Вы призвали не того... Книга 3

Андрей продолжает свой путь в сторону столицы людей. И кто рискнет встать на пути Буревестника? Может быть, рыцари ордена света? Или стая бездушных оборотней? А может быть древнее зло, пробужденное его силой? Или бывшая Хранительница мира, жаждущая его крови? Или одна свихнувшаяся Крылатая Дева? Старые и новые друзья и враги. И просто те, кому не посчастливилось оказаться рядом с зарождающейся Бурей Судеб.

Отрывок из произведения:

«Буревестник» — класс мифического ранга. Ты несешь этому миру бурю перемен, хочет он того, или нет.

Основные характеристики: нет.

Не влияет на навыки. Любой класс или способность мифического ранга и ниже, связанные с предсказаниями будущего или манипуляциями вероятностями, путаются и теряют эффективность при приближении ближе, чем на 5 километров, или при попытке «прощупать» Буревестника.

Основной классовый навык: «Глаз Бури».

Рекомендуем почитать

Классический призыв с героем-импотентом и лоли-гаремом... проезжает мимо. Тут у нас немного другое чтиво, ребятки. Меня призвали. Мир этот населен разной фэнтезийной хренью, чаще всего очень опасной для человеков. Вот король этих самых человеков от меня требует этих тварей по-быстрому вырезать. Кому понравиться устраивать геноцид по приказу старого хмыря в короне, которому ты нихрена не должен? Может какой узкоглазый педофил-импотент и согласится, но меня с такой работки увольте. Ну, или я сам уволюсь. Вот щас прокачаюсь и дам от этого короля по съ*бам...

Приключения Андрея в мире Висалафиаль продолжаются. На нем висит задание от местного Князя Демонов на усекновение четырех королей. На нем висит задание от Бездны на поиск артефактов. На нем висит больной на всю голову гарем. На нем висит... чего только к его бедной шкуре не прицепилось. Бедняга как обычно материться, ищет бабу с грудью побольше, но находит только очередные неприятности на свою задницу.

Популярные книги в жанре Фэнтези

Беглец не знал, что его появление на маленькой ферме страны Рад было предопределено в высших сферах, и скажи ему кто-то об этом, вероятнее всего, лишь презрительно фыркнул бы в ответ. Все мысли вытеснила невыносимая боль в раненой ноге. Бедняга сознавал только, что грязен до отвращения и устал так, что даже не попытается убежать или сопротивляться, если его обнаружат и схватят.

Ночь снова окутала мир темным покрывалом. Беглец почти не замечал хода времени, ощущая только жгучую жару днем и ледяной холод по ночам. Голод и жажда, страх и усталость — вот удел несчастных, подобных ему.

Камил Гадеев

Принцесса, рыцарь и я. (возвращение 5)

Понемногу пейзаж начал изменяться, в бескрайней степи стали попадаться островки леса, невысокие холмы хаотично разбросанные по равнине превратились во вполне приличные горки.

- Все, осталось совсем немного - Гульсум глубоко вдохнула свежий воздух - Там, в горах, замок моего отца, радуйся, еще немного и мы устроим свадьбу достойную принцессы трех долин. Мир восхитится красотой невесты и мужеством жениха, певцы будут восхвалять наше великое путешествие, сто человек будет пить и петь у нас в замке.

Нейл Гейман

Вампирье Таро: Пятнадцать карт из Старшего Аркана

0. Дурак

- Чего ты хочешь?

Каждую ночь юноша появлялся на кладбище. Уже месяц. Он смотрел, как в бесстрастном свете луны стираются краски хладного гранита, пятнистого мрамора, древних замшелых надгробий и статуй. Он распугивал сов и ночных призраков. Он наблюдал за влюбленными парочками, пьяными бродягами, нервно спешащими подростками; за всеми, кого заносило ночью на кладбище.

Светлана Голева

Легенда

Дворцовый парк был полон праздных, беззаботно веселящихся людей. Взлетающие в полночно-черные небеса разноцветные огни праздничного фейерверка и развешанные на деревьях, у беломраморных фонтанов и статуй причудливые фонарики разгоняли ночную тьму. Повсюду вдоль затененных аллей прохаживались шумные компании или, найдя укромный уголок, шептались парочки, то неся нежный вздор, то всерьез обсуждая свое и чужое творчество. Ведь все они здесь были певцы и поэты, художники и скульпторы, и просто прекрасные женщины, достойные пера, резца и кисти. Бал Искусств был в самом разгаре.

Альтернативная история, знакомо-незнакомые события, причудливо искаженные фантазией... Мир, где любое народное поверье становится реальностью... Здесь, по раскисшим дорогам средневековой Германии — почти не «альтернативной», — бродят ландскнехты и комедианты, монахи и ведьмы, святые и грешники, живые и мертвые. Все они пытаются идти своим путем, и все в конце концов оказываются на одной и той же дороге. Роман построен как средневековая мистерия, разворачивающаяся в почти реальных исторических и географических декорациях. Главный герой — монах, которого вольнодумный студент Бальтазар Фихтеле прозвал Мракобесом. Найдет ли он свой путь, встретит ли Того, к Кому шел всю жизнь?

Альтернативная история, знакомо-незнакомые события, причудливо искаженные фантазией... Мир, где любое народное поверье становится реальностью... Здесь, по раскисшим дорогам средневековой Германии — почти не «альтернативной», — бродят ландскнехты и комедианты, монахи и ведьмы, святые и грешники, живые и мертвые. Все они пытаются идти своим путем, и все в конце концов оказываются на одной и той же дороге. Роман построен как средневековая мистерия, разворачивающаяся в почти реальных исторических и географических декорациях. Главный герой — монах, которого вольнодумный студент Бальтазар Фихтеле прозвал Мракобесом. Найдет ли он свой путь, встретит ли Того, к Кому шел всю жизнь?

Мартин-Перес подпирал собой полуобвалившуюся стену лавки, где продавали благовония, знаменитые на весь город Аш-Шахба и даже за его пределами. В лавке кто-то отчаянно торговался, покупая курения «Зеленая Роза». Мартин не слушал. Насмотрелся он на эту Аш-Шахба, на этот рынок, на людей этих, лукавых и смуглых, и успело все это сильно ему надоесть. Немудрено — за четыре-то года.

Он и сам не знал, почему его опять занесло сюда, на Восточный Берег. Говорил ему когда-то караванщик: «Аш-Шахба не отпустит, будешь возвращаться снова и снова к Серым Стенам». Оказался прав, старый пердун.

Все достигнуто, все свершено. И отчего бы не поиграть? Отчего бы не подвигать вычурные фигурки по расчер­ченной тобою доске Бытия? Ставка настолька высока, что недолго и голову потерять от азарта. Новая война нависает над уставшим от сражений миром. Пророки предвещают конец света. Поднимаются из могил мертвецы. Погибают драконы, а их повелитель сходит с ума, оставшись в одиночестве. Игра идет. Но не все так просто. И вот уже четверо, не желая быть пешками, спрыгивают с доски и берут за грудки самих игроков. И стремительный росчерк Меча устанавливает в Игре свои правила.

Оставить отзыв