Взгляд

Юрий Иваниченко

Взгляд

Вот она, долина. Неумолчный рев и грохот воды, теснящейся между скалами и переваливающей валуны по каменным ступеням, стал тише.

Ветер повернул, и ощутимо пахнуло Тленом.

Тленом, главной приметой его Охотничьих угодий и, быть может, проклятием рода Гроуков. Зная - как знали предки, - что Тлен не может всерьез повредить большому рэббу, Гроук все же непроизвольно замер на базальтовом уступе, и серо-черный валун, зажатый в кулаке, вдруг хрупнул и раскрошился на сотню гладко-матовых остроконечников и пластин.

Другие книги автора Юрий Яковлевич Иваниченко

— Потерпи. Сейчас будет больно, — сказал хирург.

И стало больно.

Дмитрий Кобцевич застонал и заскрипел зубами, а потом — как диафрагму перед глазами свели, — операционная потемнела и пропала. Боль — тоже. И в темном пространстве…

… И в темном пространстве высветилось два силуэта, а затем фигуры подступили ближе, и у того, который коснулся плеча, оказалось лицо Вадима. И голос — тоже, вот только заговорил он с совершенно неожиданной сварливой интонацией.

Юрий Иваниченко

Гончие и сторожевые

Говорить в пустоту - дело обычное, ничего тревожного. Но если кажется, что Пустота тебя слушает - это уже опасно. А если _отвечает_ - надо срочное врачу.

Пилоты не любят врачей, Олег Рубан отнюдь не составлял исключения. Даже Ли, своего многолетнего спутника, что называется испытанного боевого товарища, он любил только до тех пор, пока Ли выполнял, педантично и точно, функции штурмана, планетолога и собеседника. Но стоило Рубану пожаловаться или просто захандрить, как тут же у верного Ли появлялся профессиональный блеск в раскосых глазах, распахивался медицинский бокс-Диагност, или, в лучшем случае, смачно чавкали присоски стимуляторов, превращая Олега в нечто ежеподобное. Что и говорить, после этого физическое состояние улучшалось, зато надолго портились отношения.

Юрий Иваниченко

"Чистое небо"

Мгновение - и стало ясно: силы не равны.

Сергей перехватил руки незнакомца, протянутые к щиту регулировки режима стеллатора, потом преодолевая слабое сопротивление, схватил человека в охапку и оттащил в сторону. Еще мгновение - и тот оказался в кресле второго диспетчера. Нависая над ним, Сергей Острожко, ответственный дежурный Центральной, заорал:

- Тебе что, жизнь надоела? И как ты сюда пролез?

Юрий Иваниченко

По расписанию (Мальчики из игротеки)

То, что Хитроу почти сутки принимал только спецрейсы, было неудивительно: весь восток Острова затянут туманом. Но то, что может быть закрыт Орли, я не предполагал. Лететь же спецрейсом или тем паче обращаться к штабу Королевских ВВС не следовало: лучшая гарантия безопасности - не привлекать излишнего внимания.

Время позволяло, и я решил отправиться поездом, Успел позвонить домой, взять несессер и тезисы доклада, над которым еще следовало подумать.

Подходит к концу время оккупации советского Крыма. Но почему фашисты не предпринимают попыток вывезти с полуострова детали уникального моста, который, по замыслу Гитлера, должен был соединить берега Керченского пролива, став кратчайшей дорогой на Кавказ? Свой вклад в разгадку этой тайны вносят хорошо знакомые читателю партизан Сергей Хачариди, старший лейтенант Войткевич и капитан Новик.

