Введение в Ветхий Завет. Книга 2

Книга профессора Казанской Духовной Академии, доктора богословия Юнгерова Павла Александровича «Общее историко-критическое введение в священные ветхозаветные книги» является итогом более чем тридцатилетней научно-исследовательской работы автора на кафедре Священного Писания Ветхого Завета (кон. 1880-х гг. — 1910 — год последнего авторского издания «Общего введения»). Объединяя в себе все лучшие достижения современной ему западной библеистики с выверенностью православного подхода, труд П. А. Юнгерова представляет систематическое изложение круга общих исагогических вопросов: о ветхозаветном каноне, священном тексте и переводах ветхозаветных книг. Исторический метод изложения этих вопросов позволяет проследить различные этапы формирования языка священной ветхозаветной письменности, ее канона, историю и взаимовлияние позднейших переводов. Во втором издании (1910 г.) в «Общем введении» автором добавлен раздел по Истории толкования ветхозаветных книг, представляющий особый интерес, ввиду малой разработанности этого вопроса, как вводное и библиографическое пособие к изучению ветхозаветной экзегетики.

В данном издании текст приводится по современной орфографии, с незначительными изменениями авторского синтаксиса в нескольких местах, где это требовалось современными правилами

Отрывок из произведения:

Частное Историко-критическое Введение в Священные ветхозаветные книги имеет своим предметом преимущественно вопрос о происхождении и авторитете каждой Священной книги в отдельности. Сказанное нами в Общем Введении [1] о названии, характере, задачах, методе и значении Историко-критического Введения применяется, как и там замечено, вполне и к Частному Введению, а потому и не будем теперь повторяться. Общее и Частное Введение суть лишь две части одной науки, а потому и начнем Частное Введение лишь как вторую часть.

Другие книги автора Павел Александрович Юнгеров

Книга профессора Казанской Духовной Академии, доктора богословия Юнгерова Павла Александровича «Общее историко-критическое введение в священные ветхозаветные книги» является итогом более чем тридцатилетней научно-исследовательской работы автора на кафедре Священного Писания Ветхого Завета (кон. 1880-х гг. — 1910 — год последнего авторского издания «Общего введения»). Объединяя в себе все лучшие достижения современной ему западной библеистики с выверенностью православного подхода, труд П. А. Юнгерова представляет систематическое изложение круга общих исагогических вопросов: о ветхозаветном каноне, священном тексте и переводах ветхозаветных книг. Исторический метод изложения этих вопросов позволяет проследить различные этапы формирования языка священной ветхозаветной письменности, ее канона, историю и взаимовлияние позднейших переводов. Во втором издании (1910 г.) в «Общем введении» автором добавлен раздел по Истории толкования ветхозаветных книг, представляющий особый интерес, ввиду малой разработанности этого вопроса, как вводное и библиографическое пособие к изучению ветхозаветной экзегетики.

В данном издании текст приводится по современной орфографии, с незначительными изменениями авторского синтаксиса в нескольких местах, где это требовалось современными правилами.

Популярные книги в жанре Православие

Александр Мень

Об анонимной "характеристике"

В связи с полученной Вашим Высокопреподобием анонимной "Характеристикой" моих взглядов и церковнослужения имею сообщить Вам следующее. Вот уже несколько лет неизвестное лицо время от времени присылает мне обличительные послания в весьма агрессивном тоне. Подписи автора обычно не стояло. Лишь один раз он назвался Петром Ивановым и дал обратный адрес: Главпочтамт, до востребования.

Как мне стало известно, эти опусы были включены в нелегальные рукописные сборники и журналы. Судя по стилю и характеру обвинений, я нисколько не сомневаюсь, что и данное широковещательное обличение, адресованное к ведущим иерархам Русской Православной Церкви и представителю гражданской власти, исходит от того же человека. Только теперь он уже говорит от лица "верующих Русской Православной Церкви", хотя странно, что простые верующие располагают такими зарубежными изданиями, как "Посев", и цитируют (с точностью до страницы) эмигрантскую литературу (да и к тому же слово Бог пишут с маленькой буквы).

Александр Мень

Ответы на вопросы (в беседе с художниками)

Вопрос: Что есть перевоплощение? Как Церковь относится к карме?

