Вычислить и обезвредить

Увлекательнейшее повествование о несостоявшемся покушении на Р. Рейгана во время его визита в Москву. Сюжет основан на подлинных фактах. Читатель не только оживит в памяти политическую историю конца ХХ века, но и найдет в романе настоящую романтику и подлинную любовь. Перед ним раскроются судьбы героев — полковника КГБ и террориста, неразрывно связанные с прошлым России.

Отрывок из произведения:

О терроризме написаны сотни, если не тысячи книг и статей, так что проблема эта волнует человечество достаточно давно. Не стоит, наверное, вдаваться в теоретические тонкости: террор — всегда террор, какие бы цели он ни преследовал. И никогда не приносил людям ничего, кроме крови и страданий. Но есть массовый террор и есть террористические акты, направленные против отдельных конкретных лиц. Чаще всего — коммерсантов и политиков. Еще чаще — монархов, президентов или министров.

Другие книги автора Светлана Игоревна Бестужева-Лада

Как и обещали какое-то время тому назад, мы начинаем новый цикл публикаций на тему «Этикет или правила хорошего тона».

Увы, практика показала, что с этим делом у подавляющего большинства граждан наблюдается, как говорит нынешняя молодежь, «напряженка». Понятно, что в гимназиях (тех, старорежимных) не обучались и даже Пажеского корпуса не заканчивали. Понятно, что Институт благородных девиц исчез вместе с теми же девицами.

Но жить так, как Бог на душу положит, согласитесь, не совсем правильно: вы же не в лесу обитаете и даже не на необитаемом острове мыкаетесь.

Для переводчицы детективов зловещие загадки – часть ремесла. Но если кошмар воплощается в жизнь – одинокой женщине становится страшно. Особенно если в ее квартире находят источник радиации, гибнет ее лучшая подруга, а старинный приятель оказывается не тем, за кого себя выдает. От кого ждать помощи? От старого друга? Или странного поклонника? А может быть, от нового знакомого – сотрудника ФСБ?..

Эта женщина прожила свой век под негласным девизом: «Течение жизни нашей есть только скучный и унылый переход, если не дышишь в нем сладким воздухом любви». И никакие невзгоды не смогли изменить её кредо…

Анна Петровна Керн… Первое, что возникает в памяти в связи с этим именем, конечно же, бессмертные пушкинские строки:

«Я помню чудное мгновенье:
Передо мной явилась ты,
Как мимолетное виденье,

Имя Александра Македонского окружено тайнами, мифами и легендами. Об этом величайшем полководце всегда говорят с восхищением. Да и как не превозносить его невероятный воинский талант и стремление достичь границ мира?

Подробности блистательной и страшной жизни Александра, овеянной сиянием славы и отмеченной чудовищной жестокостью, известны не всем. Жажда господствовать над миром и завоевать неограниченную власть превратила отважного златокудрого Александра, любимого ученика Аристотеля, в кровавого тирана, не щадившего ни врагов, ни друзей.

В вопросах любви женской интуиции нет равных. Как впрочем и женской логике, над которой так любят потешаться практически все без исключения мужчины. Женщина чувствует, мужчина — думает. Ошибаются конечно, иногда, оба, но… Умная женщина вовремя поймет, когда из неприступной стервы, метающей громы и молнии, ей следует стать кроткой овечкой, выполнит распоряжении начальника, даже если оно рушит все ее планы… Ведь именно интуиция ей подсказывает, что ничего не бывает просто так… В жизни каждого из нас звонят колокола судьбы… Только вот услышать их способны единицы…

Этот сентябрьский день вознаградил посиневших от холода в августе москвичей прямо-таки летней жарой. Ярко-голубое небо не омрачало ни единого облачка, ветра не было как такового, а вчерашний дождь смыл с мостовых и тротуаров чуть ли не весь мусор. Раскрашенный в яркие краски центр Москвы манил витринами и столиками уличных кафе, а я шагала через это великолепие и глотала слезы. Нет, меня никто не обижал, просто самоуверенность сыграла со мной очередную злую шутку и теперь я пожинала её плоды. И надо сказать, жатва была обильной.

Что делать, если некогда налаженная жизнь летит в тартарары? Впасть в отчаяние? Запить с горя? Изменить назло с первым попавшимся под руку мужчиной? Превратить семейную жизнь в эстрадное шоу? Смириться с постулатом старика Шекспира, написавшего однажды: «Весь мир — театр. В нем женщины, мужчины — все актеры»?