Юрий Иваниченко

Эдик - Валентин

Что меня до сих пор трогает, так это наша внутренняя несоразмерность. Кто угодно давным-давно бы вымер, и может быть, даже имени на память грядущим ученым не оставил, а мы живы, мы ничего себе, мы даже что-то свершаем и на что-то надеемся. Вообще у меня такое подозрение, что наш народ настолько силен некоею тайной силой, что нормально двигаться может, только возложив вериги на плечи, набив карманы мусором потяжелее и напялив ботинки со свинцовыми подошвами. Вот тогда - все устойчиво, не шатко, не валко, а что скорость невелика, так это не беда: глядишь, на чуть-чуть от вериг (скажем, чиновничества) ослобонимся, и сразу же вскачь догоним передовые нации. Чтобы опять обверижиться и топать ни шатко, ни валко. Всю же историю так, ей-богу: даже варягов пригласили не от слабости, а от силы, наняли их, как нынче, бывает, две могучие державы нанимают горстку независимых посредников. Думаю, если _иго_ и вправду было, то потому лишь, что опять-таки верига понадобилась, укротиться немного, а может - и о душе подумать. Когда сила да свобода играют - разве тут до самоусовершенствования? Нет, нам самим Орда понадобилась, обойтись без нее не могли, и бог весть чего бы натворили, если бы не _вериги_ - а это потом уже, позабыв, где причина, а где следствие, заголосили про _иго_. Или вот сейчас: всем же понятно, что с чиновничьим багажом, благонакопленным за полвека с гаком, вскачь ну никак не рванешь, - а осторожненько стаскиваем, разгружаемся, когда уже совсем кислород перекрывается: чтобы не полететь слишком быстро. И так во всем, и в большом, и в малом; и просто поразительно, какие преграды, какие завалы преодолеваются; больше всего мне нравится, что иногда ухитряемся обгонять, не, догоняя... Чтобы потом топтаться на месте, и ждать, пока все остальные не только подтянутся, но и переплюнут. Только на моей памяти у нас в вычислительной технике это происходило трижды - если говорить о серьезных путях, о _принципиальных_ разработках, переворачивающих сложившуюся практику. Был и четвертый раз, но о нем, слава богу, широко не известно. Иначе мои шансы получить хоть какую-то компенсацию за пятилетнюю возню с этим психом испарились бы начисто. А все остальное, что мне удалось за эти годы из Эдика выжать, ни мои нервы, ни мои дипломатические усилия не окупает. А так я все-таки рассчитаюсь. Экспертная комиссия прошла благополучно, и уже начальная цена меня вполне устраивает. Но не надо забегать вперед: некогда не дели шкуру неубитого медведя. Может все сорвать и сам Эдик, хотя, мне кажется, у него теперь совсем другие заботы. Возможно, он и не знает об аукционе, тем более что они давно уже не событие, и кроме "Вечерки" да самих заинтересованных лиц, никто на них не реагирует. То ли было дело в начале девяностых, когда об этом писали все центральные газеты, а телевидение показывало дважды, прямой репортаж и потом _бриф_ в вечерней сводке! Вот тогда, кстати, я Эдика впервые и увидел. Не помню, уж по какому поводу сидел у телевизора - наверное, футбола ожидал, а тут как раз показывали открытие сильно молодежной и очень сильно шумной выставки. И вот среди тех, кто делал там шум и брызги, чуть ли не больше всех жестикулировал и явно набивался в любимцы публики, я узнал своего практиканта, полгода назад спроваженного с оценкой "хорошо" заканчивать диплом.

Юрий Иваниченко

Выборный

Повесть

Глава 1

Медленно и мелодично били башенные часы. Звук пролетел над красной черепицей старых крыш и темными прямоугольниками крыш новых, сквозь редкие - осень - кроны акаций и тугие струны проводов и растворился в зарослях на кладбище.

Восковая луна вывалилась из сырого облака и глянула вниз. Глянула - и спряталась.

Последние отголоски двенадцатого удара прокатились между крестами и пирамидками, долетели, теряя силы, до последнего ряда надгробий, уже безымянных от времени, и замерли под стеной.

Со странным человеком свела судьба старшего лейтенанта Александра Новика во время одного из рейдов во вражеский тыл. Даже и не думал он тогда, что вместе с этим вызывающим сильные подозрения Яковом Войткевичем им придётся готовить захват фашистского штаба, а потом и вовсе разыскивать тайную базу немецких подводных лодок…

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Яхта сэра Генри Эддера, проходя по одному из притоков Амазонки, садится на мель. Капитан яхты уверяет, что еще четыре дня назад никакой мели на этом месте не было...

Содержание:

Пришельцы, роман, перевод с английского Г. Швейника

Наследие звезд, роман, перевод с английского М. Гитт, А. Шарова

Иллюстрации: В. Иванов

В данный том собрания сочинений великого американского фантаста вошли его рассказы и повести, составившие первые тома легендарной «Истории будущего». Это произведения о драматическом покорении Луны и ближнего космоса, о героизме простых людей, которые сталкиваются с невероятными сложностями и порой попадают в безвыходные ситуации, но становятся победителями благодаря силе духа и логическому мышлению.

Составитель и автор комментариев А. Ермолаев

От [email protected]

To [email protected]

Привет, старуха! Сорри, что не намылила раньше, не было тайму. Сначала нам вломили спайсеры, потом мы вломили спайсерам. Ты, дура старомодная, даже и не знаешь, кто такие спайсеры? Объясняю: такие мерзкие здоровенные пауки, которые ломанулись к нам из космоса. Я этих гадов давила и давить буду, ты же знаешь, пауков не терплю! А наш командир на построении сказал, что я самая крутая во взводе — еще бы! Я могу сто раз отжаться и хоть бы что, пульс 65, давление в норме, а реакция вообще просто нечеловеческая, недаром я половину нервов в прошлом году поменяла на световоды со сверхпроводимостью, они скорость света увеличивают вдвое… или я что-то опять напутала? Тут все зовут меня Анка-пулеметчица с намеком на мой возраст, это такая древняя героиня была, но я не возражаю, она, говорят, белых гадов давила (я думаю, это те, с Альфы Центавра). Командир готов мне дать увольнительную, чтобы я себе новые зубы отрастила (сломала парочку, когда откусывала патрон), но не могу — Земля еще в опасности. Если не я, то кто же? Вот не знаю, имеет ли смысл ввести тот ген, который отвечает за наработку хитинового экзоскелета… С одной стороны это круто, с другой — чем я тогда буду лучше этих спайсеров? Посоветуй, как быть, а?

