Вторая экспедиция на Странную планету

Через двадцать лет на Странную планету прилетает вторая экспедиция. Странные явления ожидают землян на этой Странной планете. Капитан звездолета Антон Новак в процессе исследований разрушает «ракетку», являющуюся одной из многих на этой планете. И только после этого он понимает, что экспедиция встретилась с кристаллоидами, разумной расой. Опасаясь за участь Земли, Антон принимает необдуманное решение — уничтожить рой «ракеток», последовавших за кораблем.

Отрывок из произведения:

Косматый пылающий диск Ближайшей стремительно погружался за желто-красные зазубрины горизонта. Вместе с ней торопливо ныряли за скалы окрестные звезды. Вся ослепительная пиротехника заката длилась не более минуты.

Разведывательная ракета стояла наклонясь на каменистой площадке. В кабине было тихо и темно, хотелось молчать.

Вверху засветился овальный экран, на нем показалось продолговатое лицо телеметриста Патрика Лоу, дежурного по звездолету:

Другие книги автора Владимир Иванович Савченко

Содержание: Открытие себя, роман, стр. 5—346 Тупик, философский детектив в четырех трупах, стр. 347—436 Испытание истиной, повесть—исследование, стр. 437—504 Встречники, повесть, стр. 505—570

Владимир Иванович Савченко родился в 1933 г. Окончил Московский энергетический институт. Фантастику начал писать еще в студенческие годы. Первые опубликованные рассказы - "Навстречу звездам" и "Пробуждение доктора Берна".

"Черные звезды" - сборник ранних произведений писателя. Произведений, полных романтики приключений и азарта научного поиска! Произведений, вошедших в "золотой фонд" отечественной фантастики - и по сию пору не утративших своего обаяния!

Содержание:

Черные звезды (повесть) С. 5-222

Алгоритм успеха (повесть) С. 223-276

Призрак времени (повесть) С. 277-404

Час таланта (повесть) С. 405-496

Перепутанный (рассказ) С. 497-547

Владимир Борисов. Изменить ход цивилизации (послесловие) С. 548-556

Савченко Владимир

Тени Чернобыля в повести "Черные звезды" (1960)

Тени Три-майл Айленда и Чернобыля в "Черных звездах"

Приоритетные данные повести; первые публикации:

- М., журн. "Знание - сила", N12 1957, тир. 90 тыс.экз (отрывок)

- Киев, журн. "Знання та праця" (укр.), NN 3-12 1958, тир. 45 тыс.экз.> Переводы на 5 языков. Суммарный тираж ок. полумиллиона экз.

- М., Детгиз РСФСР, альманах "Мир приключений", 1959, тир. 90 тыс.экз.

Известнейшая повесть, опубликованная в 1960 году и «сделавшая имя» Савченко.

В Америке и Советском Союзе ведутся разработки ядерного изолятора «нейтрида» — сверхматериала, обладающего идеальными свойствами, без труда выдерживающего ядерный взрыв, и антивещества — нового могучего источника ядерной энергии. Кто будет первым в борьбе с природой? Одно из этих открытий достигается лишь ценой жизни двух исследователей.

Между написанием «Черных звезд» и сегодняшним днем случились две крупнейшие ядерные катастрофы: Тримайл-Айлендская в США (1979) и наша Чернобыльская. И обе они… не сказать: описаны, — но вполне определенно отражены в повести!

Книга дается с «ретропредисловием» автора.

Владимир Савченко — прозаик и драматург, автор нескольких повестей, пьес, киносценариев и многих рассказов. За его плечами немалый жизненный опыт: воспитанник суворовского училища, офицер-зенитчик, он окончил факультет журналистики МГУ, работал литсотрудником в «Комсомольской правде», инженером на автозаводе имени Лихачева. Его произведения печатались в журналах «Новый мир», «Простор», «Москва», «Знание — сила» и других, по его сценариям поставлены телефильмы «Аптека Голубые Шары» и «Два капитана».

«Тайна клеенчатой тетради» — первая историческая повесть писателя. Она посвящена одному из самых мужественных, бесстрашных русских революционеров — Николаю Васильевичу Клеточникову. Проникнув в самый центр царского сыска, он в течение двух лет служил для революционного подполья надежным щитом и громоотводом, фактически парализовал деятельность полиции.

Архивные изыскания позволили автору существенно дополнить имеющиеся в исторической литературе сведения о Клеточникове.

Владимир Савченко

Где вы Ильин ?

(др.назв.: Навстречу звездам)

REM: Предлагаемый Вашему вниманию рассказ был первоначально опубликован в более идеологизированном варианте с названием "Навстречу звездам". В дальнейшем Савченко сократил часть текста, добавил другую и изменил название на "Где вы, Ильин?.."