А может все-таки стоит положиться на судьбу. Ведь, как известно, она одна ведет нас начертанным ей маршрутом. Вдруг именно тогда все будет так, как хочется…

В вопросах любви женской интуиции нет равных. Как впрочем и женской логике, над которой так любят потешаться практически все без исключения мужчины. Женщина чувствует, мужчина — думает. Ошибаются конечно, иногда, оба, но… Умная женщина вовремя поймет, когда из неприступной стервы, метающей громы и молнии, ей следует стать кроткой овечкой, выполнит распоряжении начальника, даже если оно рушит все ее планы… Ведь именно интуиция ей подсказывает, что ничего не бывает просто так… В жизни каждого из нас звонят колокола судьбы… Только вот услышать их способны единицы…

Популярные книги в жанре Политический детектив

Мэгги Костелло, советник недавно избранного президента США Стивена Бейкера, счастлива работать с лидером, в которого она верит и который, как думает она и миллионы ее соотечественников-американцев, изменит мир к лучшему. И когда появился человек по имени Вик Форбс, угрожая страшными разоблачениями прошлого Бейкера, это стало для нее потрясением. Хуже того, вскоре Форбса убили. Главная задача Мэгги — выяснить правду… а еще узнать, кто за этим стоит.

Сокращенная версия от «Ридерз Дайджест»

Она закричала.

В ответ послышался собачий лай. Ночная улица с выстроившимися в ряд машинами была пустынна.

Человек, толкнувший ее, растворился в темноте. Стоя на коленях на влажном тротуаре, она поискала соскочившую туфельку. Из ссадины на ноге сочилась кровь, пачкая разорванный чулок…

Потом ей пришлось стучаться к консьержке, просить извинения, рассказывать о случившемся, ждать, когда сонный муж консьержки спросит у жены, где ключи мадемуазель Клер, у нее украли сумочку; опять эти подонки, ключей нет на доске, значит, взяла уборщица, надо позвать слесаря, лучше всего обратиться в комиссариат полиции, они знают, где такого найти в столь позднее время.

В настоящий сборник детективов США вошли, повесть одного из лучших мастеров короткой криминальной повести Хью Пентикоста «Любитель шампанского» и политический роман писателя Росса Томаса «Выборы».

«Ишмаэль». Что это?

Имя предводителя таинственной террористической группировки, связанной с высшими политическими и экономическими кругами мира? Или название группировки?

А может, «Ишмаэль» — это и вовсе некий мистический культ, практикующий человеческие жертвоприношения?

Следователь, который вел дело о загадочном «Ишмаэле» еще в 1962 году, потерял всю свою семью и БЕССЛЕДНО ИСЧЕЗ.

Теперь это дело, получившее новый поворот, поручено опытному инспектору Гвидо Лопесу. Шаг за шагом он приближается к разгадке «Ишмаэля». Но за ним следят те, кто НЕ ДОПУСТИТ, чтобы он сделал ПОСЛЕДНИЙ, самый главный шаг…

Остросюжетный роман «Мимоза» увлекает в перипетии судьбы талантливой ученой Марии Ивлевой, ученицы знаменитого историка. Обладая уникальными познаниями, она вынуждена в конце 1980-х годов скрываться за границей. Оказавшись там в среде странных «черных аристократов», Мария сталкивается с загадочным мультимиллионером…

По возвращении на Родину после августа 1991-го наступает совсем иная жизнь профессора Ивлевой. Ее разнообразное общение с людьми как в столице, так и в «глубинке» многогранно отражает российскую действительность того странного времени… К тому же, унаследовав дневники покойного учителя, она обретает новый взгляд на роль «мировой закулисы» в истории нашей страны… Когда протест против царящего беспредела достигает своего апогея в «черные дни Октября 1993-го», Мария делает свой окончательный выбор…

Книга рассчитана на тех читателей, кого волнуют вопросы современной истории и политики.

В романе рассказывается о деятельности вьетнамского разведчика в период с 1953 по 1960 год, когда во Вьетнам на смену французским колонизаторам пришли американские империалисты. Главный герой — Фан Тхук Динь — прибывает в Нью-Йорк и входит в доверие к Нго Динь Дьему, которого ЦРУ готовит к роли будущего диктатора Южного Вьетнама. Став частным советником Дьема, разведчик вовремя информировал Центр о всех планах коварного врага вьетнамского народа.

