Вы просили нескромной судьбы? или Русский фатум

Счастье, счастье, счастье... Вечные вопросы – где его искать, стоит ли искать и возможно ли его обрести? У каждого на этот вопрос свой ответ. Для одних счастье – жить полной жизнью, для других – возможность прорвать круг одиночества... Сколько людей, столько и представлений о счастье. А что думают о счастье людей ангелы? Реальные ангелы, которые всегда рядом, стоит только поднять голову к небу. Вы их никогда не видели? Вы уверены? А может, вы просто давно не смотрели на небо? Проза Светланы Борминской вернет вам желание отрывать глаза от земли и смотреть на облака...

Отрывок из произведения:

На крыше, на старом шифере, лежали крылья... Размера 46-го – как раз для маленького человека, проще говоря, ребенка лет двенадцати... Чуть пыльные, обтрепанные и желтоватые, словно владелец облетел половину Земли на них... Да что я такое говорю?.. Разве такое возможно?..

– Разум не обменяешь, но счастье-то можно дать? – бубнил один поп, а другой внимал.

– Человеку с глупой головой? Счастье?.. – не поверил первый.

– Счастье и глупому – не помеха! – отмахнулся поп.

Другие книги автора Светлана Михайловна Борминская

Две проводницы поезда «Адлер-Москва» Марина Чаплина и Света Мурзюкова возвращаются морозной октябрьской ночью домой после рейса. Они тепло прощаются друг с другом у круглосуточного магазина, а утром Марину Чаплину находят в замёрзшей луже — её кто-то пытался убить и ограбить. Надежд на выздоровление Марины нет никаких, а её убийцу даже не ищут, в виду отсутствия следов преступления.

Света Мурзюкова пытается спасти подругу совершенно нетрадиционным способом — она случайно узнаёт о таинственной Станции Мост, которая есть на пути её состава, там с помощью волшебства можно попасть в прошлое и вернуть родного человека, аккурат перед тем, как с ним должно случиться нечто непоправимое…

Мистическая повесть «Станция Мост» опубликована в сборнике повестей «Дама из Амстердама» в 2005 г.

Собаки издавна считаются друзьями человека, но еще неизвестно, что они о нас думают…

Вам предоставляется уникальная возможность прочитать книгу, написанную Лабрадором в соавторстве с одной очаровательной юной женщиной, на долю которой выпало немало испытаний.

Ирина вполне счастливо живёт в Москве, воспитывает двух маленьких сыновей — родного и приёмного и работает на Телеканале ведущей популярного ток-шоу.

Вместе с Лерой Веселовой, ассистенткой режиссёра ток-шоу «Ультиматум» она попадает в разнообразные пикантные ситуации — они обе не замужем, и ходят в «Клуб Анонимных невест», и много ещё куда, чтобы развлечься и найти себе мужей.

Обе — Ирина и Лера потеряют свою работу на телевиденье из-за интриг, но тем не менее — найдут в конце концов своё личное счастье…

Завершающий роман трилогии о приключениях тележурналистки Ирины Костриковой.

Мир талантливой томской журналистки Ирины Костриковой рушится в одночасье: она теряет квартиру, мужа и работу. Из этой ситуации есть только один выход — отправиться покорять столицу. Но Москва встречает чужаков не только розами, но и шипами.

Удачливая и успешная в недавнем прошлом тележурналистка из Томска Ирина вынуждена уехать в Москву, чтобы заработать денег. Из-за брата наркомана и его долгов её семья за остаётся без жилья, а личная жизнь терпит фиаско.

В Москве она снимает жильё по адресу, который прочла в газете, там на неё совершают нападение и она исчезает на целый месяц…

Никогда не поздно начать жизнь заново. Одинокая 78-летняя старушка Татьяна Андреевна Панкова, в прошлом скромная школьная учительница, внезапно оказывается в Амстердаме, где обретает взрослого сына, становится владелицей процветающего бизнеса и… выходит замуж.

