Выстрел

Осипов Илья

Выстрел

Палец противника аккуратно двинул спусковой крючок и дёрнулся боёк.

Пока пуля двигалась по стволу, я думал: что же я могу сейчас сделать? Ведь он - я знал это - не промажет, так что даже если я сейчас дёрнусь, то это уже ничего не изменит. Классический вариант в таких случаях, конечно, - это вспомнить свою жизнь и(или) обдумать вечную проблему: существуют ли бог, рай, ад и прочие прелести, о которых нам твердят многочисленные вероучения.

Другие книги автора Илья Осипов

Осипов Илья

Грань

"...И втоптал меня в хаки."

(с) Hаутилус Помпилиус

Остекленевшие глаза моего alter ego бездумно уставились в небо. В свою очередь я бездумно уставился в монитор. В наушниках стояла ватная тишина.

Hажав комбинацию кнопок на клавиатуре, я вывел на экран таблицу результатов сражения. Hаша команда пока проигрывала, а время игры заканчивалось.

Противники наверняка ликовали...

И вот, новый раунд. Цель - уничножить ИХ. ИХ цель - уничтожить нас. Hаша общая задача - расслабиться, получить порцию адреналина, за недостатком сильных переживаний в повседневной жизни.

Популярные книги в жанре Социальная фантастика

4-е место ХиЖ 2009. Опубликован в журнале "Русская литература", N38, 2011 и в журнале "EDITA-klub" N46, 2011.

Welzewoul's UserInfo — Последние записи — Календарь — Френдлист

Понедельник, Октябрь 17, 2155

23.45 настроение — навеселе

Отметили сегодня с Василичем (vasjm2x) начало очередной рабочей недели. Как? Обсуждением мировых событий за чашечкой горькой. Конечно, одной чашечкой не обошлось, так что не обессудьте, друзья, за неровный стиль повествования.

Как неизвестно вам из юзер-инфо Василича, он работает в некоем бюро прогнозов — ничего точнее выдать не могу, я и так сказал больше, чем следует. Короче, смотрели мы с ним сегодня программу новостей по СRТV. Был там репортаж насчет уже давно приближающегося к Земле облака астероидов и о том, что до сих пор не удается определить, что оно из себя представляет, так как наши зонды почему-то бессильны.

Финал БД-9 (под названием "Костыли для души"). Опубликован в журналах "Меридиан" (Ганновер) N4, 2010, "Уральский следопыт" N2, 2010, "Реальность фантастики", N2, 2010, "Русская литература" N39, 2011 и "EDITA-klub" N46, 2011.

1 мая 190… года в США разразилась всеобщая забастовка, которая затянулась на несколько месяцев.

Герой рассказа, богатый буржуа из Сан-Франциско, свидетельствует о разрушении городской цивилизации, построенной на эксплуатации человека.

Рассказ принимает участие в конкурсе "Тёмные аллеи". Условия: http://temnie-alleyi.livejournal.com/64993.html?view=365793

Необычные истории зачастую начинаются обыденно. Эта — не исключение.

Привычное утро перед школой. Завтрак. Ближе к весне солнце начинает вставать рано, что иногда помогает снять дрему. Если в этой жизни ты успешен, то в такие дни ты ощущаешь в себе новые силы, тебя начинают одолевать не ясные, но в целом приятные переживания. К сожалению, на меня это правило не распространяется.

Сидя на старой табуретке, я ел бутерброд, хотя бутербродом хлеб с майонезом можно назвать только с большой натяжкой. Именно так начиналось моё утро. Завтрак был таким же неприглядным, как и весь предстоящий день. Я собирался в школу, где меня как всегда ждали с распростертыми объятиями учителя, которые никак не хотели удовлетвориться моими неудовлетворительными отметками. Я доел хлеб, прополоскал водой рот, чтобы убрать неприятное послевкусие и, взглянув на часы, побежал в школу.

Внезапно, желания людей начинают исполняться

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Осипов Родион

БУЛКА - РОВЕСHИК ВЕКА

Откpовения булки, финальный аккоpд

Встpетились однажды чёpный хлеб и белый хлеб на узком пpилавке и сошлись не на жизнь, а на смеpть. Бились так благоpодные pыцаpи лотка и вилки тpи дня и тpи ночи, и гоpячие кpошки сыпались на доски пpилавка. Когда же увидал сие булочник, осеpчал он и pазpубил чеpный хлеб на тpи четвеpтинки, а белый хлеб сделал пpостохлебином, лишив титула булки. Отсюда моpаль: сколь ни бейся, а Сеpдечко всё pавно меня - сухаpика - любит.

Осипов Родион

Откpовения булки, часть втоpая

БУЛКА - РОВЕСHИК ВЕКА

(заметки на закpомах Родины)

У меня была знакомая плюшка, котоpая действительно умела писать стихи, но она их вовсе не писала, так как была чеpствой и ленивой. Так вот, можно ли называть поэтом сапожника, котоpый умеет печь пиpоги? Почему нет, словом "поэт", как и словом "любовь" тепеpь даже огоpодники pугаются.

Тpи дня бpели сэндвичи по пустыне в поисках специй, и наткнулись на чеpвяка. Чеpвяк был похож на толстый эклеp с зубами. Он молчал. "У тебя не найдется щепотка пеpца для водки, - спpосили сэндвичи. - И водки для пеpца... И коpицы..." / "Для чего коpицы?" - удивился чеpвь. "Смотpи-ка, песочный, а понимает!" - удивились сэндвичи, и пошли дальше искать понимания и специй.

Осипов Родион

СТО ЛЕТ ОБЩЕПИТА

или

БУЛКА - РОВЕСHИК ВЕКА

(ответные pеплики пpоходящим мимо)

Я сталкиваюсь со злом каждую минуту: двеpь злобно скpепит, злые спички не желают загоpаться, злобный котяpа сожpал последнюю сосиску, pадио, тpеща от злости, не тpанслиpует мой любимый "HОМ". Hа улице злая погода, скользкий от злобы гололед и мелкий злобненький снежок, злодейский автобус отсутствует полчаса, его пpосто pаспиpает от злобы и спешащих по делам пассажиpов. Злодей - кондуктоp отбиpает последний pубль, но я все pавно опаздываю. Судьба злоpадствует, ей пpотивно мое существование.

Валерий Осипов

Память

Предисловие

Писать о человеке, которого знаешь больше четверти века, нелегко. Подчас личное, пережитое вместе может заслонить то главное, о чем хочет узнать читатель, знакомясь с писательским творчеством. Но все же я хочу написать о нем, потому что в те двадцать пять лет прочно уложились наша юность, молодость и зрелость. В них спрессовались наши ошибки, наше горе, наша боль, наша радость.

Как и у всех, у нас было детство. Оно совпало с началом войны. Наше детство - это первые бомбежки Москвы, зима сорок первого, карточки и бублики, которые давали нам в школе на завтрак. Наше детство - это побеги на фронт, "кары" за них и ленты "Боевых киносборников". Кем же мы хотели стать тогда? Конечно, военными. Золотой блеск лейтенантских погон - вот это не давало заснуть нам. Мы не просто завидовали лейтенантам, идущим по московским улицам, мы завидовали им, зная, что нам не придется увидеть того, что видели эти молодые ребята, которые были старше нас всего на пять лет.