Вторая радуга

Однажды люди, проживающие между 80-м и 100 меридианами обнаружили, что отгорожены от остального мира преградой неведомой природы. Жизнь на этом участке несколько изменилась, и не к худшему, но тайна всегда требует разгадки…

Отрывок из произведения:

С утра Ермолай глянул на календарь: зиме осталось два дня. Сразу вспомнилось странно застывшее, производящее тревожно щемящее впечатление лицо Ольги Аникутиной. Эвенки, на зиму отсылавшие детей и некоторых женщин в Ручейный, вот-вот должны были возвращаться в свои лесные чумы. У них учебный год кончался в конце марта, тогда как юноша, как и полагалось в русских школах, должен был сидеть за партой до конца мая. А там ещё и экзамены…

Мимолетно позавидовав Ольге, он поскорее проглотил завтрак и выскочил из избы. Идти в школу вместе с отцом — учителем — он не хотел и сейчас в очередной раз изобрел какой-то предлог, чтобы уйти пораньше. Впрочем, он давно подозревал, что отец с матерью догадывались об истинной причине его раннего выхода в школу и оттого с готовностью выслушивали любые отговорки. Из соседней избы, как по команде, одновременно вышла Инка, как бы случайно замешкавшись на крыльце. Калитку она открыла аккурат в тот момент, когда он проходил мимо.

Другие книги автора Ким Сатарин

Его разбудило жужжание шмеля. Ондей быстро засунул руку за ворот рубахи, приложив указательный палец к сенсору инфона. Опознав хозяина, инфон отключил звонок будильника. Ондей сел, прислонившись к бревнам башни спиной, оглядел спящих на полу вповалку людей. Прохладный рассветный воздух из прорубленных в стене щелей охлаждал кожу. Все же и он не в силах был разогнать стоящую в помещении вонь. Поморщившись, пока никто его не видел, Ондей растолкал троих из спящих и пошел вниз по лестнице.

Тело прикопали неглубоко: кому ж охота ради случайного чужого бродяги стараться. Могилу накрыли дёрном, чтобы в глаза не бросалась и ненужных мыслей не пробуждала. Молодёжь вопросительно уставилась мне в глаза, с надеждой, что Старший отпустит их по завершении дела.

— Ли и Фарид пойдут к Пальцу. Заберётесь на скалу, оглядитесь там вокруг. До вечера смотреть по сторонам будете. Остальные могут идти в деревню, — мои слова молодёжь встретила восторженно, исключая, пожалуй, Ли.

Это и фантастика, и мистика, и психология

вообще-то юмор, хоть и фантастика

Аромат кофе достиг моих ноздрей и рот немедленно наполнился слюной. Я с наслаждением вытянул ноги, сидя в кресле за шкафом, и откусил кусочек печенья, прикрыв глаза. Если целыми днями не отрывать взгляда от монитора, проектируя разные строения для нужд сельского хозяйства, такие вот минуты отдыха начинают казаться наполненными неземным блаженством.

Рядом, за шкафом, тренькнул телефон. Трубку взял Артем.

— Добрый день, Вадим Петрович… да, он здесь. Позвать? Хорошо, передам.

А ведь никаких предзнаменований накануне не было. Ей-богу, не было. Поднявшись с утра, Чапай обнаружил, что печь не топлена, форточка открыта и по немытому, загаженному полу гуляет злой сквозняк. Подруга жизни по прозвищу Колода спала, сладко причмокивая. Нечёсаные грязные волосы закрывали опухшее лицо. "То-то ей тепло," — со злостью подумал Чапай, захлопывая форточку. Печь топить было нечем, да и не к чему — на дворе уже май. А вот жрать хотелось. Заглянув в старенький холодильник, приватизированный недавно на чьей-то даче, Василий Чакмаев, известный среди приятелей как Чапай, вытащил оттуда одинокую трехлитровую банку и пошарил в мутном рассоле ладонью. Выудив огурец, он жадно его схрумкал и вновь запустил руку в рассол. Следующий огурец оказался последним.

С утра в туалете образовывалась толчея. То сын не хотел оттуда выходить, справляя свои утренние дела, то дочь истерически кричала, что не может она показаться на людях с такой-то мордой, лихорадочно намазываясь перед зеркалом. А время шло, можно сказать, неслось, в такт неумолимым прыжкам стрелки будильника. Наспех проглотив завтрак, не побрившись, Николай Федорович Ляхов выскочил из дома, на ходу задергивая молнию китайской куртки. Вечная утренняя спешка, хоть и раздражала своей бессмысленностью и неизбежностью, все же отвлекала от мыслей гораздо более мрачных.

— Ты что мне даешь, лахудра безрукая! В этой куртке только мусор выносить. Синюю подай, маразматичка!

— Ох, Сашка, доведет тебя твой язык до беды.

— Язык меня до Киева доведет. Я пошел, чао!

Я жду, лежа на песке возле скал. Над головой недвижно висит солнце, заливая все вокруг беспощадным светом. Я щурю глаза, вглядываясь в проходы возле скал. Никого. Скучно.

Я потягиваюсь, обмахиваясь хвостом. Зачем? Здесь нет мух. Откуда я знаю о мухах, которых никогда не видел? Об этом позже…

Популярные книги в жанре Фэнтези

Фэнтэзи. Вещь довольно серьёзная и грустная.

Его всю жизнь звали трусом. И попав в ряды государевой дружины, он все равно остается им же. И изменить его сможет лишь любовь.

Раньше Маше нравилось ходить с Денисом в это кафе. Уютные столики, тихая музыка и мягкий свет, отражающийся в зеркальных шариках под потолком, — все это говорило ей, что хозяин заведения обладает вкусом и чувством меры.