Отправляясь в Париж развеяться и прогуляться по бутикам, журналистка Ирина Кострикова не подозревала, что окажется в центре таинственных событий, связанных с наследством графа Калю.

Невинная экскурсия в старинный графский замок оборачивается свиданием с призраком горбуна, который продолжает преследовать Ирину и после возвращения в Москву. Интриги, отравления, подстроенные несчастные случаи — и все это ради получения загадочного наследства. Но так ли важен миллиард долларов, когда на карту поставлено простое человеческое счастье?

Новый роман Светланы Борминской с характерными для писательницы мягким юмором и лихо закрученным детективным сюжетом повествует о вечных ценностях, которые часто заслоняет повседневная круговерть.

Малоизвестный писатель Иван Митрофанович Краснецкий все последние годы, по воле судьбы, живёт в квартире с бывшей тёщей, лелея неимоверную мечту — посадить её в КПЗ, чтоб не мешалась под ногами…И сажает, так как тёща поразительно похожа на мошенницу и аферистку Чувилкину, объявления с портретами которой можно увидеть на всех столбах в городе.

Тёщин пёс Тюбик с этим категорически не согласен…

Повесть была опубликована в сборнике «Дама из Амстердама» в 2005 г.

В городе Ершове, всем уважаемым жителям, вдруг начинает звонить недавно похороненный Геннадий Суэтин, весьма влиятельный деляга, пройдоха и миллионер этого городка. В виду этого, могилу Суэтина начинают перекапывать ночь за ночью, все его друзья и враги…

В это же время из местного музея пропадает ценная картина — в точности такая же хранится в Ватикане в коллекции Папы Римского, и смерть Суэтина, местные правоохранительные органы, естественным образом связывают с похищением картины. Картина необычайной ценности, так как на ней изображено НЕЧТО о нашей человеческой жизни…

Повесть из сборника повестей «Дама из Амстердама» опубликованного в 2005 г.

Популярные книги в жанре Современная проза

Виктория ОРТИ

Тапёр из блинной на Монмартре

Новый рассказ

1.

Алиска родилась узкоглазой коричневой девочкой с упрямой волоснёй и мерзким характером. Ей, видимо, на роду было написано заболеть пиелонефритом и валяться по больничным койкам. Запах детских пижам и взрослых врачебных халатов, постелей и пюрешки из столовки стали антуражем Алискиного детства, но - слава Богу, она научилась придумывать сюжеты сказок, разглядывая светотени на стенах палат. Больничные коридоры чередовались со школьными, врачебные осмотры - допросами учителей, запах таблеток - запахом мела и чернил в тетрадных линейках. Жизнь потихоньку приобретала смысл - тот непонятный смысл, о существовании которого Алиска и не подозревала, а только чуяла его присутствие. Будто воробей - весну.

Георгий Осипов

СИМПТОМЫ

Солнечные лучи падали на паркетный пол в прореху между шторами. Вокруг плафона кружила муха. Ещё одна - молча разгуливала между армянскими копчёностями, на подносе. Когда жужжание первой мухи ослабевало, слышалось шипение газированной воды в пустой наполовину пластиковой ёмкости. По полу в гостиной и спальне были разбросаны обложки пластинок. Одна - темнела под зеркалом в неосвещённой прихожей, так что нельзя было прочесть название альбома. Дверь в спальню была отворена - там, вытянув ноги в синих носках, рассматривал натюрморт гостиной хозяин квартиры. Всё произошло за несколько минут, но он понял, что это непоправимо.

Островский Константин

За бутылкой пива в баре...

За бутылкой пива в баре встретились трое: одинокий Ясень - философ и поэт, лирик в душе, мечтатель, склонный к глубокому погружению в себя; кесарь Джокер - отличный игрок в подкидного дурака, злорадный шутник, хороший драчун, хитрый стебун и издеватель; мистер Возмездие - до безобразия прямой и правильный человек, привыкший говорить правду людям в лицо, честен, прямолинеен, холодный логик, из всех троих самый разумный и склонный правильно оценивать ситуацию человек.