Терроризм, исповедуемый чистыми, честными натурами, легко укореняется в сознании обывателя и вербует себе сторонников. Но редко находятся охотники довести эту идею до логического конца.

Главный герой романа, по-прозвищу Ком, — именно такой фанатик. К тому же, он чрезвычайно обаятелен и способен к верности и нежной дружбе. Под его обаяние попадает Повествователь — мыслящий, хотя и несколько легкомысленный молодой человек, который живет-поживает в «тихой заводи» внешне благопристойного семейства, незаметно погружаясь в трясину душевного и телесного разврата. Он и не подозревает, что в первую же встречу с Комом, когда в надежде встряхнуться и начать новую свежую жизнь под руководством друга и воспитателя, на его шее затягивается петля. Ангельски кроткий, но дьявольски жестокий друг склонен к необузданной психологической агрессии. Отчаянная попытка вырваться из объятий этой зловещей «дружбы» приводит к тому, что и герой получает «черную метку». Он вынужден спасаться бегством, но человек с всевидящими черными глазами идет по пятам.

Подполье, красные бригады, национал-большевики, вооруженное сопротивление существующему строю, антиглобалисты, экстремисты и экстремалы — эта странная, словно происходящая по ту сторону реальности, жизнь нет-нет да и пробивается на белый свет, становясь повседневностью. Самые радикальные идеи вдруг становятся актуальными и востребованными.

Арчи дю Пейдж приоткрыл было дверь, но, заслышав доносившиеся из коридора крики и барабанную дробь, вновь поспешно вернулся в номер. Группа самодеятельных музыкантов промаршировала мимо, громко распевая калифорнийский гимн, на все лады восхвалявший губернатора Брайана Робертса. Миновав номер дю Пейджа, замыкавший шествие юнец задержался на мгновение и крикнул:

— Эй, ты, там, не грусти! Робертс возьмет тебя в вице-президенты!

Арчи выждал некоторое время, потом прошел в апартаменты кандидата. Внимание собравшихся здесь, как обычно, было поглощено телефоном. Министр финансов Чарлз Манчестер, высокий и стройный красавец, стоял у стола и говорил по белому телефону, а рядом нетерпеливо переминались с ноги на ногу два его помощника. В штабе кампании под лозунгом «Манчестера — в президенты!» только что начался новый трудовой день.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Книга С.В. Максимова (1831-1901) «Год на Севере» открыла целую эпоху в изучении Русского Севера, стала отправной точкой в развитии интереса к научному исследованию края. Это одна из крупнейших работ по этнографии данного региона в XIX в. Сочинение имеет исключительное значение, как с научной, так и с литературной точки зрения. Яркий стиль писателя, блестящее знание местных диалектных особенностей и исторических источников делают это сочинение выдающимся произведением литературы.

Ее называли Северной Мессалиной, упрекали в распутстве, злословили за ее спиной. Но никто не знал, сколь несчастной была императрица Екатерина, которую потомки назовут Великой.

Сколько ночей провела она без сна, чувствуя себя униженной и одинокой, как мечтала о любви.

И эта любовь придет к ней уже в зрелом возрасте – красавец Александр Ланской навсегда покорит сердце Северной Мессалины, она станет для него и любовницей, и матерью, и наставницей в науке любви, которую он станет постигать со всем пылом и азартом молодости.

Ах, кабы знать, какая страшная участь ожидает ее Сашеньку, какую боль он ей невольно причинит…

Веркор (настоящее имя Жан Брюллер) — знаменитый французский писатель. Его подпольно изданная повесть «Молчание моря» (1942) стала первым словом литературы французского Сопротивления.

Jean Vercors. Le silence de la mer. 1942.

Перевод с французского Н. Столяровой и Н. Ипполитовой

Редактор О. Тельнова

Веркор. Издательство «Радуга». Москва. 1990. (Серия «Мастера современной прозы»).

Он стал феноменом XX века. Полноправной сферой жизни современного общества. Он стал социально, экономически, политически и нравственно неизмеримо значимей, чем прежде, еще четверть века назад. И он стал потому еще более противоречив и сложен. О чем это?! Неужели все о нем, о современном спорте?! Полноте: бег на сто метров или бросок по баскетбольной корзине — и столь громкие понятия, как «социология», «экономика», «политика»?! И тем не менее это так.