Любой мощный прибор имеет полезное применение, но не все видят его в одном и том же.

Государство отказалось финансировать исследования в области темпоральной физики, и первая в мире машина времени была построена на деньги мафии. Но для чего?

Старика с ожесточенным лицом фанатика звали Симон Эймс. Он смотрел, как рабочие заканчивали заливать бетоном куполообразное перекрытие бункера, и его словно вырезанные из камня черты на мгновение исказила странная смесь эмоций. Затем он снова перевел взгляд на робота, почти уже не различимого внутри помещения.

— Последнее творение Эймса, Модель 10, — печально сказал он сыну. — И самое ужасное состоит в том, что я даже не успел полностью ввести в его память необходимые данные! Этот робот должен был обладать всеми знаниями по физике: биологические науки сосредоточены в памяти другого робота мужчины, а гуманитарные — у робота-женщины. Здесь же придется надеяться лишь на книги и записи, поскольку мы уже полностью переключились на создание только роботов-солдат. Из-за этого перепрофилирования пришлось прекратить эксперименты с человекоподобными роботами. — Старик всплеснул руками. — Дэн, ответь мне! Неужели совершенно невозможно избежать войны?

На этой планете земляне живут под защитными куполами, едят консервированную еду и принимают строгие меры предосторожности. Но детям надоели запреты взрослых, им хочется поиграть…

Роберт Шекли

Троянский катафалк

Robert Sheckley. Trojan Hearse, 1990

Сержант вошел к командору Дарфура в рубку, остановился, дождался, когда на него обратили внимание, и отдал честь. В его руке был тонкий желтый бланк радиограммы.

- Это то, что я думаю? - спросил Маланг Дарфур.

Сержант терзался сомнениями.

- Подойди и скажи. Я знаю, что ты прочитал радиограмму.

- Приказ об эвакуации, сэр, - ответил сержант. - Домой, к Мысу Храбрецов.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Р. Иванов-Разумник

ПИСАТЕЛЬСКИЕ СУДЬБЫ

ОГЛАВЛЕНИЕ

Вместо предисловия

Две жизни султана Махмуда

Несколько слов о самом себе

Федор Сологуб

I. Погибшие

II. Задушенные

III. Приспособившиеся

Николай Клюев

Лакейство

Фантастическая история

"Пролетарская литература" и

"социалистический реализм".

Советская литература:

I. Поэзия

II. Проза

Р. В. ИВАНОВ-РАЗУМНИК

ТЮРЬМЫ и ССЫЛКИ

Памяти

Варвары Николаевны Ивановой

(? 18 марта 1946 года в Рендсбурге),

вместе с которой мы сорок лет

переживали содержание этой книги.

ОГЛАВЛЕНИЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ

ОТ АВТОРА

ПЕРВОЕ КРЕЩЕНИЕ

ЧЕРЕЗ ДВАДЦАТЬ ЛЕТ

ЮБИЛЕЙ

ССЫЛКА

ПОВТОРЕНИЕ ПРОЙДЕННОГО

ПРЕДИСЛОВИЕ

Имя писателя Р. В. Иванова-Разумника известно русским людям старшего поколения. Он был не только современником эпохи расцвета русской духовной культуры и литературы XX столетия, но и деятельным ее участником.

Альберт Анатольевич Иванов

Азбука безопасности: Как неразлучные друзья дорогу переходили

В одном большом сказочном городе жили трое неразлучных друзей - зайчонок Ваня, медвежонок Миша и лисонька Лиза. А вот заботы у них были совсем не сказочные.

Они очень любили играть, особенно в футбол. А в их тесном дворе разве поиграешь? Повсюду гаражи стоят, строгие бабушки сидят, младенцы в колясках лежат. Не разгуляешься!

Вот и приходилось играть в футбол под аркой ворот. Зайчонок Ваня на воротах стоял у въезда с улицы. А медвежонок Миша и лисонька Лиза вовсю старались ему гол забить.

Альберт Анатольевич Иванов

Азбука безопасности: Как неразлучные друзья в огне не горели

Зашли однажды в пасмурный осенний день медвежонок Миша и зайчонок Ваня к лисоньке Лизе. А у неё посредине комнаты большая ёлка стоит. У подножия вата будто снег белеет. На ветках - гирлянда разноцветных лампочек и "бенгальские огни".

- Вы что, заранее к Новому году готовитесь? - удивился зайчонок.

- Ёлка у нас теперь круглый год стоять будет, - похвасталась лисонька. Мы родом из леса. И как сказала мама: "Пусть ёлка всегда будет с нами как напоминание о родных краях!" Мы хотели пять ёлок поставить, да места мало.