Но сегодня Маша чувствовала себя неспокойно. Окружающее давило на нее: и эта музыка, и этот свет, и эти люди, которые постоянно пялились на нее со своих мест, словно на прокаженную. «Зачем я себя накручиваю? — думала Маша. — Никому нет до меня дела, каждый занят собой…» Но избавиться от дискомфорта не удавалось. «Надо сказать Дэну…» — подумала она, но не успела додумать мысль до конца, как Денис собственной персоной возник перед ней и поставил на столик два мороженых и две чашечки кофе. Маша улыбнулась. Денис сел на свое место.

Он ушел, ушел в который раз, распевая одну из вечных своих песенок, и когда он спел последнюю, — этого никогда никто не узнает. А она снова осталась одна, ждать его, как было четыреста лет подряд, и так будет впредь.

Неспешная мелодия Грига, словно дымка, проникала из коридора сквозь неплотно прикрытую дверь больничной палаты.

Женщина прислушалась. В самом деле, она узнала бы его мелодию из тысячи других — хотя как давно это было. Почти тридцать лет назад.

«Войду я в комнатку твою,
За мною сказок шумный рой,
Я песенку тебе спою,
А ты глаза закрой.
Сад полон сонной тишины,

О том, как опрометчиво давать своей фирме имена древних богов, да стариков обижать.

По утру лаяла очумелая собака…

«Духи! Душманы приехали!» — раздалось с улицы. «Молодых пригнали!» — понеслась благая весть от одного к другому. «Где? Откуда?» — и пошло, поехало… Курилки опустели. Все, кто был в казарме, высыпали наружу и теперь заинтересованно всматривались вдаль, туда, где за густыми, но аккуратно подстриженными кустами акации мелькали бритые головы новобранцев.

— Вот они, зайчики, — молвил Киреич и смачно сплюнул под ноги. — Вешайтесь, духи!

Свежий шестибалльный ветерок, как сумасшедший, теребил защитный комбинезон. Я прикрыл глаза ладонью, но ветер прилепил её ко лбу. Пришлось повернуться боком. Разжав пальцы, я таки глянул в сверкающий борт звездолёта и рассмеялся. На меня взирало чье-то плющевое безволосое лицо, с одной стороны напоминающее студень, с другой — больного флюсом. Этот ветер навеял кучу воспоминаний, которые полезли из головы наружу и, воспользовавшись замешательством, скрылись в дебрях предательской планеты. Я было погнался за ними, чтобы впихнуть обратно, но увяз в болоте и жутко вымазался.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Люди, готовящие к изданию эту книгу, уверены, что граждане России должны знать не только свои обязанности. У каждого из нас есть права, защищающие гражданина от произвола, и не знать о них – значит подвергать себя и свой бюджет ежедневной угрозе.

Книга содержит уникальный материал по штрафным санкциям и пеням в различных областях: ГИБДД, ЖКХ, налоги, кредиты (в том числе ипотека) и др., где порой действуют свои, сложные, а порой и довольно противоречивые правила. Зная о них, вы сможете уверенно вести себя с сотрудником дорожной полиции и не переплачивать за коммунальные услуги и кредиты.

Не тратя время на поиски юриста, вы самостоятельно легко решите вопрос, связанный с неудовлетворительным оказанием услуг в сфере ЖКХ, оградите себя от вымогательства или злоупотреблений инспектора дорожной полиции, не попадетесь в ловушку кредитного договора и сможете избежать ошибочных требований налоговой инспекции.

Аннотация издательства:

Герой Советского Союза генерал армии Александр Терентьевич Алтунин прошел по фронтовым дорогам Великой Отечественной войны сотни огненных верст. О своем участии в боях под Смоленском, в Крыму, в Белоруссии, на берегах Вислы и в Германии он рассказал в повествованиях мемуарного характера "Повесть о тревожной молодости" и "Звезды над Вислой", вышедших в Воениздате Они и легли в основу этой книги. Автор дополнил их главами о своей довоенной жизни и о своей службе в Вооруженных Силах в послевоенные годы.

Мир спал. И ему снилось, что безликая, как смерть, и немая, как пустота, ночь осталась позади, и на смену ей пришел день, полный образов и звуков.

Мир спал, погруженный во мрак, в котором терялся подслеповатый пламень застывших, точно стражи у дверей, факелов.

Все, на что был способен алый, шипящий змеиным клубком, огонь, это расплодить множество длиннохвостых теней. Они заполонили все стены, расползлись по полу, разнеся на своих мохнатых паучьих лапках красную пыль — охру — ту саму, которой обычно посыпают тела умерших, чтобы вестники смерти не потеряли их в могильной тьме катакомб.

Никто не замечал, не задумывался, сколь мы высокомерны? Как сильно переоцениваем себя? Какого не обоснованно хорошего мы все о себе мнения? А я вот заметил, и замечаю дальше, раз за разом. Может, я тоже высокомерен, может… Может. Наверно так и есть. Здесь не всё так описано, именно как на самом деле в жизни происходит, тут наглядно, какие-то моменты подчёркнуты, люди так не говорят и не делают напрямую, но без завуалированной формы, они поступают именно так.

Мы смотрим фильмы, читаем книги. Как-то никто не замечал такой мелочи, что во всех книгах и фильмах люди предстают идеальными не совершающими ошибок существами. Мы всегда умнее, быстрее, добрее и лучше, чем пришельцы. А если у инопланетян технологии и лучше, то те всегда предстают в виде шизиков, которых земляне так быстро и эффективно обманывают.

Даже в фильме чужой против хищника, и то бравая негритянка, признавая силу чужих и хищника, в конце так браво убивает королеву. А между прочим…

А что прочим? Читайте сами.