Введение в языкознание (Курс лекций)

Нет ничего удивительного в том, что столь динамичная эпоха в истории науки одновременно характеризуется повышением интереса к проблемам общего языкознания.

За последнее время у нас и за рубежом появилось немало различных работ, отдельных монографий и сборников общеязыковедческого характера. Общетеоретическая проблематика современного языкознания настолько объемна и многообразна, что для ее целостного, систематического и исчерпывающего изложения, вероятно, потребовалось бы многотомное издание какой-нибудь специально посвященной этим целям книги.

Популярные книги в жанре Языкознание

Первое издание этой книги состоялось в 1931 году. Имеет ли это значение? Имеет. Мы обнаруживаем, что по прошествии многих лет нам интересны темы, которые обсуждает автор, и нас привлекает манера, в которой эти темы излагаются, – это рассказ, доступный пониманию нормального читателя, это стиль, не замусоренный новомодными словечками-терминами, которые вроде как поднимают обсуждение языковых вопросов на серьезный научный уровень: современные филологи как будто отгораживаются от тех, кто не посвящен в «проблемы лингвистики». Им не приходит в голову, что они сильно отгородились и от изучаемого предмета, а именно от русского языка.

Самые популярные имена мира

Владимир Круковер

Издательство: АСТ, Сталкер

ISBN 5-17-035651-Х, 966-696-982-3; 2006 г.

Аннотация

Книга содержит обширные сведения о самых популярных именах мира. Подробное толкование распространенных имен, календарь святых имен, краткий месяцеслов помогут вам правильно подобрать имя своему ребенку. Кроме того, вы узнаете об истории возникновения личных имен, необходимые сведения об их написании и произношении и многое другое.

Автор, руководитель межвузовской лаборатории устной речи, много лет изучает разговорную речь челябинцев и ведет беседы о родном языке по областному радио и телевидению.

Книга учит культуре речевого поведения, показывает типичные нарушения норм литературного языка и пути их устранения.

Рассчитана на широкий круг читателей, молодежь.

Эта книга предназначена для изучающих английский язык и может быть использована учащимися в средних и высших учебных заведениях и лицами, самостоятельно занимающимися языком, в качестве учебного пособия. Для удобства пользования книгой прилагаются предметный указатель и указатель слов.

Предлагаемые многочисленные образцы синтаксических построений свойственны английской речи, общепонятны и необходимы. Таблицы и схемы, систематизирующие употребление глаголов, существительных, прилагательных и наречий, удобны для “подстановочных” упражнений, т. е. дают возможность составить множество предложений, разнообразных по содержанию и не просто грамматически правильных, а “идиоматичных”, звучащих естественно. Особенно полезны таблицы, иллюстрирующие употребление наречий и определений, т. е. местоимений, числительных и других слов, способных заменять артикль при имени существительном.

В этой книге обобщен богатый материал для самостоятельной работы над языком тем, кто уже овладел его основами: таблицы позволяют тренироваться в составлении разнообразных предложений, а указатели обеспечивают возможность проверки того, как следует употреблять пятьсот особенно часто встречающихся слов.

«Четыре солнца». Так я назвал книгу, которую написал больше 30 лет назад. Она до сих пор не издана, хотя были собраны рецензии виднейших учёных: лауреата Государственной премии М. Л. Гаспарова, автора учебника древнерусской литературы В. В. Кускова, председателя Всесоюзного общества книголюбов Е. И. Осетрова. Неодолимым препятствием стало то, что я слишком многих невольно обидел, решив проблему, над которой бились 200 лет, написали 3000 работ, — раскрыл стихосложение «Слова о полку Игореве». А они-то чего тогда стoят, за что получают зарплату? Находка восстанавливает повреждённый переписчиками текст, читаются «тёмные места», и открылось столько нового! Слышны даже интонации и произношение автора. Книга нужна каждому школьнику, студенту и всем, в ней сведения о Киевской Руси, о походе Игоря, сама поэма, перевод с разъяснениями.

Вопрос о типе безударного вокализма является одним из важнейших в характеристике живого языка Москвы средневекового периода. Со времени появления в московском говоре аканья становится возможным говорить применительно к данной территориальной разновидности языка о таком комплексе диалектных черт, который принято определять термином «средневеликорусский».

