Введение в социальную философию

Автор предлагает читателю популярное изложение социальной философии гуманитарного направления, рассматривающей структуры социального бытия как формы самореализации человеческих индивидов. Он стремится совместить философскую традицию с новейшей методологией обществознания. Автор выстраивает социальную философию недокринального типа, сохраняющую, однако, внутреннее единство и упорядоченность. Для студентов высших учебных заведений гуманитарного профиля.

Отрывок из произведения:

Что значит жить по-человечески? – Как описать нормальную жизнь? – Проблематизация понятий «общество», «наука», «история». – Самоописание социальной философии. – История, социальный процесс, общественная эволюция. – Проблема самоопределения общества. – Почему нет специальной главы о личности. – Социальная философия и антропология. – Кому нужна социальная философия? – Тема России.

Вопрос о том, что значит жить по-человечески, возник не сегодня. Однако именно в наше время он приобретает не только особую остроту, но и очевидную сложность, объемность, многомерность.

Популярные книги в жанре Философия

В книге рассматривается вклад Ф. Энгельса в разработку теории коммунистического общества. Анализируя свыше ста произведений и писем Энгельса и многие работы Маркса, автор показывает, как в соответствии с развитием общества, рабочего движения, марксизма изменялись, развивались взгляды Энгельса, как формировалась и совершенствовалась марксистская методология научного предвидения будущего.

Книга рассчитана на широкие круги читателей, на всех, кто интересуется проблемами научного коммунизма, историей становления и развития марксизма.

* * *

Электронное издание книги подготовлено к 85-летию со дня рождения ее автора, Георгия Александровича Багатурия (род. 22 марта 1929 г.).

Серия «Новые идеи в философии» под редакцией Н.О. Лосского и Э.Л. Радлова впервые вышла в Санкт-Петербурге в издательстве «Образование» ровно сто лет назад – в 1912–1914 гг. За три неполных года свет увидело семнадцать сборников. Среди авторов статей такие известные русские и иностранные ученые как А. Бергсон, Ф. Брентано, В. Вундт, Э. Гартман, У. Джемс, В. Дильтей и др. До настоящего времени сборники являются большой библиографической редкостью и представляют собой огромную познавательную и историческую ценность прежде всего в силу своего содержания. К тому же за сто прошедших лет ни по отдельности, ни, тем более, вместе сборники не публиковались повторно.

Серия «Новые идеи в философии» под редакцией Н.О. Лосского и Э.Л. Радлова впервые вышла в Санкт-Петербурге в издательстве «Образование» ровно сто лет назад – в 1912—1914 гг. За три неполных года свет увидело семнадцать сборников. Среди авторов статей такие известные русские и иностранные ученые как А. Бергсон, Ф. Брентано, В. Вундт, Э. Гартман, У. Джемс, В. Дильтей и др. До настоящего времени сборники являются большой библиографической редкостью и представляют собой огромную познавательную и историческую ценность прежде всего в силу своего содержания. К тому же за сто прошедших лет ни по отдельности, ни, тем более, вместе сборники не публиковались повторно.

Книга представляет собой исследование эстетического опыта, возникающего в процессе особой, направленной на его достижение деятельности. Опираясь на концептуальный инструментарий феноменологии эстетических расположений, автор выделяет эстетическое паломничество, эстетическое действо и художественно-эстетическую деятельность в качестве трех типов эстетической активности. Особое внимание уделяется обоснованию и конкретизации (на примере «банной церемонии») феномена эстетического действа. Во второй части исследования рассматривается специфика художественно-эстетического опыта в его отличии от опыта эстетического, не связанного с созданием произведений искусства.

Книга представляет интерес для философов, культурологов, литературоведов, искусствоведов, психологов и всех, кто интересуется современной эстетикой, антропологией, онтологией и теорией культуры.

Известный российский философ и методолог, отталкиваясь от семиотических исследований своего учителя Г. П. Щедровицкого, излагает собственные результаты многолетней работы в этой области. В отличие от других семиотиков в семиотическую теорию В. Розин включает не только учение о знаках и их типах, но оригинальные концепции схем как семиотических образований, психических реальностей, семиотических организмов (познания и искусства). На основе семиотического подхода автору удается объяснить феномен человека, некоторые особенности искусства и научного творчества, наконец, эзотерический опыт и представления.

