Второе предвосхищение

Aлeкceй Лyбянкo

Второе предвосхищение

Тяжела ноша, да не крест - крест легок, да грехи тяжки.

Движение от себя к себе через все, что лежит вокруг, что идет навстречу иль убегает прочь.

Каждый рыбак, примерив одежды надежы, меряет глубину вод в поисках Золотой Pыбки. И того не понимает, что она сама идет в невод Золотого Pыбака.

Хотелось чего-то большего. Большее становилось все больше, пока не лопнуло. Лопнуло вот так: ХЛОП!

Другие книги автора Алексей Лубянко

Aлeкceй Лyбянкo

Логический конец логической песни классической тональностью

Боль - это то, что внутри. Hе гляди - она превращается в боль. Спасибо - жив.

Колокольчики.

Это за ним:

Я вас ждал. Я вас с нетерпением ждал. Спасибо. Пожалуйста. Вот тут у нас свет. Да. Это ванная, а вот здесь руки... Полотенцем этим... Да. Пшел вон!!! Извините - кот. Разбойник. Бегемотом зовем. Hу что вы! Какое уж там. Пожалте. Hу-у-у... Проходите-проходите. Стульчик. Ага, спасибо. У всех бокалы полны? Тогда разрешите мне, как...

Aлeкceй Лyбянкo

Иллюзия голоса

Сад открыт всеми окнами в дождь. Помолчим, полежим под дождем. Знаешь, это уже было когда-то. Hа свет будем кружиться бабочками ночными. Все дороги существуют для напряженных шагов. Все цветы нужны для последнего штриха на твою красоту. Ты просто красавица. Озираюсь путником на жемчуг твоих зубов. Как грубо - "зубов", "волков", "дубов". Есть "зубки", "волчишко", "дубок"...

В траве струился мириад огней

Aлeкceй Лyбянкo

Телефонные наслаждения

Звонок

- Алле?

- Московское время пять часов. С добрым утром товарищи...

Весь день был бесповоротно испорчен!!!

x x x

- Вам письмо - в ушах зазвенел тоненький голосок и вслед за этим рука, покрытая сплошной зеленоватой (болотной) шерстью про тянула конверт. Е-х-хо-хо! Существо посмотрело на меня невинными глазами без зрачков, налитых кровью...

- Приятного аппетита.

Популярные книги в жанре Современная проза

Мария Рыбакова

Братство проигравших

Неудачное стечение обстоятельств, которое я называю своей жизнью, привело к тому, что история Кассиана увидела свет.

Я издатель. Мне тридцать шесть лет. Я издатель и люблю книги. Мне тридцать шесть, я не стар и уже не молод. Я издатель, я люблю книги, я работаю в старом доме. Мне тридцать шесть, я не стар и не молод, не то чтобы счастлив, но и несчастным меня назвать нельзя.

Есть люди, которые помнят себя в пеленках, я же вынес из раннего детства два-три воспоминания. По праздникам мы ездили в загородный дом родителей отца. Из его окон видны горы и озеро. Предполагалось, что там очень красиво, и мать, поставив меня на балкон, указывала вдаль и говорила: "Смотри, какая красота!". Но мне всегда было холодно на балконе и в этом деревянном доме. Сестра оказалась равнодушной к красоте и не скрывала этого. Я же пытался, хотя и слабо, изобразить на лице восторг, потому что (мне казалось) иначе обидится мать, родители отца и сам этот вид с балкона. Сестра, награжденная здравым смыслом, никого не боялась обидеть и если любила, то по-настоящему.

Святослав Юрьевич Рыбас

Уже нет прежней игры

Анищенко грустно поглядел на свой стол. Это был безобразный канцелярский стол с двумя тумбами и с зеленым сукном. Толстый лист оргстекла прикрывал сукно, на нем стояла лампа с зеленым абажуром и лежала конторская книга, размеченная синими линиями. Анищенко еще не отучился от таких. "Старая привычка, - подумал он. - И все привычки у тебя старые. Новых не приобрел".

На левой стороне книги были два графика: одна веточка поднималась круче, чем вторая, и, хотя расхождение было невелико, Анищенко знал, что это отдает неудачей.

Hинель Садыкова

Муза в окружении

Я положила свою голову на стол лицом вниз. Из-за края стола виднелась часть клавиатуры, покоящейся на выдвижной доске. Красная буква "ю" цепляла взгляд и не хотела отпускать, меня зачаровали ее округлости и насыщенность цвета. В голове лениво бродили обрывки мыслей: "Купить сметаны и творога...", "Позвонить и напомнить...", "К черту все...".

Я вздохнула и подняла голову. Запищал телефон.

- Але.

Максим Самохвалов

АМФИБИЯ

UNDERGROUND

- Бабуш, а бабуш? - я стоял около кресла и раскачивал бабушку со страшной силой, отчего та недовольно попыхивала.

- Чего тебе надо? - бабушка недовольно отложила спицы и подняла очки с толстыми линзами себе на лоб.

У деда вчера сперли из улья мед, раздавив при этом ценную пчелиную матку... От огорчения он пьет на кухне водку.

Дед смотрит мутным взглядом на котенка, а потом тычет желтым пальцем.

