Вулкан

Путишествия Подорожника заводят его далеко от дома, судьба дарит ему еще один шанс или наоборот жестоко насмехается… границы Рокад нерушимы или…

Отрывок из произведения:

Идти становилось все труднее. А курящаяся гора с каждым днем — ближе. Теперь тишины не было. Hе было столь привычной для меня неподвижности. Hеподвижность и тишина долгие годы всегда были со мной — в бурю, дождь и грозу, когда шквальный ветер норовил сорвать с меня плащ, когда от молний вспыхивали деревья, когда собственный кашель заглушал ревущее небо, я чувствовал рядом ее. Тишина была во всем: в слетающих с неба снежинках и осыпающейся листве. В заискивающе лижущих скалы морских волнах. В дожде. В ястребе, настигшем добычу. И даже на городском базаре — бывал я и там, среди гама, пыли и вони жила неподвижность. Я не думал когда-то, что строители рокады ненавидели друг друга настолько. Пока не увидел города, перерезанные надвое этой дорогой. И люди жили там, города процветали. Лишь одна улица, тянущаяся из конца в конец, была непереходной. Самая светлая, самая прямая улица. Чужая жизнь в окнах напротив. Добрые соседи, приветствующие друг друга каждое утро. И никогда не пирующие за одним столом.

Другие книги автора Юлия Токтаева

Продолжение истории мальчика Годфри и дракона со странным именем Малыш.

Мир в котором дороги не соединяют, а разделяют, мир в котором свободны только звери, птицы, дети до четырех лет и… драконы.

Hочь. Большое трёхэтажное здание гудит, как никогда, трещит по швам от грохота. Это потому, что сегодня — последний день… даже уже не в школе — последний день старой жизни, которую с наступлением утра Маринка собиралась отбросить, как змея выбирается из старой кожи, как краб сбрасывает ставший тесным панцирь.

Краб? Панцирь? Маринка звонко рассмеялась от этой мысли, и все вокруг вновь — в который раз — подивились и позавидовали её необыкновенному, заливистому смеху, услышав его даже сквозь напористые, упругие волны музыки. Панцирь? Маринка снова рассмеялась. Уж если прибегать к образному сравнению, то она скорее похожа на бабочку, покидающую куколку и впервые распускающую яркие, расписные, такие лёгкие и удивительно красивые крылья.

Давным-давно земля стонала от войн. Земли было много, куда больше, чем теперь, но алчным людям все не хватало места. И однажды жрецы решили построить рокаду и разделить враждующие народы. И разделили. Раделили

Азат — юноша который однажды помог дракону и его всаднику, что принесла ему эта встреча, что было потом? Мы это узнаем, обязательно узнаем.

Златовар радостно гудел: наконец-то пришла зима. Многие знатные ранеды с родами своими прибывали по первому снегу в город на торг, на ярмарочные веселья. Золотоискатели Сизых гор торопились накупить припасов, справить новую одёжу, ну и, конечно, вдоволь напиться хмельной медовухи. У купцов-ледингов в глазах рябило от обилия товаров: одни меховые ряды чего стоили! Лисы, песцы, бобры и, конечно, серебристая озерная нерпа, мех которой на вес золота. Охотничий промысел в Озёрном княжестве не сравнить ни с чем. Что уж говорить о бочках прозрачного меда, солёной рябы и оленины! Сюда из самых дальних мест приезжали воины — мечи ранедских кузнецов славились окрест на тысячи верст. Сюда везли драгоценную моржовую кость и китовый жир с северных берегов океана нельды.

Рокады по-прежнему разделяют землю и не дано людям пересечь незримые границы. История рокадского Икара, последняя история мира Рокада.

Рагнарёк, Армагедон, Сумерки Богов. В разных мифологиях конец света наступает по разным причинам, когда он наступит, не знает никто, даже сами Боги, а причина может быть самой банальной;)

Популярные книги в жанре Фэнтези

Воскресное утро в городском парке выдалось молчаливым и задумчивым. Ни шороха ветерка, ни птичьего щебета, будто затянувшаяся минута молчания накрыла пространство невидимым куполом. Легкая, почти незаметная дымка скрадывала очертания дальних деревьев и кустов, привнося свою толику нереальности в изученный Виктором до трещинки на асфальте сквер. Несмотря на полный штиль, было свежо и прохладно. На кряжистой дубовой ветке, тяжелой аркой накрывавшей желто-красную аллею, сидел глухарь.