В настоящей публикации оба рассказа совмещены. Текст, имеющий обычный черный цвет соответствует второму варианту. Текст, имеющий темно-зеленый цвет - тот, который был в первоначальном варианте, но впоследствии сокращен автором. В необходимых случаях текст, добавленный в последний вариант, но отсутствующий в первом, выделен курсивом

Через сорок лет вернуться к вещи, которую считал своей неудачей, и найти для нее новое решение, само по себе, наверно, фантастика. Повесть написана в 1961 году, долго нигде не брали, возвращали с ругательными отзывами. Наконец, опубликовал в переводе на украинский в киевском журнале «Наука та життя», на украинском же и издал в «Молоди» позорным по тем временам для фантастики тиражом 30 тыс. экземпляров. И стояла, как сирота, эта книжица на полке единственная непереиздававшаяся, ни на какой язык непереведеная.

Насколько я махнул на нее рукой, видно из того, что перенес отсюда в роман «За перевалом» эпизод с перехватом; так раскурочивают негодные для работы устройства. И рукопись утратил. Обычно я сжигаю рукописи после издания на русском, когда есть из чего сделать расклейку; а с этой не стал и дожидаться. Настолько мне внушили, что вещь никуда не годится.

В 2000-м перечитал: да нет, какого черта, — идейка-то хороша. И до сих пор не эксплуатируется. Да и исполнение не хуже, чем нынче пишут. И — взялся переводить обратно на родной язык. Вчитался — ожили персонажи, завели проблемы — со второй половины стал писать заново. Затем и первой досталось.

Теперь судите: удача или неудача.

Владимир Савченко – известный в нашей стране и за рубежом писатель-фантаст. Каждое его произведение – размышления о важнейших проблемах бытия. Какую бы книгу В. Савченко мы ни взяли («Черные звезды», «Открытие себя», «Час таланта», «Испытание истиной», «За перевалом», «Похитители сутей») – повсюду проникновение в сущность человеческого призвания, поиск разгадки тайн Мироздания. Что такое Вселенная? Кем является человек? Куда мы идем? Эти и другие глубоко проблемные вопросы поднимаются и в первом романе дилогии. «Должность во Вселенной» – название многообещающее. Не эфемерный человек, а Сотрудник Матери Мира, Великой Природы. Не эксплуататор сил и возможностей, а любящий сын, Творец, Врачеватель, Целитель. С этой точки зрения книга очень актуальна. Второй роман дилогии «Время больших отрицаний» написан автором значительно позже. Практические исследования в НИИ приводят к изобретению НПВ-Ловушек: устройств, посредством которых Неоднородное пространство можно вытянуть сколь угодно далеко, взять и переместить то, что там есть. Ловушки оказались очень кстати для полуразрушенного Института – и в духе времени; благодаря им он не только не разорился, не был «прихватизован», но обогатился и развернул еще более масштабные работы. Автор планировал создать сериал из пяти романов: «Должность во Вселенной», «Время больших отрицаний», «Промежуточный материк», «Отсчет от конца света» и «Особая зона Вселенских интересов (Проект 25 миллионов)». Первый был написан и издан (1992, 1993), второй закончен, но опубликован только через 10 лет после смерти автора, остальные автор написать не успел.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Еще никто не построил тюрьмы, из которой нельзя бы было убежать», — любил повторять он.

Звали его Роджер Дейрут. Он был невысокого роста — пять футов один дюйм, соответствующий вес — сто три фунта, шапка непокорных черных волос, длинный нос, широкий рот и блеклые выцветшие глаза, которые, скорее, отражали, нежели абсорбировали, все то, что попадало в поле их зрения.

Дейрут прекрасно знал название своей тюрьмы — Дальняя космическая разведка или просто Служба-Д. Он считался одним из ветеранов службы и по-своему даже любил ее. Но подобно мятежному изгнаннику, что нашел приют на белоснежных пляжах маленького острова в южном море, пристрастился к своему гамаку и скверному рому из сахарного тростника, но не утратил мечты о возвращении к зеленым холмам доброй старой Англии, Дейрут не уставал повторять, что рано или поздно пошлет к черту опостылевшую службу и вновь обретет долгожданную свободу.

Прижаться спиной к ребристой стене и не дышать. Раз, два, три… Пол чуть ощутимо дрогнул. Вдох. Раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь. Выдох. Раз, два, три. Вдох. Теперь бежать. Бежать, согнувшись, потому что над головой, словно гнездо окаменевших змей, — трубы. Пол снова дрогнул под ногами и, кажется, стал чуть теплее. Из трубы над головой со свистом вырвалась струйка пара. Всё.

Когда у меня есть минута покоя, я снимаю кепку. Защитная пластина на макушке перекрывает родничок, это не очень заметно поначалу, лишь слегка неприятно, словно кто-то проводит над головой рукой. Но уже через полчаса я теряю сверхчувствительность, словно слепну на один глаз и глохну на одно ухо. Начинаю присматриваться и прислушиваться с напряжением, и от этого ломит в висках и ноет между лопатками. К счастью, сверхчувствительность восстанавливается, стоит ненадолго освободить канал родничка. Терпимая плата за возможность защитить голову. А вот фонарик между бровями мне нравится — хорошо, когда есть стекло в области третьего глаза. Горный хрусталь, говорят, лучше, но я не пробовала, не знаю. У Ночки есть, но на то она и доктор. Хороший доктор у нас бесценен, ей нельзя терять чувствительность.

