Вторая в Семье

Если вы живете в Амфии. Да не просто живете, но еще и являетесь практикующим магом. К тому же вам не хватает своей Силы и вы решаете использовать Изначльную, колдуя при этом в запретные дни? Тогда берегитесь! Ибо за вами придет Она…

Отрывок из произведения:

Небо ещё не накрыло предзакатными сумерками, но жители деревни уже разбегались в тревоге по своим домам, спешно оставляя на завтрашний день не оконченные дела, наглухо запирая окна и двери. Безлунных ночей здесь опасались так же сильно, как и полнолуния. Возможно, страхи были необоснованны, но люди справедливо полагали, что в такой ночи лучше быть осторожными, но живыми, чем навсегда остаться смелыми, но мёртвыми. Конечно, власти не единожды возвещали обывателям, что вся нечисть и нежить давно изловлена или находится под пристальным контролем Совета Магов.

Популярные книги в жанре Фэнтези

Бравый сапер королевской армии Тод, считает, что слово "герой" по всем параметрам устарело. Героями называются лишь дураки, готовые умереть за пару песен менестреля и непродолжительную славу. Они спасают дам, дерутся на дуэли. А он не делает ничего. Обожая дешевые трактиры, пиво и девочек легкого поведения, мошенник Тод взирает на жизнь с простотой портового забулдыги. Но когда к нему в руки попадает магический амулет погибшего мага, вся его дешевая философия начинает рушиться, а судьба упорно и настойчиво подталкивает его к иной роли в этой жизни…

Аннотация:

Рассказ: Фэнтези. Всё (почти всё), что я знаю о творчестве. Рассказ размещается для участия в конкурсе "Блэк Джек – 3". По итогам голосования жюри занял 1-е место. По решению С.Логинова – 4-е.

Опубликовано в газете "Просто фантастика", N1`2005.

Романтическая сказка о дружбе и любви.

Срубленное дерево, если его использовать на доброе дело, не умирает, а обретает новую жизнь. Дома или беседки, пустячной поделки для утешения души, мебели, даже двери или половицы. Погибает оно, только став никому не нужным, выброшенным на свалку или обочину, где сгнивает и становится гнездом для гнуса, личинок, зловредных микроорганизмов.

Лучше вывезти списанную или сломанную вещь на дачу, за город, где сжечь - в печи, камине, в веселом, обдуваемом ветерками костерке.

Единственное, во что они верят, это удача. Для вполне безобидных жителей безымянной планеты их суеверия превыше здравого смысла, жизни, будущего.

* * *

В научной фантастике Рик Нойбе дебютировал рассказом «Военнопленные» (1994) и с тех пор опубликовал около двух десятков рассказов и повестей в профессиональных журналах (главным образом, в «Isaac Asimov's Science Fiction Magazine») и «оригинальных» антологиях. В соавторстве с Робертом Шофелдом и Джудит Трейси Нойбе составил антологию «Убийство и нанесение увечий в Godbox за миллиард долларов в день» (2006).

История об одном оборотне и о том, как не легко ей, обладая даже нечеловеческой силой, спасти друзей. Ради этого она даже готова идти на сделку с самой Смертью...

То, чего требует от меня мой господин, суть невозможно и немыслимо. Как может один человек описать весь мир? Конечно, можно маленьким карандашом очертить большой круг, но если круг так велик, что даже с высочайшей из башен незаметна его кривизна, то карандаш сотрется, едва начав свой труд. Сколькими голосами может говорить один голос? Как описать мне хоть один камень и какой камень мне избрать? Если я начну с того, что Земля есть третья планета в системе из девяти, что вращается она вокруг небольшой желтой звезды на среднем расстоянии 93 миллиона миль, что период ее обращения составляет 365 дней, а осевого вращения – 24 часа и обладает она спутником Луной, что я сказал, как не то, что год есть год, месяц есть месяц, а день есть день – а это вы и так уже знаете.

