Выборы

Погоня за Клинтоном Шартеллем завершилась в Денвере, где я нашел его играющим в бейсбол за «Шоферов Квиквея» на песчаной площадке, что на углу 29-й улицы и Чэмпа. Шартелль играл босиком.

«Шоферы» выигрывали 6:5 у «Кузнецов Пуэбло». На скамейках вдоль поля сидели семьи игроков, их друзья и те, кто решил, что в теплый июльский вечер нет лучшего занятия, чем бесплатно посмотреть бейсбол.

Я устроился рядом с толстым мексиканцем, уплетавшим тамали[1]

Другие книги автора Росс Томас

В сборник детективов США вошли произведения классиков американского «крутого детектива» Э.С.Гарднера «Дело воющей собаки» и Хью Пентикоста «И пусть я погибну», а также роман Росса Томаса «Каскадер из Сингапура».

Мне позвонили в тот самый момент, когда я убеждал конгрессмена, проигравшего накануне очередные выборы, заплатить по счету, а уж потом сжигать кредитную карточку «Америкэн экспресс». Конгрессмен задолжал нам 18 долларов 35 центов, крепко набрался и уже спалил кредитные карточки, полученные от «Карт бланш», «Стандард ойл» и «Диннерз клаб». Он сидел за стойкой, пил шотландское и чиркал спичку за спичкой, поджаривая кредитные карточки в пепельнице.

Росс Томас (1926–2000) – автор почти тридцати романов, написанных, в основном, в жанре детектива. Томас много повидал на своем веку – во время Второй мировой войны сражался с японцами на Филиппинах в рядах ВМС США, был корреспондентом радио и газет, освещая события в Европе, состоял советником у племенного вождя в Нигерии. Знание жизни придает его остросюжетной прозе особую убедительность.

Роман `Каскадер из Сингапура` написан в 1968 году.

В настоящее время Росс Томас бесспорно является крупнейшим мастером авантюрного жанра американской литературы. Для его романов характерны блестяще построенный сюжет, динамичное развитие событий, жесткая и мужественная манера письма. В книгу, предлагаемую вниманию читателей, вошли три наиболее известных и многократно переиздаваемых на Западе романа писателя("Щит Компорена", "Шпион и ресторатор", "Смерть в Сингапуре").

Выглядел он молодо. Слишком молодо, чтобы заказывать «мартини» в одиннадцать сорок пять утра. А потому по легкому кивку Джоан, нашей официантки, мне пришлось оставить стойку бара и мучившегося легким похмельем корреспондента «Вашингтон пост», чтобы подойти к юному забулдыге и удостовериться, что тому исполнился двадцать один год.

Время ленча еще не приспело. Мы с репортером тянули пиво да обменивались впечатлениями о военной базе на севере Техаса, где давным-давно каждый из нас провел несколько месяцев перед отправкой в Европу. И пришли к единому мнению, что месяцы эти не запомнились нам ни единым светлым мигом.

Кем только не был Харви Лонгмайр! Криминальный репортер, член законодательного собрания штата Луизиана, иностранный корреспондент… довелось даже поработать на ЦРУ. Он имел репутацию успешного следователя и специалиста в области добывания секретов противника. Но однажды он бросил все и стал вести спокойную жизнь на ферме.

И вот в его жизни вновь появляются старые приятели и уговаривают Харви заняться поисками пропавшего Арча Микса, тоже старого знакомого Харви. Его след еще не остыл… Теперь либо Харви найдет Микса, либо сам исчезнет бесследно…

В настоящий сборник детективов США вошли, повесть одного из лучших мастеров короткой криминальной повести Хью Пентикоста «Любитель шампанского» и политический роман писателя Росса Томаса «Выборы».

Богатый и влиятельный некогда сенатор, ушедший в отставку не дожидаясь предъявления обвинений во взяточничестве, казалось бы исчез уже из новостей. Но популярный газетный обозреватель пристально следит за ним, особенно после неожиданного убийства, жертвой которого стала дочь сенатора. Он нанимает Дика «Декатура» Лукаса для расследования и сбора материала…

Популярные книги в жанре Политический детектив

Что чувствует человек, который уверовал в предсказание цыганки, что ему осталось жить всего два дня? А если он еще и могущественный миллионер, привыкший попирать пятой мир? Давида Чхеидзе захлестывает череда мистических совпадений, мучительных воспоминаний и любовных интриг. Оставшиеся часы потрясенный предприниматель всеми силами пытается уйти от судьбы. Под подозрение попадает все ближайшее окружение Чхеидзе, включая его личную охрану и неожиданно объявившуюся дочь, о существовании которой он прежде даже не догадывался. Известный частный детектив Дронго берется помочь бизнесмену выйти на след киллеров. Но не является ли круговерть событий, вырвавшая Чхеидзе из привычной жизни, игрой его воспаленного воображения?

Захватывающая фабула, неординарный герой, чья жизнь сопряжена со смертельным риском, убедительность и четкость деталей — все эти качества ставят роман в один ряд со всемирно известными произведениями Грэма Грина: «Сила и слава», «Тихий американец», «Ведомство страха».

