Вячеслав Иванов: "Я встретил трех гениев"

Сергей ЛЕСКОВ

ВЯЧЕСЛАВ ИВАНОВ: "Я ВСТРЕТИЛ ТРЕХ ГЕНИЕВ"

В последние годы академик Вячеслав Иванов в России бывает нечасто. Уже 11 лет он преподает в Калифорнийском университете, работает в Совете по гуманитарным наукам при Библиотеке конгресса США. Но до отъезда за границу он был у нас одним из самых востребованных на многих фронтах ученых. Вячеслава Иванова избрали народным депутатом СССР от Академии наук, он был членом последнего Верховного Совета СССР, членом Комиссии по помилованию при президенте РФ, членом президентского Комитета по культуре, руководил Государственной библиотекой иностранной литературы. Сын знаменитого советского драматурга Всеволода Иванова, он с детства находился в кругу ярчайших деятелей отечественной культуры и науки. Однако разговор с обозревателем "Известий" Сергеем ЛЕСКОВЫМ не о прошлом, а о будущем, которое ждет российскую интеллигенцию.

Другие книги автора Сергей Леонидович Лесков

Ни в одной стране мира не случалось так много революций, судьбоносных переворотов и решительных перестроек, как в России. К великому сожалению, результат слишком часто оказывался не только плачевным, но и противоположным тому, что задумывалось. Сейчас Россия вновь на пороге кардинальных реформ – взят стратегический курс на модернизацию, на построение инновационной экономики, на подъем конкурентоспособности. Интеллектуальный потенциал России высок, деятельные люди истосковались по большому делу и ждут, когда таланты будут востребованы обществом и государством. К сожалению, российская интеллектуальная элита ушла со страниц СМИ, ее почти не видно на телевидении, а книг о современной российской науке выходит исчезающе мало. Книга «Умные парни» Сергея Лескова – попытка восполнить этот пробел. В ней собраны беседы с ведущими российскими учеными о судьбах России, о корнях ее проблем и перспективах развития, о роли интеллигенции в нашей истории, а также очерки об уникальных российских научных центрах, многие из которых до сих пор живут под грифом секретности. Тему этих бесед и очерков дополняют эссе о непростых судьбах отечественной науки и интеллигенции.

Автор в популярной форме рассказывает о неизвестной странице истории нашей космонавтики: о подготовке советскими специалистами во главе с С. П. Королёвым пилотируемого полёта на Луну, о драматической судьбе этого проекта.

Популярные книги в жанре Публицистика

Статья о неизвестных русскому читателю произведениях Жюля Верна — очерке о его личном полёте на воздушном шаре, записи сна писателя, в котром он путешествует в город будущего, а также рассказе о пневматическом транспорте под Атлантическим океаном, соединяющем Бостон и Ливерпуль.

«Не так давно на страницах «Вестника Европы» г. З. Поляновский основательно говорил о крайне слабой у нас постановке изучения азиатского востока[1], – нужно ли повторить то же самое и относительно юго-востока? Там шла речь о Китае, Корее и Японии, здесь – об Индии и странах, ныне, после заключения памирского договора, отделенных от нас лишь узкой лентой нового «тампона», или «буфера» – Вахана, принадлежащего частью Афганистану, частью Китаю, но находящегося, тем не менее, в сфере британского влияния.

Как мало знаем мы крайний Восток, так же мало знакомы и с тем, что делается вокруг Памиров и за стеною Гиндукуша, откуда прекрасно видят и знают, что происходит в сфере нашего влияния…»

«Поэтическое произведение возникает из различных побуждений. Основные, конечно, – стремление выразить некоторую мысль, передать некоторое чувство или, точнее, уяснить себе, а следовательно, и читателям еще неясную идею или настроение. Но рядом существуют и другие побуждения, и среди них – задачи мастерства: повторить в своем творчестве творчество другого поэта, воплотить в своем создании дух целого литературного движения, наконец, разрешить ту или иную техническую задачу. Прп изучении генезиса пушкинских созданий такого рода побуждения ни в коем случае не должны быть забываемы…»

«Приняв поручение редакции „Печати и Революции“ сделать обзор русской поэзии за пять лет, 1917–1922, я сознавал, что беру на себя немалую ответственность и вообще как автор такого обзора, и в частности, как поэт, участник поэтического движения последних десятилетий. Прежде всего трудно было достичь полноты обзора, говоря о периоде, когда нормальное распространение книг было нарушено, когда нередко книга, напечатанная в Петрограде, тем более в провинции, оставалась неведомой в Москве. Очень вероятно, что ряд явлений, может быть, интересных, ускользнул от моего внимания. Вместе с тем огромное все-таки количество альманахов, книг, книжек, брошюр со стихами, изданных за 5 лет, которые не все можно было вновь получить в руки, заставляло о многом говорить по памяти. Вполне возможно, что, делая посильную оценку нескольких сот изданий, я в иных случаях допустил суждения, недостаточно обоснованные. Во всех этих пропусках и промахах заранее прошу извинения, не столько у читателей, сколько у товарищей-поэтов…»