Юла верещала, ползая по столу, становилась «на голову» и вращалась так дальше; по стенам вагончика чиркали, срываясь с блестящих боков волчка, яркие цветные полосы.

Кравченко машинально ловил любимую игрушку дочери, раскручивал снова. Настроение было подавленное: жена уехала отдыхать, захватив с собой дочурку, а вместо нее приезжает комиссия по проверке работ.

Он вздохнул, вышел из вагончика. От окоема, подминая травы, неторопливо двигалась плотная широкая тень. Кравченко задрал голову и невольно поежился: закрывая полнеба, в выси полз гигантский дирижабль, обвешанный гигантскими опорами ЛЭП-500, похожими с земли на миниатюрные елочки.

Сектор Hорьена, галактика Голубая Сфера.

(названия нет)

Лейтенант Hик Гилер сидел перед картой города и рассматривал нанесенные на нее значки. Уже не первый день в городе происходили зверские убийства на улицах. Полиция сбилась с ног, пытаясь отыскать преступника, но все старания были тщетны. Пару раз кто-то брал след, но оба раза подоспевшие отряды находили мертвых полицейских, убитых неизвестным оружием.

Тела жертв были словно изъедены неизвестным веществом. Анализ трупов показал присутствие непонятных примесей, похожих на останки от воздействия кислоты на живую ткань.

Союз Хийоаков.

Hаблюдения за рэкталами в ИРМ (Имитатор Реального Мира).

(без названия)

В неведомой глубине космоса, в далеком от множества звезд уголке, в бесконечной пустоте внезапно возник стеклянный пузырь, наполненый воздухом, а внутри него две женщины. Оказавшись в невесомости они повисли в центре сферы и несколько мгновений молча смотрели друг на друга. Для стороннего наблюдателя это, конечно же, показалось бы чудом, если бы он не заметил промелькнувшую за мгновение до этого едва заметную голубую молнию, исчезнувшую именно в том месте, где возник этот весьма странный объект. Впрочем, для Алисы (так звали одну из женщин) подобное появление было вполне обыденным делом.

В рубке космического корабля темно, горят только экраны да легкая подсветка у самого пола. Люди, а их тут ровно десять, напряженно всматриваются в показания приборов. Нет голосов, только легкий шум производимый дыханием людей, да еле заметный шелест работающей аппаратуры. Основные экраны пусты, что бы не отвлекать людей от напряженного поиска. И только один из десяти не вчитывается до рези в глазах в показания хитроумной аппаратуры, он сидит неподвижной глыбой посреди рубки, чуть дальше остальных, взгляд черных чуть навыкате глаз этого человека лихорадочно мечется от одного человека к другому. Капитан космического разведчика ждет, что ему сообщат его люди.

Как-то раз шел я по Арбату (вообще-то живу в одном из переулков рядом с ним, но по Арбату хожу редко) и зашел в антикварный магазин. И увидел справа от входа в витрине между двух подзорных труб странную шкатулку металлический плоский ящичек сантиметров двадцать длиной, семь-восемь шириной и два с небольшим — высотой. Похожий скорее на большую готовальню. Наверное, в нем держали бумаги или документы. Мне показалось интересным оформление. Во-первых, было видно, что шкатулка старая.

В совхоз, расположенный в когда-то бесплодной пустыне Гоби приезжает корреспондент газеты. Здесь, среди парков и широких проспектов нового города, он увидел удивительных животных, похожих на бело-розоватых слонов без хоботов…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Сам Сергей Павлов сказал о себе так: «Я космонавт, который не летал». Поэтому неудивительно, что самый известный его роман, «Лунная радуга», посвящен именно освоению Внеземелья, трудностям, опасностям и невероятным открытиям, ожидающим человечество на этом нелегком пути. Глубокая разработка характеров, напряженный сюжет, убедительные описания техники и быта наших потомков делают повествование увлекательным и достоверным.

В романе Айзека Азимова «Роботы и Империя» действие происходит спустя два столетия после событий «Роботов Утренней Зари».

Волна эксппансии с Земли на другие планеты набирает силы и появляются конфликты между космонитами (жителями Внешних Миров) и поселенцами (потомками землян). Глэдия, женщина-космонитка, которую с Илайджем Бейли связывала искренняя любовь, до сих пор еще жива — ведь космониты живут три-четыре столетия. Жив и ее враг — доктор Амадейро, который после смерти доктора Хена Фастольфа вновь вознамерился отомстить Земле, заселившей уже немало планет…

Почему идеологии заговора накануне решающих событий находились вдали от столицы и не готовились к выступлению, а уничтожали компрометирующие рукописи? Почему главные вожаки вообще не явились на Сенатскую площадь? Если декабристы были теми рыцарями без страха и упрека, какими принято их изображать, — почему столь многие из них сломались на следствии, отреклись и покаялись? Действовали они по собственному почину или были лишь пешками в чужой игре? Наконец, могли ли они победить? И чем обернулась бы для России их победа? Свободой и процветанием? Или национальной катастрофой?

Авиационно-исторический журнал, техническое обозрение. Оставлены только полные статьи