Жизнь удивительна и чудесна, когда вы молоды и невинны. И даже то, что вы оборотень, не очень портит эту самую жизнь. А то, что в борьбе за власть враги не остановятся ни перед чем, даже перед убийством вашего любимого дяди и друга, да еще и вас подставят? Если вашим единственным близким человеком становится вампир, и это при учете того, что вампиров вы ненавидите? Если вы не знаете, кому верить, а покушения и предательства сыпятся одно за другим? Приходится учиться не доверять никому, а за все ошибки платить самостоятельно. Только не увлекайтесь истреблением врагов, возможно, мир не так уж и плох.

действо в четырёх явлениях с эпиграфами (четверостишие из "Песенки лиловой улицы (посвящение М.Шагалу)" Игоря Жука)

...в сухом остатке: тетка просто грохнула мужа, даже не прикопав. Сурово.

Произведение закончено. Если правка и будет, то небольшая, и под настроение. Спасибо за помощь Лене Картур и Жене Прокопович. Свете Агеевой благодарность за редактирование.

Произведение окончено. Переназвала потому, что наконец подобрала более-менее удовлетворяющий меня вариант. Спасибо за помощь Лене Картур. КРОМЕ НАЗВАНИЯ НИКАКИХ ИЗМЕНЕНИЙ В ТЕКСТЕ НЕТ. И не будет уже.

Кульрикс держал свои племена,

Кульрикс — великий вождь!

Семитха держал свои племена,

Семитха — великий вождь!

А их молодая сестра Баннут

В ясное небо ушла.

Кульрикс пожертвовал чресла свои,

Кульрикс — великий вождь!

Семитха пожертвовав кровь свою,

Семитха — великий вождь!

Сын Сатаны, каков его путь и судьба?

Когда Люцифер был заточен в башне магов, в преисподней началась вражда. Страшна была война в преисподней. Ужас, выплескиваемый ею, достигал даже чертогов Света, заставляя дрожать слуг его. И тогда воинство Света выступило против Тьмы.

Когда же силы света ворвались в преисподнюю, сплотились демоны против общего врага. Но слишком слабы они были без повелителя, и слишком ослаблены войной.

"Книга Безумия".

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Советский читатель впервые знакомится со скандинавской фантастикой. Основу сборника составляет публицистически-злободневная фантастическая повесть известного шведского писателя Пера Вале «Стальной прыжок». Публикуются также рассказы норвежских писателей, еще не издававшихся в русском переводе.

Действие романа разворачивается во времена царствования королевы Виктории. Главная героиня хранит страшную тайну. Когда Анжелет была маленькой, на нее у пруда напал злодей, но Бенедикт Лэнсдон спас девочку, убив его и сбросив тело в пруд. Спасаясь от преследований, Бенедикт отправляется в Австралию на золотые прииски…

Действие романа разворачивается во времена царствования королевы Виктории. Главная героиня хранит страшную тайну. Когда Анжелет была маленькой, на нее у пруда напал злодей, но Бенедикт Лэнсдон спас девочку, убив его и сбросив тело в пруд. Спасаясь от преследований, Бенедикт отправляется в Австралию на золотые прииски…

Эта книга не научный, а скорее философский и религиозный труд, в котором объясняется то, что наш народ знал ранее, но забыл. Поэтому, вместе с раскрытием практики шаманизма, в задачу автора входит показать шаманские черты русской традиции.

В книге, путем анализа русских волшебных сказок, показывается, что шаманизм не чужд русскому народу. То, что мы знаем как шаманизм — входило в практику русских волхвов, и называлось кудесничество.

Сам автор ощущает себя шаманом, и полагает, что имеет право говорить о предмете и давать некоторые рекомендации по шаманской практике. Насколько они глубоки и серьезны — пусть решит сам читатель.