Вторая закрыта

Виктор ещё раз прошёлся по комнате, оглядывая стены, когда его Ксанка, наконец, не выдержала:

— Берём квартиру, или ты расстаться с ними никак не решишься?

Он фыркнул, конечно же, про себя, чтобы не задеть её, и кивнул, уперев взгляд в окно:

— Да, пожалуй что. Борис Михайлович, так всё же, что с ценой, может быть скинем ещё немного? А то ведь всё же не двушка, получается…

— Вторая закрыта. — Веско подтвердил хозяин. — Я и так скинул вам… двушку.

Другие книги автора Дмитрий Константинович Алкар

«Чёрная Кровь Победы» — шпионский исторический приключенческий роман. Молодой офицер Красной Армии оказывается случайно втянут в многоходовую интригу, ведущуюся между разведками СССР и Великобритании в предвоенные годы. Ставка в этой игре — само существование Страны Советов. И только от молодого Рябова зависит — сможет ли он пройти этот путь до конца и остановить планы британской разведки, собирающейся поставить на колени Родину…

«Тени Реальности: Час Быка». Книга вторая дилогии «Тени Реальности».

Ярт пытается выйти на след своего главного врага, ведь он не верит, что тот погиб. Алуайа, тем временем, плетёт свою сеть, втягивающую в себя больше, чем можно представить. Потерь и лишений становится всё больше, но это совсем не конец. Бывший ранее забывшим своё прошлое тарологом, ныне Ярт теряет последние капли человечности, как в облике, так и во внутреннем самоощущении. Кажется, что сам Мир решил испытать его на прочность и сломать. Только вот сломан Ярт был неоднократно, поэтому это его не остановит в поиске, расследовании, мести и желании добиться власти. Он готов на всё. На что готовы его враги?

В Мире — где каждый враг другому, а если считает себя другом — то это временно или только скрывает некую выгоду? А события движутся вперед, персонажи окончательно погружаются в пучину моральной и физической деградации на пути к обретению… чего? Что кем движет? Задумается ли об этом кто-то кроме Ярта? Да и сам Ярт… будет ли он размышлять или отдастся падению? Оба мира стоят перед краем кровавых изменений и никто не знает этого, никто не остановит поступить новых владык, извращенных собственным прошлым…

Искупление можно обрести только в полной тьме…

Аннотация:

Тени Реальности. Роман в двух частях. Полностью дописан. Окончательная правка. Детективный роман в жанре городской дарк-фэнтези! Ярт - профессиональный таролог, живущий и работающий в Столице. С непростым прошлым и, вроде бы, стабильным будущим. Занимается своим профессиональным бизнесом на своей делянке, абсолютно не заморачиваясь на собственном прошлом и окружающей действительности. Но однажды к нему поступает очень денежный заказ, за который он берется, еще не подозревая какими для него последствиями это обернется. Его затягивает омут странных и необычных событий, заставляя расследовать дело, которое ему нужно решить уже не только из-за столь любимых им денег, но и для собственного выживания. Через призму расследования читателю и Ярту придется столкнуться с древними сектами, демонами, организациями и всем возможным андеграундом Столицы на различных планах Реальности. Необходимая пометка: структура сюжета необычна тем, что ГГ узнает нечто новое для продвижения в своем расследовании с помощью погружения в различные астральные варианты действительности, называемые Тенями. Из чего высвечивается своеобразная структура Древа Действительности. Что правда в его видениях и видениях других людей и существ? Друзей и противников? Это тоже вопрос. Но в любом случае - прошлое ВСЕГДА нанесёт свой ответный удар. И даст знать о себе, как бы ты ни собирался о нём забыть... А ведь враги - умны, хитры и безжалостны. В этом они могут переплюнуть даже успокоившегося и разленившегося Ярта... И они используют каждую его слабость, что достичь своих целей и свести свои счёты. Друг с другом, тихим лентяем Яртом и самим Миром!

Популярные книги в жанре Ужасы

Первый роман трилогии "ЭЗРАЭЛЛЬ".

Беспокойная тетка Я ходила по комнате своей тетки и не знала, что здесь вообще можно делать. Мне все казалось чужим, особенно доставали запахи залежалых лекарств. Да еще тетку похоронили как-то странно: поставили гроб рядом с глыбами глины, а в могилу не опустили. Несколько старушек и пару стариков плакали и сморкались в платочки. Из молодого поколения на похоронах была только я. Старушки поминки организовали где-то у себя и в комнату тетки даже не зашли. Я к ним не пошла, потому что брезгливо относилась к их бедности и затхлости.

В новой антологии собраны тридцать пять классических и современных историй о вампирах, принадлежащих перу таких известных авторов, как Клайв Баркер, Роберт Блох, Нил Гейман, Тацит Ли, Ким Ньюмен, Кристофер Фаулер, Брайан Ламли и других.

Загадочные, жестокие, аристократичные, сексуальные, бесстрастные, как сама смерть, и способные па самую жгучую страсть, – вампиры уже не первое столетие остаются притягательной и модной темой мировой литературы и кинематографа.

Исторгнутые извечной тьмой или порожденные человеческими суевериями; исчадия зла или жертвы рокового недуга; звероподобные кровопийцы или утонченные ценители алого вина жизни – вампиры обязательно завладеют если не вашей кровью, то неотступным вниманием.

Ночью в доме, окруженном дубами, творятся страшные вещи. Этот дом – дверь в иной мир, который удается увидеть одному из героев рассказа. Встреча с неведомым заканчивается плачевно.

