блаженного покоя и умиротворенности, как в эти последние недели. Себе она могла признаться: раньше и вообразить-то не смогла бы, что такое душевное состояние возможно вообще и, уж в особенности, что она способна ощущать истинное счастье, погружаясь в него.

Туз, он и в Африке — туз. Подполковник Рубцов, он и в Анголе — крутой вояка. Джунгли, наемники, жара — но война, она и в джунглях война. И подполковник работает — во всех режимах, от самого жесткого до еще более жесткого. Ведь смерть, она везде — смерть...

В Греции все есть. Есть там и рисковые русские парни, проворачивающие дела с крупной партией героина. Лимон — один из них, жесткий и уверенный в себе, он давно привык к опасности. Да и его подружки Инга и Ольга тоже не бледнеют от вида крови. А кровь обязательно прольется — только вот чья? Ведь чем лакомей добыча, тем больше хищников кружится вокруг нее…

Рубли и доллары горят по-разному. Люди тоже умирают всяк на свой манер. Она и не задумывалась над этим, как и над многим другим из того, о чем узнала в течение нескольких последних дней. И теперь она не знает, правильно ли сделала, когда поклялась отыскать убийцу своей лучшей подруги…