Максим Самохвалов

Я HЕ ОДИH!

- Ты лучше по обходной дороге, в лесу снега много, - советует пожилая, краснолицая от мороза почтальонша, протягивая телеграмму.

Поезд приходит в три часа ночи.

Дед.

Я ощущал себя осиновой чуркой, в березовой поленнице семейных взаимоотношений.

Hе помнил деда, он никогда не приезжал к нам последние годы. Воевал, работал учителем, держал несколько ульев, но внезапно собравшись, уехал, в середине шестидесятых, на северную реку Оленек.

Судьбу не обмануть и от нее не убежать. Руслан Градов, альфа серых волков, осознал это в тот момент, когда почувствовал свою истинную пару в маленькой девочке, дочери той, с кем он когда-то хотел соединить свою жизнь. Прошлого уже не исправить, а вот за свое счастливое будущее ему теперь придется побороться…

Никогда бы не подумал, что буду работать в сфере образования, но уж точно и догадаться не мог, что стану учителем начальных классов, возьму под опеку больше двадцати детей и буду от них без ума. Это я и моя довольно удивительная, если не сказать – странная история.

Их разделяет почти сто лет. Они волки-изгнанники, отрекшиеся от клана и стаи. Волки, так и не принявшие свою суть. Волки, так и не сумевшие стать волками… Их разделяет почти сто лет, и возможно, что они никогда не встретятся. Кроме как… во сне?..

Однотомник. Первая книга цикла "Эрамир".

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Т.Луценко

Создатель "Человеческой комедии"

Вступительная статья

Бальзак О. Гобсек; Евгения Гранде; Отец Горио

Оноре де Бальзак родился 20 мая 1799 г. в г.Туре. Его отец, крестьянин по происхождению, в годы революции стал чиновником и коммерсантом, разбогатев за счет поставок провианта армии.

В восемь лет родители определили мальчика в Вандомский коллеж, пребывание в котором оставило тяжелый след в сознании писателя. Здесь господствовал суровый полумонастырский режим. Дети не имели каникул, годами жили в стенах коллежа вдали от семьи. Грубые и невежественные учителя часто прибегали к телесным наказаниям, обучение было сухим и схоластическим. Втайне от наставников юный Бальзак много читал. Книги несколько скрашивали его мрачное существование в коллеже, помогали переносить муштру и казенщину. Так продолжалось шесть лет. Под конец нервы подростка не выдержали - он заболел, родители вынуждены были взять его домой.

Давным-давно в далекой Галактике...

Считанные дни до осады Набу. Боевой флот Торговой Федерации во главе с вице-королем Нуте Гунраем готов осадить солнечный мир набу и гунганов.

Галактическая Республика в чудовищном кризисе. На Корусканте, центре цивилизованного пространства, несмотря на все усилия верховного канцлера Валорума, Сенат поражен алчностью и коррупцией. В отдаленных уголках Галактики все торговые пути контролируют гигантские станции набирающей силу Торговой Федерации.

Но теперь даже Торговая Федерация оказалась под перекрестным огнем — пираты и рейдеры нападают на ее корабли, а террористы требуют положить конец торговой тирании.

Для тех, кто борется за сохранение Республики, настало время испытаний. Последняя надежда Галактики на рыцарей-джедаев — вечных хранителей мира и справедливости. Один из лучших рыцарей Куай-Гон Джинн вместе со своим учеником Оби-Ван Кеноби оказываются в ключевой точке катастрофы Галактической Республики...

Сенаторы Кос Палпатин и Бэйл Органа, магистр Йода и канцлер Валорум, правители Торговой Федерации Нуте Гунрай и Даултай Дофайн в преддверии Первого Эпизода Звездных Войн!

Евгений Аркадьевич ЛУЧКОВСКИЙ

"И ПРОЧИЕ ОПАСНОСТИ!"

Рассказ

Этот день для Эдуарда Баранчука начался исключительно неудачно. На работу он проспал и потому, наскоро умывшись, сунул в рот огромный кусок колбасы и стал запрыгивать в брюки. Одновременно он еще натягивал свитер, но слегка запутался в нем. Ботинки Эдуард шнуровать не стал и, схватив куртку, ринулся в коридор, на ходу проверяя, на месте ли пропуск, права и запасные, "свои ключи" от замка зажигания и багажника. Пренебрежительное отношение к обувной фурнитуре не замедлило сказаться самым фатальным образом: в темном коридоре он наступил на шнурок, зацепил висящую на гвозде раскладушку, та в свою очередь сбила велосипед и самопроизвольно разложилась, перегородив все. Эдик промчался по этим хрустящим и звякающим предметам, вылетел на лестничную площадку. Там стояла полуглухая соседская испуганная бабушка, у ног ее жался испуганный пинчер.

Лучников Алан

Пасквиль, гнусный пасквиль!

Пpедупpеждение:

Все события, пеpсонажи и печатные издания этого pассказа являются абсолютно вымышленными. Все совпадения с pеально существующими событиями, пеpсонажами и печатными изданиями, а также ассоциации с таковыми и аллюзии на таковых являются абсолютно случайными.

Посвящается***.

"Жила-была Катя."

Цитата из этого pассказа.

I.

Однажды я написал pассказ.