Сегодня у меня было видение. Я шел вдоль железнодорожного полотна и курил. Шел и думал или думал и шел. Пройдя неопределенно долго, я услышал плач младенца. И тогда пошел я по направлению плача. Вскоре впереди я увидел коляску с младенцем, которая стояла на середине железной дороги между рельсами. Я подошел к коляске. Увидев меня, младенец подмигнул мне и начал смеяться. Я поднял его на руки, но в этот момент он стал кричать и плакать и успокоился лишь тогда, когда я его положил на место. Младенец посмотрел на меня из своей коляски, рассмеялся и сказал:

Где-то в городе таилось чудовище. Откинувшись на подушки лимузина, Торн Спенглер позволил своему мозгу остановиться на этой мысли, обдумывая ее неторопливо и с таким же удовольствием, с каким маленький мальчик обсасывает леденец. Он представлял себе монстра шагающим по освещенной улице или сидящим в дешевом гостиничном номере, со свернутыми щупальцами, затаившегося под оболочкой, которая делала его похожим на мужчину, а возможно, и женщину. А жизнь в городе вокруг продолжалась. «Привет, Джефф. Ты слышал? Они останавливают все автомобили. Какое-то происшествие со шпионами… Моя сестра хотела вылететь в Таксон, а ее вернули. Мой двоюродный брат, работающий на космодроме, говорит, что никакие корабли, кроме военных не прилетают и не вылетают. Наверное, произошло что-нибудь серьезное».

Ровно в половине восьмого я встал, подошел к окну и отдернул занавески. За окном — еще одно холодное лондонское утро. Мерзко.

Мисс Колгрэйв по-прежнему восседает на стуле, там, где я ее оставил. Я одернул задравшуюся на ней юбку — перед завтраком женское тело выглядит не очень аппетитно — и отправился на кухню. Налив себе чашку чаю и поставив вариться яйцо, я закурил. Первая утренняя сигарета всегда доставляет мне огромное удовольствие.

Если писатель-профессионал берется записать байки, бродившие по институту и его общежитиям двадцать лет назад, то получиться может что угодно: и юмористическая проза, и криминальный триллер, и ужастик, приправленный мистикой… Странные, очень странные истории случались со студентами и преподами ЛИАПа, порой смешные, порой страшноватые.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Если разбитую вазу склеить - будет ли она прежней? Если начать жизнь заново - не повторишь ли старых ошибок? Герой теряет все, что ему дорого и не видит смысла в дальнейшем существовании. Но есть друзья и есть виртуальная реальность, где можно начать новую полноценную жизнь. Обычная история о обычном человеке в обычном вирте. Только чем отличается реальность от виртуальности? Где пролегает грань между материальным и цифровым миром? Создатели игры, сами того не подозревая, при помощи всех пользователей начинают СОЗДАВАТЬ НОВУЮ РЕАЛЬНОСТЬ. Не вычитано.

Дорогие ребята!

Вы, наверно, уже читали книги известного украинского писателя Всеволода Нестайко — «В стране солнечных зайчиков», «Необычайные приключения Робинзона Кукурузе и его верного друга одноклассника Павлуши Завгороднего…», — которые выходили у нас.

«Незнакомец из тринадцатой квартиры, или Похитители ищут потерпевшего…» — как бы продолжают веселые, занимательные приключения Павлуши Завгороднего и Явы Реня, бывшего Робинзона Кукурузо. Это они, наши давнишние друзья, будучи в Киеве, с помощью старого актера Максима Валерьяновича приобщились к киноискусству. А вернувшись домой, в село Васюковку, и создали у себя ВХАТ.

Что это такое — ВХАТ, вы узнаете, когда прочитаете эту повесть.

Второй офицер Джон Петерсон вышел в отставку и прибыл на Каринтию в поисках работы. Частный детектив Стив Виналек предлагает ему работу. Нужно лететь на планету Венцеслав, чтобы найти одного ученого, который нашел способ победить проблему путешествий во времени, нашел способ, чтобы вернуть вчера.

Эта книга — собрание избранных писем, полученных Ильей Эренбургом в 1916–1967 годах. Среди них очень мало довоенных — их Эренбург сжег в Париже в 1940 г. (сохранились лишь черновые варианты нескольких писем Брюсова, Волошина и Цветаевой). Но зато архив Эренбурга начиная с 1940 г. был богатейшим. Среди адресатов писателя — выдающиеся деятели мировой культуры XX века, крупные общественные и политические деятели: Брюсов, Ахматова, Н.Я. Мандельштам, Б. Пастернак, Твардовский, К. Симонов, Бродский, В. Гроссман, Паустовский, Шварц, Каверин, Казакевич, В. Некрасов, Ю. Домбровский, В. Шаламов, А. Эфрон, Шкловский, Якобсон, Эйхенбаум, Лихачев, Эткинд, Вяч. Вс. Иванов, Ю. Лотман, Ф. Вигдорова, Мейерхольд, Таиров, Коонен, Ф. Раневская, Эйзенштейн, Прокофьев, Шостакович, Бухарин, Коллонтай, Рокоссовский, Пикассо, Шагал, Сарьян, Ле Корбюзье, Хемингуэй, Стейнбек, Сартр, Ж.-Р. Блок, Арагон, Кокто, Мальро, Веркор, Сименон, Моравиа, Фейхтвангер, Амаду, Неруда и многие другие.

В книгу включены также избранные письма родных, любимых женщин, фрагменты военной и депутатской почты. Последний раздел книги составляют письма сочувствия, адресованные жене и дочери Эренбурга после его кончины.