Еще некоторое время назад неравнодушные приверженцы традиционной европейской культуры были убеждены, что время перфоманса, пастиша, коллажа и буйства означающих воцарилось надолго, что, выражаясь словами из песни Е. Летова, «пластмассовый мир победил» окончательно. Постмодернисткая тенденция симулякризации культуры в конце XX – начале XXI вв. привела к созданию разветвленной виртуальной среды, надстроив дополнительные символические этажи над исходной реальностью и включив в бытие постсовременного человека полностью искусственные нечеловеческие миры. Казалось бы, «старый добрый» символ окончательно потерял значение с неизбежным уходом духовной жизни в виртуальную реальность, которая, по меткому замечанию В. А. Емелина, представляет собой ризоматическое киберпространство симулякров, где наступает смерть и децентрация субъекта [3]. Однако наличествующая культурно-политическая ситуация сосредоточивает наше внимание на возрождении и возвращении смыслов сданным, было, в утиль символическим формам.

«Физика группового секса»

Сюзанна Браунинг

В контексте идентичности смыслов и понимания физики как природы, а секса как природной функциональности любая социальность в любом случае максимально функциональна при оптимуме количественной составляющей, определяющей максиму качества, то есть в любом конкретном деле необходимо задействовать нужное число людей, не более и не менее, в некоторых случаях менее одного, в других более чем возможно.

ПРОПЕДЕВТИКА И КРИТИКА

Ереван: Издательство АН Армянской ССР, 1987

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Безумная, неистовая страсть.

Страсть опасная и греховная.

Страсть ЧУВСТВЕННАЯ и ЧУДЕСНАЯ.

Скольких мужчин и женщин опалило ее жаркое пламя!

Это заманчивое «сладкое рабство» влечет к себе каждого...

Море было совершенно спокойным, лишь там, где нос лодки разрезал толщу воды, появлялась на мгновение мелкая рябь. Солнце выкатилось из-за горизонта несколько часов назад, но легкая прохлада все еще держалась в воздухе. Кейт сидела на палубе в голубой хлопчатобумажной рубашке, которая была ей велика, едва не касалась колен. Она вглядывалась в воду, совершенно не замечая поразительной голубизны Карибского моря, мысленно возвратившись в Нью-Йорк, и в который раз уже проигрывая в уме ту ужасную сцену с Дэвидом. Внезапный порыв ветра бросил веер брызг через поручни в лицо Кейт. Это оторвало ее от грез, и она, задыхаясь, нащупала полотенце в корзине. Щетка для волос, солнечные очки и другие мелочи выпали на палубу вместе с полотенцем.

Позже Клэр будет говорить, что все было предопределено... Тем летом ей было совсем не до любви, даже мыслей об этом в голову не прихо­дило... Но страсть явилась к ней в облике Макса Лейтона – очарова­тельного и трогательного Макса, чьи пламенные губы и точеный про­филь заставляли ее трепетать от желания. Все было прекрасно: она – одаренная художница, он ­известный художественный кри­тик. Их сблизил талант, а страсть соединила в объятьях. И Клэр на­конец удалось познать совершен­ство и законченность мира...

Но на пути к счастью встала прегра­да – прошлое Макса. Отзвуки по­стыдных тайн и полузабытых об­винений разрушили хрупкое счастье Клэр, угрожая всему, чем она дорожила, и даже самой жизни.

– Андреа, это может обернуться против тебя самой. Выбери другого мужчину.

Сердце Андреа Монтгомери бешено колотилось в груди, а в животе порхали тысячи бабочек.

Поприветствовав кого-то бокалом шампанского, и чуть пригубив его, другой рукой она сжала ладонь своей подруги.

– Я не могу, Холли. Ты же знаешь, что я должна сделать это.

– Не поддавайся его обаянию. Помнишь, как плохо тебе было, когда он уехал?

Как будто я могу забыть об этом.