Однако, говоря об отражении аканья в московских памятниках, следует разграничивать два существенных момента. Необходимо отделять вопрос о появлении аканья как черты, характеризующей тип живого языка, имевшего широкое или даже преобладающее распространение в Москве, от вопроса об отдельных носителях акающего произношения среди москвичей. Население Москвы было неоднородным в этническом отношении, благодаря чему аканье могло проникнуть в отдельные московские памятники в то время, когда для Москвы в целом такое произношение еще не было свойственно.

В исторической русистике принято считать, что смоленские говоры пережили довольно раннюю замену фонемы <�ě> на <�е> (см., например [Соболевский 1886: 1—2; Горшкова, Хабургаев 1981: 94; Расторгуев 1960: 54]). Это заключение основывается на данных Смоленской грамоты 1229 г. (список А), где наблюдается беспорядочное взаимное смешение букв ѣеь. Однако же теперь, когда благодаря исследованиям А. А. Зализняка стало известно, что в бытовых орфографических системах допускалась и была регулярно представлена мена букв ъ

«Не спи — кругом змеи! Быт и язык индейцев амазонских джунглей» (2008) — рассказ Дэниела Эверетта о его жизни среди индейцев народности пираха в джунглях Амазонии. Молодой лингвист и миссионер отправился в Бразилию со всей семьей, чтобы перевести на язык пираха Библию и обратить индейцев в христианство. Пираха не отмечают смену дня и ночи и не знают частной собственности, в их языке нет числительных, устоявшихся цветообозначений, понятий «право» и «лево» и сложных предложений. Общение с пираха, интерес к их образу жизни, культуре и языку полностью изменили представления Эверетта о науке и религии. В результате он, желавший привести индейцев к вере, утратил веру сам и посвятил жизнь лингвистическим исследованиям. Как языковед, он часто подвергает сомнению признанные и распространенные теории о языковой компетенции и языке как инстинкте, и его труды — включая и этот — постоянно вызывают жаркие споры. Эта книга, которую можно отнести одновременно и к мемуарам, и к лингвистическим работам, представляет собой интересный взгляд на природу языка, его связь с мышлением и культурой.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Эта книга — итог двадцатилетних исследований в сфере сакральной географии Русского Севера. Мегалитические памятники Лапландии и Белозерья, многие из которых описаны здесь впервые, осмысливаются на основе широких сопоставлений лингвистического и сравнительно-мифологического порядка. И в результате обнаруживается, что адекватно понять эти памятники можно лишь через призму великих религиозных учений и древних мистериальных традиций, уходящих корнями в глубину тысячелетий.

Первые семь дней после переноса территории бывшего СССР из октября 2010 года в 22 июня 1941 года – глазами разных людей: от безработного и пенсионера, до главы районной администрации и сотрудника прокуратуры. Непохожие герои, диаметрально противоположные убеждения, уникальные судьбы – в фантастических обстоятельствах.

Землянки стойбища Рода Лебедя находятся у самого основания Каменного Мыса. Справа к стойбищу подходит песчаный берег, окаймляющий Тихий Залив. Вода в заливе всегда спокойная и прозрачная. Даже на большой глубине можно разглядеть разбросанные по дну камни. С противоположной стороны от стойбища Каменный Мыс обрывается гранитными уступами; это место люди называют Красными Утесами, — вода здесь никогда не успокаивается. Каменный Мыс уходит длинной стрелкой вдаль, где раскинулись просторы Широкой Воды.

Яркие вспышки молнии на какие-то мгновения освещали все вокруг. Юноша племени андоров — Джуам, лежавший, притаясь, в густой траве, успевал заметить, как по степи, вдоль русла широкой быстрой реки, мчались, охваченные непонятным страхом, косяки лошадей и стада оленей. Не успели они скрыться, как под Джуамом задрожала земля: мимо пронеслись, подобно лавине, косматые бизоны. В темноте долго еще слышался глухой топот их копыт. Снова бледно-желтый зигзаг гигантской молнии рассек густые фиолетовые тучи. Джуам увидел, как в высокой траве саванны, совсем рядом с ним, промелькнули два силуэта пещерных львов. В нос ударил их острый запах. Свирепые хищники, подняв вверх морды, стремительно передвигались вперед короткими скачками.