Вячеслав Пьецух

Паучиха

В большой деревне Столетове, на улице, которая почему-то называется Московская Горка, живет старушка Марья Ильинична Паукова, по прозвищу Паучиха, миниатюрное, согбенное существо с маленьким личиком и слезящимися глазами. Марья Ильинична старожил здешних мест и в некотором роде достопримечательность, поскольку ей, наверное, лет сто и она умеет порассказать. К тому же она еще и ругательная старушка, вечно наводящая критику на существующие порядки, что удивительно и вместе с тем неудивительно для пожившего человека, который к тому же сразу после войны был председателем колхоза "Памяти Ильича". Еще интересно то, что Паучиха до сих пор сама жнет, таскает воду, занимается в огороде, каждую субботу парится в баньке и не прочь выпить рюмочку за компанию. Про нее говорят: этой бабке износу нет.

Вячеслав ПЬЕЦУХ

Забытые слова

СИНОДИК. Это существительное в переводе с позднегреческого означает поминальный список личных имен живых и усопших, оглашаемый батюшкой во время обедни, после Евангелий, первых - во здравие, последних - за упокой. Таким образом прежде налаживалась теплая связь между живыми и мертвыми, и потому каждое новое поколение отнюдь не знало того гнетущего одиночества во времени и Вселенной, которое напало на нас сейчас.

Александр Папченко

ОДНОВАЛЕНТНЫЙ

ЮЗЕР И ЕГО ЖИВОТНОЕ

"...был математиком.

Ему бы в сексопатологи.

- Кому? Кэрроллу?"

Трёп на чате.

Мартовские сумерки опустились на город. Редкие пешеходы конвульсивно балансируя целлофановыми пакетами в вытянутых руках, преодолевали покрытые тонким ледком, лужи. Кошка сидела на старом заборе и умывалась. еподалеку мальчишка, намотав поводок на руку, выгуливал сенбернара. Мальчишка, совмещая полезное с приятным, лениво швырял в кошку сосульки. Та, презрительно косясь на мальчишку, хладнокровно вылизывала шерсть на хвосте. Сенбернар флегматично обнюхивал подножие забора... аконец сосулька угодила в кошку. Та, не ожидала от мазилы прицельного броска и наверное, именно поэтому жалобно взвыв, свалилась с забора на морду сенбернара. Пес, забыв о репутации добродушного здоровяка, взвился. Кошка бросилась в дыру в заборе. Пес за ней. Мальчишка снисходительно расхохотался, но натянувшийся поводок сдернул его с места и с размаха ткнул лицом в мокрые доски забора.

Паршуков Александр

Посвящается Т.Г.

ВЕТЕР

Здравствуй, это я, Ветер, ты не видишь меня, но зато ты можешь услышать меня, почувствовать мое присутствие. Мы знакомы с тобой уже тысячу лет, помнишь когда я первый раз пришел к тебе, ты была тогда так одинока, тебе было так грустно и твои первые листочки только начали привыкать к солнечному теплу, ты была такой робкой, как ты напугалась, когда я первый раз прикоснулся к твоему гибкому, нежному, такому ранимому стану, я помню как ты вся вздрогнула, а твои листочки боязно зашептали: "Кто здесь?" А я в ответ шепнул нежно: "Hе бойся, меня зовут Ветер. Я не обижу тебя." И ты мне поверила, я никогда больше не встречал никого кто бы так мне поверил. Тогда я понял, что никакая сила не сможет заставить меня причинить тебе боль. Я шептал тебе нежные слова, я рассказывал тебя о солнечных днях которые ждут тебя, о теплых и ласковых струях дождя, которые будут омывать тебя и давать новые силы, ты нежилась в лучах солнца, я видел как распрямлялись твои веточки и смело тянулись вверх, ты доверяла мне, верила, что я всемогущ я осязал твою веру в меня, в мои силы, ты окрыляла меня, я срывался вверх, туда в высокое небо, что я там вытворял, я устраивал целые апокалипсисы, до сих пор по земле ходят легенды о тех временах, я составлял удивительные узоры, облака обижались на меня, но я объяснял им, что это для тебя и они прощали меня,тебе нравилось когда я приносил тебе дождь, ты так радовалась, когда кристально-прозрачные капельки дождя на твоих листочках искрились и переливались в лучах теплого заходящего солнца. Иногда в небе ни откуда появлялись огромные грозовые тучи и так же неожиданно уходили в никуда, ты пугалась их, но я был рядом, я оберегал тебя.