В старом каменном урочище было много змей, зато трава там росла настолько пышная и сочная, что она все равно продолжала гонять своих коз туда каждый день.

– Козы вошли в тело, – заметила как-то Нана. – Куда ты их водишь пастись, Сита?

Когда Сита ответила: «В старое каменное урочище в лесу», Нана вздохнула: «Это же так далеко», а дядя Хира пробурчал: «Ты поосторожнее там со змеями». Только заботились они, конечно, не о ней, а о козах, поэтому она не стала им говорить о белом ослике.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Сергей Седов - сказочник добрый и немного грустный. А ещё он - философ и волшебник, самый настоящий, и очень скромный. Сам он никогда не будет рассказывать вам о том, как он хорош - об этом поведают его истории.

Как всякие хорошие волшебные истории, сказки Сергея Седова дарят надежду, но не впаривают её, как опытная торговка на базаре, а демонстрируют самый краешек, а уж читатель, если он, конечно, человек внимательный, волен за этот краешек потянуть, потянуть, да и вытянуть всю надежду на волю, из пыльного угла, где она таится.

Сергей Седов удивительно экономно расходует слова - в его коротких притчах помещаются целые эпосы, миры и вселенные. Не потому, что он ленится описывать их подробно, а потому, что он умеет при помощи одной фразы передать содержание десятков ненаписанных страниц. Это и есть - волшебство.

Первое отдельное издание сочинений в 2-х томах классика польской литературы Стефана Грабинского, работавшего в жанре «магического реализма».

Писатель принадлежит той же когорте авторов, что и Г. Майринк, Ф.Г. Лавкрафт, Ж. Рэй, Х.Х. Эверс. Злотворные огненные креатуры, стихийные духи, поезда-призраки, стрейги, ревенанты, беззаконные таинства шабаша, каббалистические заклятия, чудовищные совпадения, ведущие к не менее чудовищной развязке — все это мир Грабинского.

Он хотел убить ее. Но не смог. Он с самого начала решил, что убьет ее, как только она… Не получилось. Он потерял контроль над собой, увлекся. Он втянулся в странную, волнующую игру, которая заставила его потерять голову. Он дошел до того, что начал строить планы, включая в них ее!

Все шло так гладко, так легко, и, когда он уже почти достиг цели, вмешалась судьба. Он был на волосок… не от смерти, нет - от невероятной, неслыханной, сказочной удачи! А удача - дама капризная. Когда ее слишком настойчиво преследуют, она начинает выскальзывать из рук. Она не любит охотников. Бесшабашные гуляки, безумцы и влюбленные - вот ее короли, принцы и принцессы. Удача неразборчива… Как несправедливо!

У Ашота Кареновича была маленькая мастерская. Прямо на дому. На обувную фабрику она, разумеется, не тянула, но работа Ашота Кареновича славилась далеко за пределами подмосковного города Сходня. Делал Ашот Каренович и мужскую, и женскую обувь, но немного - ровно столько, чтобы прокормить семью, в которой было шесть человек, да выучить в областном педагогическом институте племянника, который решил почему-то заняться ковроткачеством, а потому и учился на соответствующем факультете. В гости к дяде он приезжал редко, общался с ним посредством телеграмм, которые не баловали Ашота Кареновича разнообразием просьб. Ашот Каренович его понимал. Что хочет молодой и здоровый парень от столицы, что ждет от нее? Развлечений, разумеется. Отказать ему Ашот Каренович никак не мог, парень рос сиротой, и, кроме дяди, у него никого не осталось. Нет, жили какие-то дальние родственники в Армении, но слишком уж далеко была Армения, туда если и посылать телеграммы с просьбами о помощи, все равно они дойдут в искаженном виде и текст будет прочитан следующим образом: «У меня все хорошо, ни в чем не нуждаюсь. Приветы Гагику, Денизе и Тимуру».