А. Мень: Христос шел по Земле как инкогнито, он никогда не провозглашал, что "я - мессия, я - царь, я - Сын Божий", а люди должны были это понять и узнать и сами найти ответ на этот вопрос. И когда был критический момент, он не сказал: "Я - мессия, я - Христос", а он сказал: "За кого меня почитают люди?" Апостол говорит: за пророка воскресшего, еще за кого-то... А вы за кого? И тогда Петр ответил за всех: "Ты - мессия, сын Бога живого". Так вот у них возникло сомнение: "А как же древнее предание утверждает, что прежде чем придет избавитель на Землю, его должен предварить пророк Илья и помазать его на царство, т. е. торжественно утвердить его на его служение?" И тогда Христос ответил, что этот Илья был и с ним поступили так, как хотели, это был Иоанн Креститель. Разумеется, он говорил в переносном смысле, а что касается учения о том, что Илья должен явиться еще раз, это не относится к перевоплощению. Согласно древней традиции, Илья не умер, а он был скрыт в таинственных мирах. Вы помните икону "Вознесение Илии"? Он был унесен, и не было его могилы, могилы не существовало, и должен был вернуться живой, он не умирал. Вот в чем смысл этого предсказания и сказания. А не то, что Илья умер, а потом перевоплотился в Иоанна Крестителя.

Александр Мень

Памятка начинающему священнику

--------------------------------------------------------------------Эти строки адресованы молодому священнику, который недавно приступил к церковному служению и просил помочь ему в первых шагах. Быть может, "памятка" окажется небесполезной и для других начинающих священников.

I. Не жрец, а пастырь

1. Нет почти ни одной дохристианской (или нехристианской) религии, где не было бы жречества. Жрец в них, как правило, маг, кудесник, совершитель ритуалов, с помощью которых народ желал заручиться благоволением высших сил. Необходимость в жреце - как особом человеке, близком к богам, - диктовалось в язычестве сознанием дистанции между человеком и Небом, которая требовала посредника, "посвященного". Чувство этой дистанции было и в Ветхом Завете. Святая Святых, завеса, ковчег - все это знаменовало неприступность Сущего, и только избранные служители могли входить под сень Дома Господня, чтобы от лица всего народа свидетельствовать (через обряды) о его вере и покорности Творцу. Однако для будущего всей Ветхозаветной Церкви был начертан идеал стать "царством священников и народом святым" (Исх. 19,6).

Александр Мень

Пастух Амос

Лето 763 г. до н. э. В Северном царстве израильтяне справляют праздник. Под открытым небом клубятся волны фимиама, жрецы поют гимны и весь народ вторит им. Перед жертвенниками разложено богатое угощение, жарится мясо, разливают вино. Музыканты перебирают струны, молодежь танцует. Кажется, сам Яхве пришел на этот веселый пир. И, наверное, "День" его близок. Ведь царь Иеровоам II победил соседние племена и уже несколько лет масличные сады, виноградники и нивы дают богатые урожаи.

Александр Мень

Последнее слово

Книги Руфи и Ионы

А как же отнеслись к этой реформе законников люди, сохранившие идеи пророков: универсализм, гуманность, требование социальной справедливости, отрицание абсолютной ценности культа? На этот вопрос у нас нет ответа. Можно только сказать, что пророческое слово замолкло, если не навсегда, то надолго. О том, что последователи пророков не сдались без боя, свидетельствуют две замечательные повести, написанные в это время и сохранившиеся в Библии.

Александр Мень

"При реках Вавилона..."

Навуходоносор, переселяя на восток иудейских пленников, следовал своему излюбленному правилу: отрывать мятежные народы от их родины и создавать в своей империи интернациональное население, не связанное ни с какими местными традициями. Он не обратил иерусалимлян в рабов; подобно другим "перемещенным лицам", они свободно селились в Вавилоне и его окрестностях. Каждый мог заниматься своей профессией: ремесленники взялись за свое дело, торговцы за свое. Только крестьяне и многочисленные служители Храма - левиты вынуждены были искать себе случайных заработков. В целом внешнее положение изгнанников было вполне сносным. Но это не могло избавить их от чувства горького разочарования и тоски по отчизне. Из провинциальной Палестины они попали в гигантский мировой город. Вавилон того времени со своими роскошными дворцами, шумными базарами, разноплеменным населением, величественной девяностометровой башней подавлял и оглушал чужеземцев. Иудея, Иерусалим, храм Яхве, отеческие обычаи и верования казались в сравнении с этим "Нью-Йорком древнего мира" жалкими и ничтожными. Для многих изгнанников стало угасать обаяние родных преданий, и они прочно обосновались на новой родине.