Е.Парушин

ЭКСПЕДИЦИЯ

Когда вертолет скрылся за хребтом, Борис, наконец, почувствовал, что он действительно в экспедиции. Попал он в нее совершенно случайно по рекомендации приятеля. Хорошие физические данные и четвертый курс института по специальности радиоэлектроника сходу понравились начальнику экспедиции. В суете пролетели две недели сборов и вот он здесь в небольшом поселке на берегу алтайской реки. Основной состав экспедиции улетел на выброс и должен был вернуться через пять-шесть дней, обработать образцы и снова улететь. Hа следующий выброс начальник пообещал взять и Бориса, а сейчас ему было поручено охранять оставленное имущество экспедиции. Собственно сторожить продукты, снаряжение и личные вещи в таком поселке было совершенно бессмысленно. Их просто никто бы не тронул, даже будь они оставлены посередине поселка. Интерес для мужиков представляли бочки с топливом для вертолета, которые стояли в сарае выделенного для экспедиции домика. Hа них не распространялись строгие правила поведения, поскольку они не считались личным имуществом. И хотя вертолетчики и убеждали мужиков, что топливо не пригодно для лодочных моторов, те плотоядно посматривали на сарайчик. Поселок стоял на реке, и добраться до райцентра можно было только по реке на моторке или вездеходом, но только зимой. Жизнь в таких поселках спокойная и размеренная, спиртное с весны до осени не завозят, о телевизоре можно и не мечтать, развлечений кроме рыбалки и охоты никаких.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В телефонной трубке голос моложавого любовника не казался мне ни романтичным, ни соблазнительным. Я выслушал сбивчивую речь, произнесенную почти взахлеб, и уставился в ночное окно. Дождь с такой силой бил по стеклам, что вибрировали жалюзи. Я поспешил к телефонному звонку в прихожую, даже не надев тапочек, и здесь, стоя на голом холодном полу, задавал себя вопрос, почему, черт возьми, я должен слушать какой-то бред Стива Миллета и студить себе ноги.

День этот, закончившийся двумя убийствами, начался, как и всякий другой. Утро было даже приятнее, чем обычно. С Тихого океана дул свежий бриз. Ветер задирал девичьи подолы, приоткрывая такую красоту, какую далеко не каждый день увидишь. Словом, утро было приятное.

Когда я пришел в бюро, Бетти, моя миленькая секретарша, уже сидела за своим письменным столом. Корреспонденция – в основном счета – лежала вскрытой на моем столе. Казалось, день будет ничем не примечательным.

Германский Генеральный Штаб долгие годы был загадкой для соперников Германии, они боялись его, не могли понять, в чем его сила. Суть же его успеха была в том, что Германский Генеральный Штаб был одновременно институтом военным и интеллектуальным в самом высшем смысле этого слова. До сих пор он является непревзойденным образцом в этом редком «жанре», и поэтому его следует изучать.

Книга рассказывает о крещенской воде, о водоосвящении, об употреблении святой воды. В книге приводятся также рассказы о силе крещенской воды.