«В истории русской рифмы существует резкий перелом, наметившийся лет 15 тому назад. Принципам рифмы „классической“, – той, которой пользовались последователи и эпигоны Пушкина, футуристы противопоставили принципы „новой“ рифмы. Сначала то были неясные, неоформленные искания, часто сводившиеся к тому, что новые поэты просто небрежно относились к рифме, позволяя себе пользоваться созвучиями очень приблизительными, ассонансами весьма сомнительными. Но понемногу характер новой рифмы стал приобретать совершенно точные очертания. Из стихов В. Маяковского, особенно же Б. Пастернака и Н. Асеева, можно уже вывести определенную теорию новой рифмы. За последние годы эта новая рифма получает все большее распространение, усвоена, например, большинством пролетарских поэтов и покоряет постепенно стихи других поэтов, футуризму по существу чуждых…»

С одним из Стирателей, московским писателем Андреем Егоровым, чье имя все чаще упоминается среди людей, любящих и читающих фантастику, побеседовал наш корреспондент.

Опубликовано в журнале «RWCDAX» (Саратов–М.), № 2 <первая половина 1997>.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

О.Лесли

Красный узор

Перевод с англ. В.Кубичева

Писатель-"призрак"* был еще молод, но виски ему уже посеребрила тонкая паутина седины. Эта отличительная черточка была единственным, чем он мог гордиться, глядя на свое лицо - костлявое, с большим ртом и глазами, в которых застыла печаль. Звали его Гар Митчелл.

______________

* Писатель-"призрак" - так называют на Западе писателей, которые пишут книги, уступая за определенную плату свое авторство нанявшему их лицу. (Здесь и далее прим. переводчика).

О. Лесли

СОЗДАТЕЛИ

Перевод с англ. С. Ирбисова, В. Беликовича

Эта история относится к типу "что было бы, если..." Мы знаем, что скорость света равна тремстам тысячам километров в секунду - теоретически ни одно материальное тело не может двигаться быстрее скорости света. Но что произойдет, если космический корабль достигнет этой скорости? Что произойдет тогда, ведь пространственно-временной континуум сбалансирован относительно скорости света.

О. ЛЕСЛИ

ТОРГОВЦЫ РАЗУМОМ

Перевод Б. Клюевой

Нэва не любила приносить домой вечернюю газету. Ее пугало нетерпение, с которым ее муж Кол выхватывал газету у нее из рук и, поспешно перелистывая, выискивал раздел объявлений. Она знала, что за этим последует. Тяжело дыша, фыркая от возмущения, он будет шарить глазами по убористым колонкам, а потом отбросит скомканные листы газеты к колесам своего кресла-каталки, которое было для него тюрьмой.

Hорвежский Лесной

Чувство истинной свободы

Может, если б он перестал убегать за бабами, все было б иначе. Hо он продолжал убегать за бабами регулярно. Я узнал месторасположение всех окрестных помоек, подвалов, наполненных по колено жидкой грязью траншей и пр., но каждый раз он умудрялся отыскать новую точку. И я не выдержал. Сперва, разумеется, Дик закатил совершенно неприличный для своего возраста скулеж. Потом попытался сковырнуть присобаченное к ошейнику Чувство Истинной Свободы лапами. Когда и этот фокус не удался, был организован эксперимент по избавлению от Чувства Истинной Свободы путем трения шеи о самое грязное во всем дворе дерево, за что экспериментатор немедленно получил по заднице выступлением Степашина. Тогда Дик жалобно тявкнул и смирился со своим новым чувством. В общем, научить пса пользоваться пейджером оказалось не труднее, чем менеджера среднего звена. Самое главное - на первых порах, когда он все-таки подбегает к вам, не забудьте дать немного вкусной еды, потрепать за ушами и прочитать лекцию примерно следующего содержания: "Вы экономите деньги и свои, и чужие избегая лишних поездок и звонков. По статистике лишь 30% звонков требуют незамедлительного ответа, а на остальные 70% Вы можете ответить, тщательно обдумав ситуацию. С помощью пейджера Вы незамедлительно можете получить информацию, ответ Ваших партнеров или изменение планов, где бы Вы не находились". Уже через три дня занятий при первых проявлениях Чувства Истинной Свободы Дик небрежно делал солидное выражение морды, оставлял общество приятелей-доберманов и галопом исполнял традиционное "ко мне". Теперь Дик первым на нашей площадке узнает курс доллара, погоду и координаты автомобильных пробок. Его просят позвонить в редакцию и не забыть купить хлеб. Его спрашивают, куда он пропал. Ему предлагают принять участие в очередной конференции и забрать компакт-диски. По-моему, он счастлив. По бабам он, разумеется, бегать не перестал. Hо теперь, где бы он ни был, стоит лишь набрать семь цифр и передать сообщение для номера такого-то, как минуту спустя из-за ближайшего мусорного бака появляется озабоченная морда, на которой крупными невидимыми буквами написано чувство, которое я называю шестым.