В основу книги положены подлинные события Второй мировой войны, малоизвестные факты противоборства англо-американских спецслужб с разведками фашистской Германии, а также милитаристской Японии, имевшие место в период изобретения атомной бомбы и ракетной техники.

Большинство действующих лиц в повествовании выведены под их настоящими именами.

Канун и начало 90-х годов прошлого века. Россия и Германия – вечные заклятые друзья. В России – мышиная возня «тонкошеих вождей» возле партийного трона – уходящая натура – и опереточные страсти псевдодемократов. В Германии – полуфантастическая находка архива пожелтевших лагерных рисунков укрывшихся фашистских вождей, готовых к броску вперед – в прошлое. И невольное вмешательство в детективную русско-немецкую интригу молодого политолога Каленина.

Как всякая хорошая литература, этот текст полифоничен. Кто-то прочтет его как по-булгаковски мастерски написанную безжалостную сатиру на нравы «лихих 90-х», кто-то вздрогнет, ощутив совсем близко щупальца опасного прошлого. Уходящая ли натура? Круто заваренный и насыщенный детективно-политический бульон Максима Теплого, несомненно, по вкусу читателю: к хорошему, как известно, быстро привыкаешь и начинаешь испытывать чувство благодарности к автору. Ведь появляется возможность узнать о чем-то под грифом «совершенно секретно», пусть и в лукавой литературной форме.

Данная книга не является документальной. Все ее персонажи вымышленны, и совпадение или сходство их имен с именами реальных людей является случайным. Не случайно другое — то, что я, человек Майдана, написал эту книгу именно сейчас, когда моей обманутой стране

снова предстоит сделать свой выбор.

***

Книга не рекомендуется для чтения лицам моложе 16 лет, поскольку содержит ненормативную лексику, а также излишне правдоподобные описания образа жизни и мышления современной украинской «элиты», что может негативно сказаться на формировании подростковой психики.

На долю автора, обозревателя «Литературной газеты», в 1983–1984 гг. выпало тяжелое испытание. Во время командировки в Италию он был похищен агентами западных спецслужб, нелегально переправлен в Великобританию и подвергнут изощренному давлению с применением новейших психотропных препаратов. Сохранив верность своей стране, журналист сумел вырваться из плена и через год вернуться домой. Это книга об «одиссее» Олега Битова, написанная от первого лица. Но это не только остросюжетная повесть. В нее включены наблюдения из жизни стран трех континентов.

Продолжение романа «Казнить Шарпея». Боевик здесь второстепенен. А что первостепенно – поймете сами.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Теодор Томас

Сломанная линейка

Под пальцами Картера логарифмическая линейка треснула и развалилась надвое. Он уронил обломки на стол и, подняв голову, встретился глазами с Сесилом Харди. Картер сказал одними губами:

- Я так хочу этого, Сесил, так хочу!

Харди медленно наклонил голову.

- Я знаю, Уолтер. Я понимаю тебя.

- Понимаешь? Я растил его чуть ли не с пеленок. Я сделал из него человека. Я сделал из него лучшего человека, который когда-либо учился в Академии. Я видел, на что он способен, и потому отдал ему все, что у меня было, и он впитал это как губка. Глубокий Космос у него в крови. Он... Картер помолчал, потом добавил: - Если бы мой Уолт не погиб, он стал бы таким, как Лайтнер. Теперь ты знаешь, каково мне...

Теодор Томас

Тест

Для своих лет Роберт Проктор водил машину совсем неплохо. В это прохладное майское утро движение на шоссе было не сильным, и он чувствовал себя легко и уверенно. В воздухе растворилась весенняя свежесть, солнце светило ярко, но не слепило глаза. Одним словом - прекрасный день для поездки.

Он взглянул краем глаза на сидевшую рядом стройную женщину. Ее волосы были едва тронуты сединой. Она спокойно улыбалась, глядя на проносившиеся за окном деревья и лужайки. Роберт быстро вернул взгляд на дорогу.

Тед Томас

ВТОРЖЕНИЕ

Макс подтянул последнюю растяжку и отошел полюбоваться своей работой. Дюзы зачехлены, ракета надежно защищена от дождя и ветра. Все десять дней, что он проведет на рыбалке, корабль будет без присмотра, и с ним ничего не должно случиться. Макс втащил свое снаряжение по пологому склону и встал лицом к ветру. Закрыв глаза, немного постоял так - очень хотелось осмотреться, но он оттягивал удовольствие. Еще секунду... Макс открыл глаза. Да - все, как он ожидал.

Н. Томашевский

Карло Гоцци

Карло Гоцци (1720-1806)

"Вооружившись за мнимые заслуги похвалами, коих добиваются любыми средствами обман и лицемерие... Гольдони утверждал, что огромный успех его театральных пьес лучше всего свидетельствует об его действительных заслугах и что одно дело заниматься тонкой словесной критикой, а другое - писать вещи, всеми признанные и приветствуемые толпой на публичных представлениях... Тогда я, нисколько не чувствуя себя уязвленным, высказал однажды мысль, что театральный успех не может определить качества пьесы и что я берусь достигнуть гораздо большего успеха сказкой "О любви к трем Апельсинам", которую бабушка рассказывает своим внучатам, переделав ее в театральное представление"1.