Александр Мень

Слово на отпевание

От лица умерших, ушедших из этой жизни, я вас всех, родных и близких, всех благодарю за то, что вы сделали для них. Потому что это самое дорогое для людей, чтоб можно было в последний час, когда они уже уходят из этой жизни, чтоб можно было за них помолиться. Кто как может, кто как понимает, кто как умеет. Потому что в это время подводится черта под всей человеческой жизнью. Что человек успел сделать, что он вложил в эту жизнь, что он думал, чувствовал, говорил - все это лежит на весах, ибо человек есть единственное существо на земле, которое несет ответственность за свою жизнь, за то что было. Вот мы с вами здесь стоим у порога таинств, у порога смерти, у тех ворот, которые должны перед нами открыться, может быть, довольно скоро. Это я говорю не для того, чтобы вы омрачали свою печаль, которая и так уже есть у гроба, а для того, чтобы смотреть в глаза правде, для того, чтобы около смерти думать о жизни, о том, как правильно жить, как жить так, чтобы послужить людям и выполнить свой долг, выполнить свое земное предназначение, И когда мы его выполним, тело наше вновь вернется в круговорот природы, отдадим его обратно матери - сырой земле, а дух вернется к Тому, Кто дал его нам. Не в землю он пойдет, а пойдет в мир невидимый, духовный, и вот там наступает суд. Поэтому Церковь будет молиться за них, чтобы Господь простил их грехи.

В этих заметках нет ни какой системы, у меня ни когда не было возможности по заранее составленному плану посещать святые места Вологодчины или посвятить достаточное время изучению нашей церковной истории. Просто, много лет проработав в областной газете и постоянно бывая в разных уголках нашей епархии, я не обходил стороной монастыри, храмы, святые места, общался со священниками и мирянами, многое из того, что довелось узнать об истории и современности Вологодской епархии просилась на перо и выходило отдельными публикациями (В основном это было в 90‑е годы)

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Маленький отель далеко на Юге был для Александры Хотон не просто средством заработать деньги, но истинным смыслом жизни.

И вот теперь ее любимое детище намерена купить какая-то крупная корпорация.

Ни за что и никогда!

А генеральный директор этой корпорации Стерлинг Пауэлл, мужчина с внешностью плейбоя, еще смеет ухаживать за Александрой.

Это просто возмутительно! Надо осадить наглеца.

Но Стерлинг ведет свою игру очень тонко, и противостоять его осаде становится все труднее.

Владимир Николаевич ЛОССКИЙ (1903 - 1958) - русский богослов, сын Н. О. Лосского. Итогом научно-богословского творчество Лосского стал "Очерк мистического богословия Восточной Церкви", где элементы христианской антропологии соединяются с принципами теоцентризма, а богословие становится знанием экзистенциальным.

Предлагаемые читателю работы профессора В. Н. Лосского - живое и современное свидетельство о Православии как полноте Истины. Они представляют собой едва ли не единственное систематическое изложение православного богословия, лишенное схоластической сухости, а потому интересующихся вопросами вероучения и религиозной философии

Предлагаемая книга на сегодня является лучшим учебным пособием по психологии сексуальности во всех англоговорящих странах. Она содержит в себе энциклопедический обзор всех аспектов современного понимания проблем пола, являясь великолепным руководством для тех, кто интересуется историей сексуальной культуры, вопросами полового развития и воспитания, прикладными аспектами сексологии. Книга может быть использована в качестве учебного пособия по титульным курсам университетов, медицинских и педагогических высших учебных заведений, а также стать прекрасным источником информации для широкого круга образованных читателей, стремящихся к укреплению гармоничных, здоровых сексуальных и интимных отношений со своими партнерами.

Е. Эдигей показывает работу комендатуры милиции польского городка Забегово. Расследование четырех убийств, совершенных одним человеком, заходит в тупик, пока к нему не подключается командированная из вышестоящей прокуратуры молодая сотрудница милиции Барбара Шливиньска…